Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


14.3. Изменение системы хозяйствования в промышленности и строительстве (сентябрь 1965 г.)

  Сентябрьский (1965 год) Пленум ЦК КПСС признал необходимость восстановления отраслевой системы управления, расширения самостоятельности предприятий, более активного использования товарно-денежных отношений при сохранении надлежащего планового руководства экономикой. Пятилетний план был объявлен основной формой государственного планирования развития народного хозяйства.

Брежнев Леонид Ильич

Брежнев Леонид Ильич
Генеральный Секретарь ЦК КПСС, с 1966 года
(1906-1982)

  Создание нового хозяйственного механизма началось в промышленности, позднее - в строительстве и других отраслях. Оно осуществлялось по следующим направлениям:
  • изменение организационной структуры управления народным хозяйством;
  • изменение системы планирования;
  • расширение прав и самостоятельности предприятий;
  • усиление экономического стимулирования производства.
  Изменение организационной структуры управления. Предполагались возврат к отраслевому принципу управления промышленностью, создание союзных и союзно-республиканских министерств. Были распределены полномочия между различными уровнями в области управления и планирования производства, снабжения и сбыта.
  Расширение хозяйственной самостоятельности усилило децентрализацию во взаимоотношениях Союза ССР и союзных республик. Сохранялась система централизованного распределения материальных ресурсов. По важнейшим изделиям эту функцию выполнял Госплан, а по остальным - Госснаб.
  Для ограничения деятельности министерств в области установления цен была создана союзно-республиканская система ценообразования. Аналогично решались вопросы контроля за деятельностью министерств по вопросам труда, финансов и др.
  Изменение системы планирования
  Государственная концепция по совершенствованию планового управления состояла в усилении перспективного планирования, развитии программно-целевых методов, вариантных расчетов на ЭВМ для принятия оптимальных решений.
  Расширение хозяйственной самостоятельности предприятий предполагало сокращение числа директивных показателей, укрупнение номенклатуры выпускаемой продукции, замену оценочного показателя деятельности предприятия.
  Планируемый объем реализации в стоимостном выражении увязывался с показателями производства продукции в натуральном выражении, которые являлись основой для расчета балансов производственных мощностей, материальных ресурсов, важнейших пропорций развития народного хозяйства.

Косыгин Алексей Николаевич

Косыгин Алексей Николаевич
Председатель Совета Министров СССР с 1964 года
(1904-1980)

  Менялась система показателей плана по труду. Вместо численности промышленно-производственного персонала и средней зарплаты устанавливался общий фонд заработной платы и рост производительности труда.
  Важным вопросом была перестройка ценообразования. Проведенная реформа оптовых цен учитывала теперь фондоемкость продукции, размер платы за производственные фонды, отчисления в фонд экономического стимулирования.
  Расширение прав и самостоятельности. Предприятия получили большие права в области планирования, использования основных и оборотных фондов, снабжения, капитального строительства, утверждения штатов. Это позволяло повысить заинтересованность предприятий в сокращении сверхнормативных запасов товарно-материальных ценностей (материалов, оборудования и др.), улучшить использование основных и оборотных фондов.
  Расширение хозяйственной самостоятельности проявлялось в увеличении доли прибыли, распределяемой предприятиями. Часть оставляемой в распоряжении предприятий прибыли увеличилась с 16,5% до 42%, что явилось хорошим стимулом ее дальнейшего роста на основе увеличения производства и снижения себестоимости продукции.
  Усиление экономического стимулирования производства. Реформа предусматривала формирование трех основных фондов за счет прибыли и других собственных ресурсов:
  1) фонда развития производства;
  2) фонда материального поощрения;
  3) фонда социально-культурных мероприятий и жилищного строительства.
  Образование этих фондов усиливало заинтересованность предприятий в повышении эффективности и качества работы.
  Реализация принятых решений оказалась весьма сложной, а порой невыполнимой задачей. Тем не менее очевидно, что она дала крупный экономический и социальный эффект. Среднегодовой темп прироста национального дохода составил 7,1%, было остановлено падение фондоотдачи, реальные доходы населения выросли на 33%. Объемы производства ведущих отраслей промышленности и сельского хозяйства выросли за пятилетие соответственно на 50 и 23%, а производительность общественного труда - 37%.
  Расширение самостоятельности предприятий и использование более гибких методов государственного планирования позволяло в определенной степени «реанимировать» товарно-денежные отношения.
  Однако, несмотря на значительные экономические результаты, достигнутые в годы восьмой пятилетки, эффект реформы оказался ниже ожидаемого. Серьезная причина неудач реформ состояла в сильном противодействии новому со стороны политического руководства. В конечном итоге административная система, сохранив свое ведущее положение, вошла в конфликт с экономическим механизмом. Реформа не решила задачу повышения научного уровня планирования, предусматривающего комплексное использование всех имеющихся форм и методов, включение в практику ЭВМ, экономико-математических методов. Не получила выхода на новый качественный уровень плановая работа по улучшению структуры, сбалансированности, интенсификации производства.
  Таким образом, реальное осуществление реформы резко отличалось от объявленной концепции и конечных целей.
  Отход от идеи полного хозрасчета привел к снижению экономической ответственности предприятий за результаты своей деятельности, что особенно проявлялось в кредитной сфере. Следствием этого стал опережающий рост кредитных вложений по сравнению с ростом валового продукта и доходов бюджета в девятой и десятой пятилетках. Материальные запасы предприятий росли быстрее объемов производимой продукции, отражая снижение эффективности производства. Рост запасов финансировался за счет кредитов при снижении доли собственных оборотных средств.
  Отход от действительного хозрасчета заметно сказался на росте незавершенного строительства. За период 1965—1980 годов «незавершенка» выросла почти в 5 раз. В обороте оказалась масса платежных средств без соответствующего материального обеспечения.
  Однако последующие негативные проявления в управленческом аппарате промышленности, граничащие с бюрократизмом и волюнтаризмом, с грубыми просчетами в ведении хозяйства привели нашу страну к явлению, получившему название «застой».
  Грубые просчеты в практике хозяйствования были обусловлены серьезными нарушениями в открытом Марксом законе стоимости, игнорированием тесно связанных с ним целого ряда закономерных взаимозависимостей, объективно присущих социализму.
  Использование закона стоимости предполагает эквивалентный обмен между отраслями, предприятиями. Цены должны возмещать общественно необходимые затраты. Переоценка же роли закона стоимости означает однобокое увлечение прибылью.
  Хозяйственная реформа 1965 года повысила роль и значение прибыли, поставила ее в центр экономического стимулирования производства. Но прибыль не должна быть самоцелью производства.
  Некоторые утверждают, что чем больше прибыли получает предприятие, тем выгоднее обществу. Но это не всегда так. Ведь рост прибыли может быть и результатом завышения цен, и увеличения наиболее рентабельного ассортимента продукции, и предпочтения выпуску более дорогостоящей продукции в ущерб чрезвычайно нужной, но сравнительно недорогой, и искусственное завышение цен за счет перерасхода сырья, расширения повторного счета стоимости этого сырья и материалов, «накручивание» необоснованной материалоемкости, металлоемкости, появление приписок.
  И результат: игнорируются натуральные показатели и предвосхищаются стоимостные; недооценивается должный структурный анализ производства во имя «гонки денежного вала»; отсутствие критической оценки полученных народнохозяйственных результатов, а, следовательно, безудержный количественный рост продукции при отсутствии или преуменьшении должной оценки ее качественных результатов.
  И, наконец, финал, который никто не сможет отрицать: цены, которые превысили общественно необходимые затраты, оказываются не менее опасными, нежели цены, не возмещающие таких затрат.
  Закон стоимости автоматически не приведет завышенные цены в соответствие общественно необходимым затратам, так же как он не мог этого сделать, когда они были заниженными. Ведь цена - денежное выражение стоимости, цена - проявление закона стоимости. Стоимость же есть закон цен, т. е. обобщенное выражение такого явления, как цена.
  Поэтому, как нам известно, если продукт произведен в количестве, превышающем общественную потребность, цена на него снижается, в результате чего производство становится неэффективным или даже убыточным, а это, в свою очередь, ведет к сокращению выпуска данной продукции.
  Если же спрос на продукцию определенного вида превышает производственные возможности предприятия, создающих ее, то цена товара возрастает, а, следовательно, повышается и рентабельность.
  Сейчас делаются попытки в новой системе хозяйствования, предусмотренной рыночной реформой, дать простор стихийному колебанию цен в зависимости от спроса и предложения и соответствующего перелива капитала из одной отрасли в другую. Но пока этот механизм не достаточно отработан.
  «Косыгинской» реформой 1965 года намечалось много хороших мер, которые должны были значительно повысить эффективность общественного производства и создать дополнительные источники роста материального и культурного уровня жизни населения. И осуществление реформы, безусловно, оказало позитивное влияние на развитие народного хозяйства. Но желаемой цели она не достигла. Причин, объективных и субъективных, тут не мало. Но наиболее существенным является то, что намеченные реформой цели осуществлены непоследовательно и не до конца.
  В частности:
  1) реформой намечалось расширение самостоятельности предприятий и сокращение числа утверждаемых им показателей, на практике же число последних возросло, а самостоятельность еще больше была ограничена;
  2) реформой предусматривалось прекратить неправильную практику частых изменений утвержденных планов, а также изменений отдельных показателей плана без соответствующих уточнений других показателей. А на практике количество изменений утвержденных планов резко возросло. Годовые задания уменьшались с целью их выполнения. Корректировка планов приняла «всесоюзный размах»;
  3) аналогичная ситуация сложилась и с выполнением договорных обязательств. В частности, снизилась ответственность транспортных организаций за своевременную доставку и сохранность грузов;
  4) предполагалось создать заинтересованность у коллективов предприятий в принятии более высоких плановых заданий и считать одной из их главных задач - всемерное повышение качества продукции, но эти пункты выполнены не были. Мало того, это задание серьезно «било» по интересам предприятий и отраслей;
  5) с целью реального расширения самостоятельности предприятий, плановым органам было предложено повысить уровень технико - экономического обоснования планов путем разработки и внедрения в планирование прогрессивных нормативов и балансовых расчетов (балансов производственных мощностей и нормативных сроков их освоения, нормативных режимов работы оборудования, норм расхода материалов, сырья, топлива и электроэнергии, нормативов трудовых и денежных затрат, однако вместо нормативного планирования на практике еще шире стали применяться «среднепотолочные» методы округления на базе «достигнутого уровня»). Расход ресурсов на единицу продукции в погоне за объемом в рублях зачастую планировался выше критического уровня в предшествующем периоде;
  6) вместо намеченного приближения цен к уровню общественно необходимых затрат, на практике все более прочно укоренялся затратный принцип ценообразования на базе индивидуальных затрат;
  7) еще хуже обстояло дело в осуществлении целей реформы в сфере материально-технического снабжения. Задание «организовать торговлю средствами производства» была сорвано. Не удалось добиться и сочетания коллективных и общественных интересов.
  С первых лет осуществления хозяйственной реформы 1965 года становилось все более очевидным, что господство «вала» не только продолжается, но и усиливается. Исходная причина: до реформы премиальный фонд на предприятиях составлял 2-3% к фонду зарплаты, в ряде же отраслей большинство предприятий вообще не имело такого фонда. В соответствии же с реформой 1965 года фонды стимулирования составили уже 13-15% к фонду заработной платы и созданы они были на всех предприятиях. Появилась новая и довольно привлекательная форма оплаты труда - тринадцатая зарплата (кроме солидных промежуточных премий «ни за что»).
  К этому следует добавить строительство за счет собственных средств предприятий, т. е. отчислений прибыли от реализации излишнего оборудования и т. п., жилых домов, профилакториев, домов отдыха, пионерских лагерей и других объектов культурно-бытового назначения. Таким образом, у коллективов появились серьезные дополнительные стимулы погони за валом, при попустительстве бюрократического заси- лия в системе управления экономикой в центре и на местах.
  Общеизвестно, что нетрудовые объемы производства сродни нетрудовым доходам. Различие между ними заключается в том, что вторые уголовно наказуемы, а первые узаконены известными постановлениями, инструкциями, методиками и поэтому всемерно поощрялись морально и материально. Пути «накручивания» бюрократами нетрудовых объемов поистине неисповедимы! Например, в 1980 году на Челябинский завод дорожных машин направлялись тракторы, тягачи и автомобили из Минска, Чебоксар, Кургана и других городов - для навески на них скреперных и бульдозерных устройств. В результате такой специализации объем валовой и реализованной продукции составлял 280 млн руб., а нормативной чистой продукции, или вновь создаваемой стоимости, - немногим более 20 млн. Для государства такая «специализация» оказывалась весьма накладной, а для предприятии и министерств - особенно прибыльна. Так, Чебоксарский трактор Т-330 стоил 190 тыс. руб., а цена после дооборудования его в бульдозер ДС-94 - 217 тыс. руб. Расход на зарплату с отчислениями составлял 1.5 тыс. руб., а прибыль 15 тыс. Безусловно, Миндормаш, Минавтопром, и другие машиностроительные министерства не являлись исключениями.
  Так и получалось, что практика измерения экономического роста, оценки и оплаты работы по объему пресловутого «Вала» состояла в том, что расточительство на практике «гениально» превращалось в эффективность, в узаконенный принцип: чем больше расточительства, тем выше эффективность. В ходе «перестройки» ему придали «новое дыхание», и расточительство достигло своего апогея. Кризис в экономике резко обострился, и положение продолжало ухудшаться.
  Практическое применение лучших рекомендаций 1965 года было бы реальным лишь на строгой научной основе, при полном использовании наших возможностей, достигнутых богатым опытом и практикой на предшествующих этапах хозяйственного строительства, при решительном устранении недостатков в управлении производством и его организации на практике (а не в резолюциях и многочисленных постановлениях), в условиях борьбы с безудержным раздуванием управленческого (часто по «протекции сверху») аппарата, в условиях решительной борьбы с бюрократизмом, взяточничеством чиновников, с коррупцией в верхних эшелонах власти.
  Отказ от радикальных преобразований вел к кризису в экономике, который стал очевиден к середине 70-х годов. Однако начавшийся мировой энергетический кризис, когда мировые цены на нефть подскочили в 20 раз, а также активное освоение нефтяных и газовых богатств Сибири отодвинули его на несколько лет.
  Основной доход приносил экспорт топлива из Сибири. Нефтедоллары использовались для закупки зерна, машин, оборудования и товаров народного потребления. Только за годы девятой пятилетки импорт машин вырос в 4 раза. Однако вместо роста народнохозяйственной эффективности наблюдалось снижение производительности труда и фондоотдачи, усиление инфляции и всеобщего дефицита.
  Постоянно снижалось потребление населением продуктов питания, одежды, обуви, падал жизненный уровень. В условиях всеобщего дефицита в 1977 году были введены талонно-распределительная система на некоторые виды продуктов питания и внутренняя распродажа товаров на предприятиях.
  Проводимые реформы носили пропагандистско-косметический характер. Стали очевидны отрицательные долгосрочные тенденции в экономике: снижение рождаемости, ухудшение экологии, дефицит ресурсов. Богатые месторождения сырья в обжитых районах истощались, а освоение новых, как правило, менее богатых и удобных для добычи, требовало огромных капитальных вложений.

 
© www.textb.net