Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§ 35. Понятия «жизнь» и «смысл жизни»

  Сугубо личное отношение человека к небытию своего «Я» как невозможному состоянию не снимает проблему смысла жизни, т.е. бытия «Я», ограниченного рождением и смертью. Можно сказать, что именно эта ограниченность жизни и порождает проблему смысла жизни. Действительно, вечная жизнь не может иметь смысла не только по причине невозможности такой жизни, но и потому, что вечность в принципе могла бы вместить в себя все возможные смыслы жизни, т. е. была бы совершенно неопределенной в этом отношении. Другое дело жизнь, ограниченная определенным интервалом времени. Временная определенность жизни порождает смысложизненную определенность, хотя и допускает значительные колебания в границах этой определенности. Смысл жизни может изменяться в течение жизни, но, во-первых, число таких изменений всегда конечно и, во-вторых, всегда есть последний смысл жизни, предшествующий небытию индивида, т.е. его смерти.
  В этих рассуждениях мы, не оговариваясь особо, подразумеваем, что концепт понятия «жизнь» и концепт понятия «смысл жизни» отличаются друг от друга. Это действительно так: под жизнью мы понимаем ограниченное во времени земное существование человека, так сказать, его досмысловое существование, хотя это лишь абстракция, ибо любая собственно человеческая жизнь предполагает наличие какого-то смысла, а любой смысл жизни предполагает существование человека. Само понятие «смысл жизни», выяснением сути которого мы занимаемся, включает в себя это различие, как, скажем, понятия «свет звезды», «запах розы», «шум ветра» и т.д. Во всех этих случаях «свет», «запах», «шум» являются проявлением (можно сказать, функцией) чего-то - «звезды», «розы», «ветра». Смысл жизни это тоже проявление (функция) жизни, т.е. существования человека, и может быть в нашем абстрактном мышлении выведен за скобки этого существования, которое в этом случае и может мыслиться как «досмысловое» бытие индивида. Как только мы ставим вопрос: «В чем смысл моей жизни?» - мы тут же начинаем мыслить жизнь как что-то отличное от ее смысла, как звезду без света. Такой абстракцией жизни, не оговаривая это каждый раз, мы будем пользоваться в дальнейшем.
  Далеко не всякое проявление жизни человека в силу ее многогранности и разнообразия выходит на уровень смысложизненных оценок, например, кашель простуженного человека, испуг от взорвавшейся рядом петарды, послеобеденный сон, увлечение рыбалкой и т.д., не говоря уже о естественных отправлениях, о которых не принято вспоминать в философских сочинениях. Жизнь как лавка мелочей не может быть объектом размышлений о смысле жизни.
  На уровень смысложизненных оценок выходят такие проявления жизни человека, которые так или иначе связаны с жизнеполагающими целями, т. е. целями, от которых зависит судьба человека. Эти цели могут быть великими или никчемными, само собой разумеющимися или возникшими в результате интуитивного озарения, ясными или туманными, целостными или фрагментарными и т.д., но их объединяет одно - все они дают направление жизни человека в целом или сравнительно большим периодам этой жизни, что не позволяет ей рассыпаться до атомарного состояния. Такой всеохватывающей целью жизни было для Фауста «прекрасное мгновение», для протопопа Аввакума - истинная вера, для маршала Жукова - разгром гитлеровской Германии, для Юрия Гагарина - полет в космос, для миллионов крестьян России - хлеб... Но не следует забывать, что свои жизнеполагающие цели были и у Дракулы, Гитлера, есть они и у террористов-смертников, у серийных убийц и у других «словесных зверей», которых общество тем не менее признает людьми и судит по человеческим законам, а не убивает как бешеных собак.

 
© www.textb.net