Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§ 33. Шкала ценностей

  Жизнь человека - это абсолютная ценность, но ценность этой ценности, то, что мы называем содержанием смысла жизни, состоит не в количестве прожитых лет, а в том, что эту жизнь наполняет и что определяется ценностными установками «Я» индивида. Эти установки (ориентиры) допускают сравнение, в результате которого в сообществе людей вырабатывается некая шкала этих установок, по которой «распределяются» смыслы жизни всех членов этого сообщества. При этом, чем шире сообщество, чем ближе оно к человечеству в целом, тем адекватнее эта шкала ценностей отражает созидательные и разрушительные тенденции в обществе, которые далеко не всегда осознаются людьми таковыми в конкретном сообществе людей, скажем, в этносе, в сообществе единоверцев и т. д. Процессы глобализации явно работают на примат общечеловеческой шкалы ценностей, хотя в реальной жизни индивиды почти всегда «втиснуты» в узкие рамки тех или иных конкретных сообществ с соответствующей каждому из них шкалой смысложизненных ценностей. Тех, кто пытался или пытается выйти за эти рамки, современники приговаривают к отравленной чаше вина, как Сократа, распятию на кресте, как Иисуса, объявляют сумасшедшим, как Чаадаева, клеймят прозвищами отщепенцев и диссидентов, врагов народа, уничтожают в тюрьмах и лагерях, высылают из страны, как в советской империи и т. д.
  Как мне представляется, воображаемая, но, тем не менее, существующая общечеловеческая шкала ценностей, имеющих смысложизненное значение, отражает саму историю становления и эволюции человеческой цивилизации, поскольку на этой шкале время от времени появляются новые, более высокие отметки, «риски». Начинается эта шкала с отметок, которые соответствуют ценностям «словесных зверей», по образному и точному выражению псковского летописца. Ниже этих отметок нет ценностей, нет человека, нет и смысла жизни.
  Я не случайно назвал общечеловеческую шкалу смысложизненных ценностей воображаемой, но существующей. Действительно, эта шкала не линейка, которую можно «приложить» к человеку, к его жизни. К счастью, такой «прокрустовой» линейки человечество еще не изобрело и не дай бог, если изобретет. Здесь важны не миллиметры отсчета, а принципиальное признание того факта, что в обществе существует определенная иерархия ценностей, причем людей всегда привлекали поиски высших ценностей жизни. Под решением проблемы смысла жизни чаще всего подразумевалось открытие и обоснование таких ценностей, под них создавались мощные философские и религиозные учения. У Платона это учение о безусловном благе; у Аристотеля - этика добродетелей, к которым он причислял мудрость, рассудительность, мужество, справедливость; у Августина Аврелия - учение о божественной благодати; у И.Канта - этика долга (учение о моральных максимах); у Н. Бердяева - философия любви; в современной философии - этика ответственности и т.д. Есть и другие, не столь определенные и обоснованные, но не менее интересные решения проблемы высших ценностей и смысла жизни. Так, известный гуманист А. Швейцер выдвинул тезис, противоположный декартовоскому - «я мыслю, следовательно, существую»: «я - жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая хочет жить», из которого он вывел свой основной этический принцип - «благоговение перед жизнью».
  То, что я называю «шкалой ценностей», является шкалой сравнений, т.е. продуктом мыслительной деятельности людей, это относится и к высшим смысложизненным ценностям. Вопрос можно поставить так: имеют ли высшие смысложизненные ценности объективное содержание, или они от начала до конца - плод воображения гениальных мыслителей? Мы, по сути, уже ответили на этот вопрос: объективным содержанием высших смысложизненных ценностей является такая деятельность человека, которая совпадает с созидательными тенденциями в человеческом обществе.
  Чрезвычайная многогранность такой деятельности не может не порождать многообразие ответов на вопрос о высших ценностях жизни, которые, как их ни формулируй, не в состоянии вместить в себя всю созидательную деятельность без остатка. В эту проблему прибавляет сложности и то обстоятельство, что между созидательными и разрушительными тенденциями существует определенная диалектика взаимоотношений: созидание связано с разрушением, а разрушение - с созиданием. Отсюда неизбежная связь добра со злом, блага с не-благом и т.д. Однополюсной мир ценностей так же невозможен, как однополюсной магнит. Это не значит, что добро и зло, благо и не-благо и т. д. являются однопорядковыми ценностями с противоположным знаком. Созидание всегда требует больших усилий, чем разрушение; соответственно, добро и благо являются в волевом отношении более труднодостижимыми ценностями, чем зло и не-благо.

 
© www.textb.net