Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§ 7. Смысловые и несмысловые модели мира

  Мир «равнодушной природы», физис изучают естественные науки, отвечая на вопросы: из чего? почему? каким образом? Полученные результаты находят воплощение в технике и технологии, умножая не только возможности воздействия человека на природу, но и познавательный потенциал самого естествознания. Однако, никакие исследования, никакая «инквизиция» природы научными методами не способны найти какой-либо объективный смысл в изучаемых объектах, поскольку такого смысла в них просто нет. Открытие внутреннего строения атома, механизма наследственности, «черных дыр» во Вселенной и т.п. означает, что сегодня мы, люди, лучше, чем вчера понимаем устройство того мира, в котором мы живем, но не смысл этого устройства. Можно сколько угодно биться над вопросом - «почему светит Солнце?», но мы никогда не обнаружим ни одного грамма смысла в самой солнечной массе.
  История естественнонаучных открытий не опровергает, а подтверждает вывод, что мы живем в бессмысленном для него самого мире, физисе. При этом создаваемые естественнонаучные модели могут быть истинными или ложными, они могут быть верифицируемы или фальсифицируемы на истинность/ложность по различным критериям. В отличие от них смысловые модели мира (философские, религиозные, эстетические, нравственные) в принципе непроверяемы на истинность/ложность, если только не постулируется абсолютная истинность одной из них, в сравнении с которой рассматриваются все остальные смысловые модели. Это утверждение тем более справедливо по отношению к смысловым образам, формирующимся в сознании конкретного человека, индивида, которые представляют наибольший интерес в рамках исследуемой проблемы смысла жизни.
  Естественнонаучные и смысловые модели не разделены пропастью, они взаимопроникают друг в друга. Естественнонаучные модели мира могут, во-первых, оказывать заметное воздействие на формирование смысловых моделей и, во-вторых, сами испытывать их влияние, содержать значительный смысловой элемент. Действительно, вопрос об устройстве мира напрямую связан с вопросом о месте человека в этом мире, как с точки зрения появления мыслящих существ на Земле, так и с точки зрения существования человечества и его дальнейших перспектив. Это очевидно и не требует каких-либо пояснений. Но в связке «мир - человек» есть и другой, менее очевидный аспект, который может быть выражен в принципе, получившим название «антропного принципа»: «Вселенная устроена так, что в ней могло появиться разумное существо». В этом принципе знаменитый декартовский афоризм - «Я мыслю, следовательно, существую» - имеет продолжение: «...следовательно, существует мир, в котором я мог появиться как мыслящее существо». Трехмерность физического пространства, гравитационная постоянная, постоянная Планка, изотропность и однородность Вселенной, постоянство скорости света и другие параметры нашего физического мира могут получить объяснение с позиций этого принципа, они становятся как бы заданными конечным результатом - появлением мыслящего существа, человека разумного. При других параметрах такой результат был бы невозможен, но «я мыслю», следовательно, этот результат - неоспоримый факт действительности, а значит устройство мира должно соответствовать этому факту. Если это так, то любая естественнонаучная модель Вселенной, физического мира вообще, может и должна быть испытана на когерентность (противоречивость/непротиворечивость) с фактом существования человеческого разума. При этом сама Вселенная обретает смысл только в тех моделях, которые существованию разума не противоречат.
  В общем виде можно сказать, что естественнонаучные модели (теории, учения) имеют своим предметным содержанием сущность вещей и явлений материального мира. Эта сущность получает в них идеальную форму выражения в виде научных суждений. Сами эти суждения, раскрывающие сущность вещей и явлений, в свою очередь представляют собой сущность (содержание) естественнонаучных моделей (теорий, учений), являющихся продуктом целенаправленной деятельности человека. Любая естественнонаучная модель может быть осмыслена субъектом как по первому, ценностному признаку, так и по второму, сущностному признаку смыслового образа. По первому признаку естественнонаучная модель может быть осмыслена с философских, религиозных, нравственных, эстетических и других позиций, т.е. в той или иной системе ценностей; по второму признаку может быть выявлен сущностный смысл этой модели, т. е. ее собственно научное содержание. Так, можно говорить о ценностном смысле учения Аристотеля о шарообразности Земли, гелиоцентрической системе Коперника, теории относительности Эйнштейна и т. д. и о сущностном смысле этих учений как учений, определенным образом раскрывающих сущностную сторону природных явлений.
  Что касается самих материальных объектов научного познания, то их ценностный смысл для субъекта, посвященного в результаты этого познания, почти полностью совпадает с ценностным смыслом соответствующих естественнонаучных моделей (теорий, учений). Никакого сущностного смысла в этих материальных объектах выявить невозможно.

 
© www.textb.net