Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Новгород в экономике Древней Руси

  Новгородская олигархическая республика занимает особое место в российской истории. В течение более чем четырех столетий здесь существовал особый политический и экономический строй. Внешняя торговля играла исключительную роль в хозяйственной жизни Новгорода. Этому способствовало географическое положение северо-западного угла Руси, примыкавшего к Балтийскому морю. В этом регионе находилась Алаунская возвышенность, откуда начинались все сколько-нибудь значительные русские реки: Днепр — в южном направлении, Западная Двина, Свирь и Нева текли на запад, на восток и юго-восток — Волга, на северо-восток - Сухона, на север - Волхов, Онега и Северная Двина.
  В Новгороде проживало немало ремесленников, которые работали преимущественно на заказ. Но главную роль в жизни города и всей Новгородской земли играли купцы. Их объединение при церкви Параскевы Пятницы было известно с XII в. Его участники вели дальнюю, то есть заморскую, зарубежную торговлю. Торговцы воском объединялись в Иванское купечество. С другими русскими землями вели торговлю поморские купцы, низовские купцы и другие предпринимательские артели.
  Наиболее тесно Новгород издревле был связан со Скандинавией. В IX-XI вв. наладились отношения с датчанами, немцами (особенно «ганзейцами»), с голландцами. Летописи, акты и договоры Новгорода за XI-XIV вв. фиксируют регулярные поездки новгородских купцов в Нарву, Ревель, Дерпт, Ригу, Выборг, Або, Стокгольм, Висбю (о- в Готланд), Данциг, Любек. В Висбю была образована русская фактория. В торговой деятельности активно участвовали «пригороды» Новгорода - Ладога, Изборск, Белоозеро, Ям, Торжок, Псков, Порхов, Великие Луки. Внешняя торговля новгородцев была сориентирована исключительно на западное направление. Большую роль играл реэкспорт западных товаров в глубь Руси, далее в страны Востока, а русских и восточных товаров — на Запад. Регион Приневья и Приладожья в течение многих веков играл роль своеобразных ворот Евразии, что предопределяло экономическое значение этого региона и ожесточенную борьбу за влияние в нем.
  Длительное время, с XIII по XV в., торговые отношения Новгорода с Западом строились по преимуществу при посредничестве немецкого купечества. На торговой стороне Новгорода у торга еще в начале XII в. существовала заграничная торговая фактория - Готский двор с церковью святого Олафа. В 1192 г. Товарищество купцов Римской империи, посещающих Готланд, открыло в Новгороде Немецкий двор с церковью святого Петра. К 1370 г. в Ганзейском союзе объединились более чем 70 городов во главе с Любеком. Готский и Немецкий дворы превратились в единую ганзейскую контору - «двор св. Петра», которая просуществовала в Новгороде до конца XVII в.
  Путь иностранных купцов в Новгород пролегал по реке Неве, Ладожскому озеру, реке Волхов через Старую Ладогу. Через волховские пороги иностранные суда проводили местные лоцманы. На Гостинопольской пристани уплачивалась пошлина.
  Правила торговли Новгорода с немцами регламентировались торговыми договорами. Первый известный договор с Готландом был заключен в конце XII в. При подписании последующих договоров ганзейским купцам удалось обеспечить себе весьма благоприятный правовой статус.
  Ганзейские купцы могли беспрепятственно приезжать и уезжать из Новгорода даже в случае возникновения войны. Им гарантировалась защита личных и имущественных прав от произвола со стороны местных властей. Им разрешалось селиться в Новгороде на определенный срок, обычно на полгода, «зимние» и «летние» купцы сменяли друг друга. В отношении ганзейцев не действовал обычай берегового права, то есть право берегового владельца на вещи и личность иностранца, потерпевшего крушение у его владений. Уцелевшее в таких случаях имущество делилось судовладельцем и нанимателями судна. Ганзейцы имели право взыскивать с местных жителей торговую задолженность. Не применялся принцип круговой поруки, то есть ответственности за проступки, совершенные соотечественниками, за их убытки и долги. Имущество, которое оставалось после смерти купца, должно было передаваться родному городу покойного и затем его родственникам. В отношении ганзейцев действовали правила, облегчающие привоз и вывоз товаров, производство погрузочно-разгрузочных работ. Им предоставлялись лоцманы и перевозчики, возможность заготовки леса для судового ремонта и т.д.
  Привилегированными были для ганзейцев и правила купли-продажи товаров при заключении сделок с новгородцами. Немцы пользовались привилегией осматривать меха и требовать «наддачи» - дополнительно 30 бесплатных шкурок на 1000 в качестве компенсации за возможные изъяны в товаре. При покупке воска они могли его «колупать», проверяя на качество. Дело в том, что воск продавался «кругами» и в «кусках». Вес круга за XIV-XV вв. увеличился с 80 до 160 кг, а масса куска была в четыре раза больше. При «отколупывании» большие отколотые куски стоили намного дешевле, чем воск в кругах. Немецкий двор добивался покупки только чистого воска белого цвета, что нередко удостоверялось оттиском официальной печати со словами «товар божий». Новгородские же купцы должны были производить закупки без осмотра, измерения и взвешивания - по образцам. Немецкие сукна продавались кипами, соль - мешками, мед, вино и сельди - бочками по 10 пудов. Новгородцы нередко сталкивались с обманом: с недоливом, разбавлением водой вина и пива, с занижением сортности и длины сукна и т.д.
  Ганзейцы могли владеть недвижимым имуществом и даже лугами. Жизнь немецкого двора строилась на принципе полной экстерриториальности и самоуправления, регламентировалась особыми правилами внутреннего распорядка. По существу немецкое подворье в Новгороде, на котором проживало 150-200 человек, представляло собой государство в государстве.
  Ганзейские купцы претендовали и на другие привилегии: укрывать на своей территории местных жителей, судить их своим судом за преступления против Немецкого двора и т.д. Эти претензии рассматривались новгородцами как чрезмерные. Не допускалось уступок и в целом ряде других вопросов, которые составляли гостиное право средневекового периода.
  Так, иностранцам запрещалось торговать с другим иностранцем до тех пор, пока не были удовлетворены торговые интересы местных купцов. Запрещалось торговать в розницу, за исключением ярмарочных дней. Запрещалось вступать в непосредственные отношения купли-продажи с местным крестьянским населением. Запрещалось доставлять товары в город произвольным маршрутом. Не разрешалось пользоваться собственными весами.
  Все эти ограничения и запреты были обусловлены коренными интересами новгородского купечества и новгородской городской общины в целом. Новгородские купцы в большинстве своем не располагали свободными капиталами, товарными запасами, кораблями для ведения активной торговли на территории немецких городов. Такое могли себе позволить очень немногие. Большинство получало прибыль за счет скупки продукции у местных жителей, соотечественников и выгодной продажи этой продукции иноземцам. Хорошую прибыль обеспечивала оптовая закупка иноземных товаров с последующей их продажей в розницу. В четком отслеживании путей и способов передвижения импортных товаров были заинтересованы не только купцы, но и лоцманы, лодочники, возчики, носильщики.
  Проезжая пошлина в Гостинополье обходилась немцам в одну марку кун или гривну кун с каждого судна, независимо от количества товара. С судна, груженого мукой, пшеницей или мясом, пошлина была вдвое меньше. Остальные продовольственные товары ввозились беспошлинно. Независимо от ценности и массы товара в самом Новгороде взималось весчее (вес, пуд). Эта торговая пошлина в 1262-1263 гг. составляла две куны от кипы (три пуда). Лоцману платили по три марки кун с судна за провод от Ладоги и обратно. Были и другие сборы.
  Положение русских купцов за пределами своей земли было менее защищенным и более уязвимым. Больше всего новгородские мореходы страдали от пиратских нападений. Ганзейцы отказывались гарантировать безопасность морского судоходства новгородцев и возвращение ограбленных у них товаров. Нередко обе стороны, несмотря на торговые договоры, применяли друг против друга акцию рубежа (от древнерусского глагола «рути» - подвергать конфискации). Эта мера использовалась для компенсации убытков и зачастую основывалась на принципе круговой поруки, когда соотечественникам приходилось отвечать за действия своего товарища по бизнесу.
  Ганзейцы старались не допустить к торговле с Новгородом англичан, голландцев, французов, купцов из ливонских городов, которые не входили в Ганзу. Обычным делом было введение запретов на продажу в Новгород оружия, металлов, хлеба и других «стратегических» товаров. В этих случаях русские купцы использовали связи с заинтересованными купцами из Нарвы и Выборга, которые, не входя в Ганзу, торговали в обход ее товарами из немецких и других городов. Например, в Нарве соль новгородцы могли купить по весу, а не мешками, как в Новгороде, что было более выгодно.
  Спецификой экономики Новгорода было экстенсивное использование природных богатств страны, которое выражалось в собирательстве, охоте, рыболовстве и в сборе дани с подвластных народов - чуди, пермяков, манси, ненцев, лопарей, югры и др.
  По мнению известного историка В.В.Похлебкина, эксплуатация природных ресурсов носила хищнический характер. Пушной зверь - белка, куница, горностай, соболь, рысь, лиса, волк, медведь - истреблялся десятками и сотнями тысяч особей. В XIV-XV вв. из Новгорода на Запад ежегодно отпускалось свыше полумиллиона различных меховых шкурок. Это привело к полной ликвидации популяции соболя в европейской части России уже в XIII в., к резкому снижению количества других зверей. Хищнически велась охота на лосей, благородных оленей, барсуков, зайцев, кабанов, на пернатую дичь, а также рыбная ловля.
  Воск был вторым по важности экспортным товаром. Его добывали в лесах Среднего и Верхнего Поволжья, в Муромской, Рязанской, Смоленской, Полоцкой землях, на обширных пространствах самой Новгородской земли. Воск у местных крестьян скупали гости-оптовики. К концу XV в. из Новгорода отпускалось до 300 тыс. тонн воска.
  «Бортничество сопровождалось в большинстве случаев полным разорением бортей в дуплах (чтобы добыть мед, иногда даже подрубали или спиливали высокое толстое дерево, уничтожая ради единичного сбора всякую перспективу дальнейшего производства, а также саму по себе пчелиную семью, ибо, выгребая мед и выскабливая воск из дупла острыми скребками, не только варварски уничтожали рабочих пчел, но и раздавливали матку).
  В результате к началу XV в. ресурсы меда и воска были сведены почти на нет, хотя в XI-XII вв. с новгородских буянов (складов под открытым небом) отправляли сотни тысяч тонн меда и воска в Западную Европу и Средиземноморье, в том числе в такие далекие «точки» как Брюгге, Остенде, Кельн, Константинополь, Александрия (Египет)».
  Новгородцы вывозили в Европу драгоценные камни и драгоценные металлы: топазы, аметисты, халцедон, хризолит, сердолик, самородное золото (собиралось на Урале и у лопарей), самородное жильное серебро. Новгород собирал с подвластных земель от 5 до 15 тонн литого серебра самых высших проб. Вывозились также: произведения морского промысла (моржовый «зуб», тюленьи и моржовые шкуры, ворвань - китовое и моржовое сало), толстый грубый холст, пакля, шкуры, овчины, кожи, юфть, обувь, мясо, говяжий жир, свиное сало, рыба, смола, деготь, хмель, конопля, поташ (углекислый калий, применялся в производстве мыла, тугоплавкого и хрустального стекла), персидский шелк, живые соколы и кречеты, гагачий и лебяжий пух и т.д. В конце XIV-XV вв. Новгород стал производить товарный лен и пеньку, а также реэкспортировать из Московского государства и Тверского княжества ценную древесину - дуб.
  Новгородский экспорт шел на обслуживание верхушки западноевропейского общества - королевских дворов и папской курии, аристократии и феодалов разного уровня, купечества.
  Среди импортных товаров на первом месте находились шерстяные ткани разного качества, сорта, цвета. Сукно везли из фландрских, нидерландских, польских и английских городов. Из европейских государств новгородцы получали широкий ассортимент товаров: свинец, олово, латунь, чистую рафинированную медь, бронзу, железо, металлические изделия, инструменты для плотников и столяров, серпы, косы, краски, качественные продовольственные товары - фрукты, сухофрукты, французские и немецкие вина, голландские сыры и сельдь. Завозились также сера, янтарь, стеклянная посуда, пергамент, перчатки, оконное стекло, копченое и соленое мясо, сушеная рыба, масло, солод, пиво, пряности и др. Массовой статьей новгородского импорта был хлеб, хотя его старались закупать в соседних русских землях.
  После включения Новгорода в состав Великого княжества Московского наместники Ивана III шаг за шагом уничтожали привилегии ганзейского купечества. Была запрещена реализация соли мешками, а меда бочками без взвешивания. Была увеличена весовая пошлина. Все ввозимое в Новгород серебро ганзейские купцы обязывались отдавать в переплав новгородским денежникам. В 1494 г. было ликвидировано право ганзейцев «колупать» воск и требовать меховой «наддачи». В этом же году был закрыт Немецкий двор в Новгороде. Были арестованы 49 ганзейских купцов с конфискацией их товаров на сумму 96000 марок.
  В XVI-XVII вв. Новгород оставался одним из самых крупных русских городов, но его роль во внешней торговле заметно упала.

 
© www.textb.net