Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2.3.2. Дистанция власти

  Неравенства существовали, существуют, и будут существовать всегда и в любом обществе. Они могут касаться материального или социального положения, власти, образования, здоровья или индивидуального проявления и т. д. Но в каждом обществе люди по-разному относятся к факту неравенства.
  Хофстид дает следующее определение дистанции власти. Дистанция власти (от малой - до большой) - это степень, в которой люди, не имеющие власти или имеющие незначительную власть, согласны с тем, что власть в обществе распределяется неравномерно [12].
  Страны, где люди преимущественно согласны с тем, что власть должна быть распределена неравномерно, а отношения в обществе базируются на неравенстве, относятся к культуре с большой дистанцией власти. В культурах с маленькой дистанцией власти люди стремятся к равномерному распределению власти.
  Это различие можно продемонстрировать следующей конкретной ситуацией. «В 1809 году парламент Швеции низложил короля Густава IV за слабое правление и неожиданно пригласил наполеоновского генерала Жана Баптиста Бернадотта стать королем Швеции. Тот согласился и стал королем Карлом XIV, потомки которого правят Швецией и по сей день. Во время коронации новый король должен был выступить с речью в парламенте.Бернадотт выступал на шведском языке. Однако его язык был так плох, что члены парламента осмеяли речь Бернадотта. Во Франции никто и никогда не позволил бы ни себе, ни другому смеяться над королем. Поэтому Бернадотт так обиделся, что никогда больше не говорил на шведском языке.
  В этой ситуации Бернадотт стал жертвой культурного шока: во Франции никогда такого не было, чтобы подчиненные смеялись над королем. Историки подтверждают, что Бернадотту было очень тяжело приспособиться к шведскому и норвежскому менталитету (в дальнейшем он также стал королем Норвегии) и к конституциональным правам своих подчиненных. Однако он оказался хорошим учеником (если не считать языка) и правил страной вплоть до 1844 года, заслужив уважение и славу» [12].
  Во Франции и Швеции по-разному относятся к неравенствам. Это и послужило причиной культурного конфликта в ситуации, рассмотренной выше. Если во Франции принято сохранять дистанцию в отношениях и уважать статус короля, то в Швеции, наоборот, считается вполне нормальным посмеяться над королем. Хофстидом были получены количественные данные, характеризующие параметр дистанции власти в разных странах. Результаты данного исследования представлены в табл. 29 [12]. В первой колонке таблицы указан порядковый номер страны от большого к маленькому (1 - для страны, с самым большим индексом дистанции власти и 53 - для страны с самым маленьким индексом). Следует еще раз подчеркнуть, что индекс дистанции власти является не абсолютной характеристикой, а показывает позицию разных стран относительно друг друга.
  Дистанция власти изменяется от страны к стране, от культуры к культуре. Проследим, как в сознании человека формируется дистанция власти (а также остальные параметры культуры из модели Хофстида). Согласно пирамиде Хофстида, на уровне культуры происходит «коллективное программирование» сознания. Этапами «программирования» выступают семья, школа (университет) и работа. Влияние этих социальных институтов на мировоззрение человека велико. Сопутствующими факторами «коллективного программирования» являются государственная власть и идеология той страны, где живет человек (рис. 22).

Таблица 29

Таблица 29

  Именно в семье начинается первый этап «ментального программирования». Традиции, правила и нормы поведения передаются ребенку от окружающих его взрослых людей.

Рис. 22. Этапы коллективного программирования

Рис. 22. Этапы коллективного программирования

  Так, в семьях из стран с большой дистанцией власти ребенок должен уважать и слушаться старших - родителей, бабушек и дедушек, дядей и тетей и даже старших братьев и сестер. Непослушное, независимое поведение и самостоятельность не поощряются. В обществе с большой дистанцией власти ребенок познает мир через опыт родителей, а не сам. Как следствие, на протяжении всей жизни человек остается зависимым от родителей (например, принятие важных решений, только посоветовавшись с родителями), которые являются авторитетом для своих детей.
  В семьях из стран с маленькой дистанцией власти отношения родителей и детей основаны на равенстве. На детей распространяются те же права и ответственность, только пропорционально возрасту. Ребенку позволено возражать родителям, с раннего детства он учится говорить любят бо«нет». Поощряется самостоятельность и независимость. Родители позволяют ребенку самостоятельно познавать окружающий его мир, учат контролировать свои поступки.
  Представим такую ситуацию. В США мама с ребенком собираются пойти на озеро погулять. Малыш начинает капризничать и говорит, что не будет надевать теплую кофту. Мама на это не возражает (но незаметно берет с собой эту кофточку). Она не будет его упрашивать и силой заставлять одеться (как это принято в культуре с большой дистанцией власти). Ребенок сам принял решение, он сделал свой выбор. Когда они приходят на озеро малыш начинает мерзнуть и понимает, что надо было одеться потеплее. На что мама скажет: «Ты мерзнешь? Если ты захочешь все-таки надеть кофту, посмотри в сумке, возможно, я ее захватила». Ребенок пойдет и оденется. Этот пример говорит о том, что человека с самого раннего возраста учат самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. Поэтому, когда дети вырастают, они не чувствуют зависимости от родителей и решения, которые повлияют на их дальнейшую жизнь, принимают самостоятельно.
  В школе (а затем и в университете) начинается следующий этап коллективного программирования. Отношения между родителями и детьми заменяются отношениями между преподавателями и учениками. В обществе с большой дистанцией власти к учителям относятся с почтением (причем, чем взрослее учитель, тем большего уважения он заслуживает). Когда в класс заходит преподаватель, ученики должны встать, это подчеркивает дистанцию власти. Процесс образования ориентирован на учителя. Он сам выбирает, какие предметы следует изучать. В классе поддерживают строгий порядок и дисциплину. Ученики на уроке отвечают только тогда, когда их об этом попросят, т. е. по инициативе учителя. В таком обществе уровень знаний ученика зависит от способностей и мастерства учителя. Учитель всегда прав, он мудрый, взрослый и уважаемый. Учитель говорит истину, не вызывающую сомнения, поэтому с ним нельзя спорить, а тем более критиковать его действия. За плохое поведение или неуспеваемость ученика могут наказать. Наказания вообще считаются хорошим методом формирования характера ребенка.
  В обществе с маленькой дистанцией власти центральной фигурой процесса образования является ученик. Он сам выбирает те предметы, которые хочет изучить. Он может задавать вопросы учителю и спорить с ним. От ученика ожидают инициативу в процессе обучения. Учитель и ученик воспринимаются друг другом как равные. Причем с молодыми учителями намного легче выстраивать такие отношения, поэтому их льше, чем взрослых преподавателей. Примером может служить атмосфера в американских классах. Студенты сидят расслабленно, поведение неформальное. Никто не встает, когда заходит учитель. На уроке идет обсуждение, студенты постоянно тянут руки, желая задать вопрос или ответить.
  В культуре с маленькой дистанцией власти в школах не принято наказывать детей, потому что это может оскорбить ученика. Преподаватель стремится индивидуализировать процесс обучения, помочь ученику разобраться в том, что непонятно, и дать каждому студенту те знания, которые он хочет получить. Поэтому качество полученного образования в основном зависит от индивидуального вклада самого ученика.
  Следующим этапом коллективного программирования является работа. Здесь неравенство отражается на отношениях между начальником и подчиненным. В одних культурах неравенство отношений является нормальным явлением, в других это могут расценить как ущемление прав.
  На работе в странах с большой дистанцией власти неравенство служит основой иерархии в отношениях. Подчиненный и начальник изначально не могут быть равны. Очень много контролирующих органов на каждой ступени иерархии, от чего возникает бумажная волокита и бюрократия. Подчиненным постоянно говорят, что им надо сделать, а решения принимает только высшее руководство. В итоге власть принадлежит ограниченному числу людей.
  Конкретная ситуация. «Скотт, влиятельный предприниматель, выработал план по модернизации станкостроения на Украине. Данная отрасль вполне могла бы встать на ноги, если к уже существующему оборудованию прибавить средства, предназначенные для разработки современного машиностроительного оборудования. Помогая Украине, Скотт рассчитывал получить внушительный доход.
  Скотт работал с командой из Нью-Йорка, чтобы была необходимая поддержка в претенциозном предприятии. Скотт совершил предварительный визит на Украину, чтобы прозондировать там почву в правительственных кругах, выявить чиновников, которые имеют не только достаточное представление о станкостроении, но и желание модернизировать эту отрасль промышленности. Таких людей Скотт нашел на средних ступенях власти.
  Предварительные переговоры прошли хорошо. Скотт вернулся в Нью-Йорк со списком имен официальных лиц, занимающихся проблемами данной отрасли, с которыми он успел уже переговорить. Там он получил разрешение от своих партнеров вести официальные переговоры. Немало времени и денег было потрачено, чтобы убедить специалистов по станкостроению в Правительстве Украины в том, что проект очень выгоден. Несмотря на многообещающий прием официальными лицами Украины, спустя два года упорной работы и значительных денежных затрат, оказалось, что Скотт и его команда ни на йоту не продвинулись к подписанию заветного контракта» [13].
  Дело в том, что Украина принадлежит к странам с большой дистанцией власти. Власть в организациях крайне централизована, а подчиненные зависят от своих руководителей. Они не будут действовать, пока высшее руководство не скажет, что надо сделать.
  Еще одна конкретная ситуация. «Синтия, работница одной английской компании, была направлена в Индию. Проект по повышению производительности компании предполагал сотрудничество с индийским руководством. Одной из задач Синтии и ее команды было ознакомление индийских супервайзоров с тем, как принимать эффективные решения на производственных участках.
  По приезду в страну ее ожидали неприятные сюрпризы. Она попросила подыскать ей гостиницу, ожидая оказаться в современном номере со всеми удобствами. Тот номер, что был ей предложен, совсем не соответствовал ожиданиям. Конечно, он располагался как можно ближе к компании, но там были ужасные условия - жара, отсутствие нормального санитарного узла, воды и телефона.
  На этом ее неприятности не закончились. Оказалось, что обучение супервайзоров идет гораздо медленнее, чем она рассчитывала. Они не принимали во внимание утвержденные временные рамки и постоянно использовали время впустую, совершая разнообразные ритуалы и читая молитвы (английский персонал предполагал, что они молятся Богу Надежды Хинду, чтобы он помог их команде). В конце концов, супервай- зоры, большинство из которых были женщины, были обучены тому, как увеличивать производительность. Но производительность так и не увеличилась» [13].
  В данной ситуации проблема заключается в культурных различиях. Индия - страна с большой дистанцией власти. В обществе принято, что важные для компании решения не могут принимать подчиненные (и тем более женщины), это прерогатива управляющих предприятием (и обязательно мужчин).
  В странах с большой дистанцией власти идеальный начальник воспринимается как «великодушный автократ» или «хороший отец». Отношения между подчиненными и начальником носят эмоциональный характер (некоторых начальников боготворят, а некоторых просто ненавидят). Большего уважения заслуживают более взрослые и опытные руководители. Размер заработной платы зависит от занимаемой должности, поэтому у руководства она значительно больше, чем у работников. Физический труд менее престижен, чем умственный. Руководство имеет привилегии и подкрепляет свой авторитет внешними признаками (дорогая одежда, машина, отдых на курортах, обучение детей за рубежом и т. д.).
  В обществе с маленькой дистанцией власти начальникам нежелательно выделяться, иметь привилегии и подчеркивать свой статус: все должны пользоваться одной парковкой и есть в одном кафе. Иерархия должностей существует только для удобства управления. Профессиональные знания и умения являются критерием получения власти. Возраст руководителя не имеет большого значения, поэтому в странах с маленькой дистанцией власти начальниками часто становятся молодые люди. «Идеальный начальник - это находчивый (и поэтому уважаемый) демократ» [12]. Руководитель должен помогать и разъяснять, а не приказывать и контролировать. Управление организацией децентрализовано, мало контролирующего персонала. Высококвалифицированный ручной труд ценится больше, чем малоквалифицированная офисная работа. Разница в заработной плате между высшим и низшим звеном управления не так уж велика. Подразумевается, что перед принятием решения начальник должен посоветоваться с подчиненным или хотя бы известить его о своих намерениях.
  В табл. 30 [12] представлены основные различия в семье, школе и на работе между обществами с маленькой и большой дистанцией власти. Следует подчеркнуть, что реальный человек, несмотря на принадлежность к тому или иному типу культуры, не будет на 100 % придерживаться поведения, характерного для данного типа культуры, а займет некую промежуточную позицию, зависящую от его индивидуальных качеств.

Таблица 30

Таблица 30

  Дистанция власти проявляется и в отношениях между органами государственной власти и населением страны. В культуре с большой дистанцией власти существует негласное правило о том, что каждый должен знать свое место. Власть - основа общества.
  Власть не означает законность и правоту. Власть означает силу, статус, привилегии. Доходы населения распределены неравномерно. Много бедных людей, а все национальные богатства сосредоточены в руках очень маленькой группы людей.
  Обычно в таких странах существует однопартийная система: на выборах представлено несколько партий, но побеждает всегда одна и та же. Человек, обладающий властью, зачастую ею злоупотребляет. Он всегда будет в центре всевозможных скандалов. Но это никак не отразится на его деятельности. Обычно виновными оказываются те, кто стоит на низших ступенях иерархии, а не руководство. В странах с большой дистанцией власти часто проходят бунты, массовые выступления, забастовки. Внутренняя политическая борьбы вызвана недовольством органами власти. Но даже если на место старого представителя власти приходит новый, то через какое-то время он начинает вести себя так же как его предшественник.
  В обществе с маленькой дистанцией власть должна быть законна и рассудительна. У всех должны быть одинаковые права и обязанности (и у органов власти, и у простого населения), поэтому неравенство в обществе стараются свести к минимуму. Доходы населения распределены более равномерно, чем в странах с большой дистанцией власти (и даже налоговая система ориентирована на уменьшение разрыва в доходах).
  Власть - инструмент служения обществу, а не способ получения богатства и статуса. «Властные люди не любят использовать формальные символы, подчеркивающие высокое социальное положение; отказываясь от них, они усиливают неформальный статус: например, министр может добраться до работы на троллейбусе или метро» [12].
  Конкретная ситуация. «Норвежская королевская семья не только ограничена в своих полномочиях по сравнению с другими монархиями, она вообще намного меньше и приземленнее. В отличие от огромного количества придворных и аристократов, которое ассоциируется с умершими монархиями во Франции и России, а также от «качающейся» английской короны, норвежская монархия состоит всего-навсего из четырех человек. Его Величество король Харальд V, его жена королева Соня и их дети - принцесса Марта Луиза, физиотерапевт по профессии, и наследный принц Хокон. Королевские дети ходили в обыкновенную государственную школу, а Хокон отслужил положенное во флоте. Постоянный контакт с подданными устанавливался многими путями. Так, например, во время нефтяного кризиса в 1973 году король Олаф V, отец нынешнего короля Харальда, поехал кататься на лыжах в окрестностях Осло (заметим, что это один из любимейших простыми норвежцами видов спорта). Он сел в трамвай и заплатил за билет - и норвежцы свято верят в то, что это был не специально задуманный популистский шаг (в отличие от подобных хождений многих политиков в народ, сопровождаемых вспышками фотокамер), но естественный королевский поступок. Совершенно случайно рядом оказался фотограф и сфотографировал инцидент, что само по себе тоже, по мнению норвежцев, совершенно типично для страны...» [17]. Дело в том, что Норвегия является страной с маленькой дистанцией власти, поэтому между королем и подданными не существует большого неравенства.
  В обществе с маленькой дистанцией, если человек обладает властью, значит он профессионал в своей области. Он принимает решения и сам должен нести за них ответственность. Скандалы, в основном, приводят к концу политической карьеры. Во внутренней политике редко случаются беспорядки с применением насилия. Обычно в странах с маленькой дистанцией власти существует многопартийная система.
  Идеология страны, навязанная обществу властью, влияет на поведение людей. В мировой истории многих философов интересовал вопрос неравенства и власти. В Китае, еще в 500 г. до н.э., Конфуций отметил, что стабильность общества основана на разнице отношений между людьми. Младшие уважают старших, старшие защищают младших. Со временем конфуцианство стало идейным стержнем всей китайской культуры. «Китайская культура повлияла на многие страны - Сингапур, Гонконг, Юная Корея, Тайвань и Япония. Люди в этих странах принимают и уважают неравенство в обществе, но считают, что силу власти надо сдерживать и использовать ее только в соответствии с обязанностями» [12].
  Идеи древнегреческого философа Платона (который говорил, что в обществе должно быть равенство, но в то же время выделял ограниченный круг элиты, члены которого должны быть лидерами и управлять страной) повлияли на культуру Греции, которая в настоящее время занимает промежуточную позицию на шкале дистанции власти.
  В соответствии с теорией Никколо Макиавелли, политики делятся на «Львов» и «Лис». «Львы» - публичные лидеры, любимцы толпы, разговаривающие с ней на одном языке. «Лисы» же слабы в публичном общении, зато им нет равных в хитрых играх. При этом, считал Макиавелли, у каждого настоящего «Льва» должен быть свой «Лис» - без него «Лев» становится слабым и уязвимым для противников. Теорию Макиавелли можно перенести на различия в дистанции власти - для стран с маленькой дистанцией привычна модель «Лисы», а для стран с большой дистанцией - модель «Льва».
  Карл Маркс также интересовался вопросом власти, только он хотел отдать ее слабым. В действительности он предполагал, что власть должна принадлежать не отдельному человеку, а системе. Эта философия является частью культуры стран с маленькой дистанцией власти (к которым и принадлежит сегодня Германия). К сожалению, опыт применения идей Маркса оказался печальным для стран с большой дистанцией власти, где закон обслуживает интересы власти.
  Иногда в странах с большой дистанцией власти стараются подражать политическим идеям и идеологии стран с маленькой дистанцией власти и наоборот. Однако зачастую иностранные методики оказываются совсем неэффективными. Известно, что знаменитые японские «кружки качества» не получили развития в других странах.
  Например, экономический рост США после окончания Второй мировой войны способствовал тому, что во многих странах стали копировать американские методики управления, так как считали их самыми лучшими. Но их применение в других странах не дало ожидаемого эффекта.
  Конкретная ситуация. В США была разработана методика «Hay System», которая определяет размер базового оклада исходя из ограниченного числа переменных, поддающихся количественному измерению (количества подчиненных, размера управляемого бюджета, прибыли и т. д.). Эта система получила широкое применение, так как ее результаты считались наиболее достоверными, и каждый работник получал зарплату в соответствии со своими заслугами. Но эта методика оказалась недейственной в странах с большой дистанцией власти. В одной нефтяной транснациональной компании для менеджеров из Венесуэлы была проведена презентация достоинств методики «Hay». Венесуэльские менеджеры поддержали презентацию аплодисментами, показывая тем самым свое расположение. По завершении встречи, был организован обед, где участники смогли расслабиться и разговорились. Тогда венесуэльские менеджеры рассказали, что на самом деле они не пользуются этой сложной методикой для оценки персонала. Оказалось, что каждый год команда из шести менеджеров собирается и выбирает наиболее подходящую кандидатуру для продвижения. После чего в отделе кадров ему подбирают работу, соответствующую его новым функциям, и повышают заработную плату [11].
  Развитые страны довольно часто пытаются навязать свои технологии управления, так как считают их наиболее эффективными. Это относится к политике, идеологии, системе образования, менеджменту и т. д. Важно понимать, что копирование чужого опыта не помогает решению проблем стран, так как в каждом обществе укоренились свои ментальные установки. Проблема заключается в том, что люди не учитывают контекст культурных ценностей ни своей страны, ни той страны, чьими идеями они хотят воспользоваться.
  В табл. 31 [12] представлены основные различия между малой и большой дистанцией власти в области политики и идеологии.
  Существует много гипотез, почему в разных странах сформировалась разная дистанция власти. Хофстид их проанализировал и сгруппировал. Он предлагает следующее объяснение природы дистанции власти.
  1. Культурная дифференциация имеет историческую природу происхождения. Романские и Китайские страны были империями. В течение многих лет вся власть была сосредоточена в центре, откуда и осуществлялось управление. Люди привыкли к большой дистанции власти. В германских странах не было большой дистанции власти. Люди были разделены на множество мелких племен, групп или княжеств. А управление осуществляли местные власти.
  2. Существует зависимость между уровнем дистанции власти и географическим расположением страны. Качество жизни в основном определяется доступом к ресурсам. Если ресурсов много, климат хороший, то человек начинает лениться, ему не хочется много работать. Но кто-то должен управлять распределением ресурсов, чтобы все было правильно и справедливо, поэтому для южных стран с теплым тропическим климатом характерна большая дистанция власти.
  В северных странах совсем иные условия существования. Ограниченность ресурсов и трудные условия способствуют тому, что человеку приходится бороться за свое благополучие. Он много работает и знает, что надо рассчитывать не на власть, а на собственные силы. Поэтому для таких стран характерна маленькая дистанция власти.
  3. Также существует корреляция ИДВ и плотностью населения. Чем больше населения в стране, тем больше дистанция власти. Если населения не много, то и власть получить легче, поэтому таким странам присуща небольшая дистанция власти.
  4. Последним объяснением культурных различий является зависимость уровня дистанции власти от национального дохода. Чем богаче страна, тем меньше ИДВ. Что характерно для стран с высоким уровнем национального дохода? Это урбанистические страны; здесь сильно развита промышленность, а не сельское хозяйство; больше современных технологий; больше социальной мобильности; лучше образовательная система и больший средний класс. Это приводит к тому, что в таком обществе люди меньше нуждаются в помощи других и человек менее зависит от власти. Следовательно, уменьшается дистанция власти.

Таблица 31

Таблица 31

 
© www.textb.net