Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§5. Общая характеристика институционализма

  В начале XX в. в США возник институционализм, виднейшими представителями которого выступили Торстейн Веблен, Джон Коммонс, Уэсли Митчелл.
  Веблен Торстейн (1857-1929) — американский экономист и социолог. Под влиянием К. Маркса считал основой социальной жизни материальное производство, но сводил его к технологии. Критиковал некоторые стороны капитализма с утопических позиций.
  Коммонс Джон (1862-1945)— американский экономист и психолог, автор известных книг "Правовые основания капитализма" (1924), ''Институциональная экономика" (1934), ''Экономика коллективных действий" (1950).
  Митчелл Уэсли Клэр (1874—1948)— американский экономист и статистик, представитель Гарвардской школы политэкономии.
  Методология институционалистов предусматривала: 1) широкое использование описательно-статистического метода; 2) историко-генетический метод; 3) как исходное — категорию института (совокупность правовых норм, обычаев, привычек).
  В рамках этого течения были образованы социально-психологическое (Веблен), социально-правовое (Коммонс), институционально-статистическое (Митчелл) направления.
  Веблен связал основу экономики с действием психологического фактора. Коммонс основной упор делал на правовые категории, юридические учреждения, определяющие, по его мнению, развитие экономики. Разработка методов борьбы с экономическими кризисами проводилась Гарвардской школой конъюнктуроведения. Её ведущий теоретик Митчелл ставил задачу создания методов ослабления экономических кризисов. В его теории отсутствовала цикличность, а кризис был заменён рецессией — плавным снижением темпов роста. Митчелл создал теорию регулируемого капитализма.
  Своё название это направление получило после того, как американский экономист У. Гамильтон в 1916 г. впервые применил термин "институционализм". Заметное влияние на формирование этого направления оказали труды английского экономиста Дж. Гобсона. Распространение институционализма было связано в первую очередь с эволюцией экономической теории в США, где в 20-х годах текущего столетия он занял лидирующее положение.
  Идеи институционализма в первые десятилетия XX в. получили свое развитие в работах американского экономиста Джона Коммонса (1862—1945 гг.). Получив юридическое образование, Коммонс не сделал, в отличие от многих других экономистов-теоретиков, успешной преподавательской карьеры в университетах, однако получил богатый опыт практической деятельности в государственных и профсоюзных структурах. Он работал аналитиком в Демократической партии, советником губернатора, участвовал в работе Федеральной комиссии по трудовым отношениям в промышленности. Для понимания особенностей концепции Коммонса особенно важно иметь в виду, что он активно сотрудничал с крупнейшим профсоюзным объединением США — Американской федерацией труда и подготовил один из первых в стране законов о страховании от безработицы. Основная работа Коммонса «Правовые основы капитализма» вышла в 1924 г.
  Если в концепции Веблена преобладают социально-психологические мотивы, то направление институциональных исследований, которое представляет Коммонс, можно назвать правовым институционализмом. Он считал, что основу экономического развития образуют юридические отношения и правовые нормы.
  «Современная экономика - это не экономика бартера или обмена, как ее поняли бы физиократы и экономисты-классики, ... это экономика цен, существующая в практике бизнеса и судов. Бизнес - это не обмен то- варами, а покупка и продажа товаров, экономика продавцов и покупателей, заемщиков и кредиторов. Его важной характеристикой является переход титулов и освобождение должников от закладных путем проведения конкурса законными средствами, ликвидирующими эти обязательства. «Кредитная» экономика предполагает переход товаров и услуг взамен на обещание заплатить цену, реальность которой подкреплена доверием к ожидаемым действиям граждан, судей и законодательных учреждений» [64,т.3,360].
  В центре институциональной концепции Коммонса находится его теория сделок (соглашений), которую он определяет как «теорию совместной деятельности людей и их оценок во всех соглашениях, посредством которых участники побуждают друг друга к достижению единства мнений и действий» [64,т.3,334]. Все экономические отношения между людьми можно, по мысли Коммонса, представить в виде соглашений, или сделок.
  В этой связи Коммонс выделяет три вида сделок.
  Первый вид — рыночные (торговые) сделки, являющиеся результатом взаимодействия покупателя и продавца.
  Второй вид — административные сделки, которые выражают собой отношения руководителей и подчиненных, например менеджеров с рабочими и служащими.
  Третий вид — распределительные сделки, примерами которых могут служить отношения, связанные с системой налогообложения, исполнения государственного бюджета или регулирования цен.
  Каждая сделка, согласно концепции Коммонса, включает в себя три элемента или проходит три этапа в своем развитии:
  1) конфликт, т.е. столкновение интересов сторон, заключающих сделку (например продавец хочет продать товар подороже, а покупатель хочет купить его подешевле);
  2) взаимозависимость, взаимообусловленность интересов участников сделки (продавцу нужно продать товар, а покупатель хочет его купить);
  3) порядок, т.е. завершение конфликта, согласование интересов и заключение сделки.
  Коммонс видел, что в существующем обществе постоянно возникают противоречия между отдельными участниками экономических отношений. Он писал: «Противоречия существуют... Это противоречия между трудом и капиталом, покупателями и продавцами, фермерами и оптовыми покупателями их продукции, заемщиками и заимодавцами, наконец, между различными группами налогоплательщиков» [115,426]. Однако, в отличие от Веблена, который крайне негативно относился к капитализму, Коммонс занимает более позитивную позицию. Он не критикует существующие порядки, а исследует возможные способы и пути совершенствования механизмов разрешения конфликтов.
  Коммонс видит реальный путь разрешения этих противоречий в коллективных действиях, которые возможны при наличии коллективных институтов, контролирующих и направляющих поведение людей. Эти коллективные институты формируются не сразу. На первых стадиях развития капитализма (торговой и предпринимательской) необходимых коллективных институтов еще не существовало, либо их влияние было крайне ограниченным. По мере перехода капитализма к третьей стадии - финансовому капитализму - возникают мощные коллективные институты (профсоюзы, союзы предпринимателей, политические партии и т.д.), которые в ходе переговоров и заключения соглашений позволяют устанавливать разумные отношения между различными социальными группами.
  Основные свои надежды на установление гармонии интересов Коммонс связывает с четвертой стадией - административным капитализмом, когда государство со своими структурами (правительственные комиссии, суды, арбитраж и т.д.) начинает осуществлять коллективный контроль над социальной сферой.
  Таким образом, основной вывод, к которому приходит в своей концепции Коммонс, заключается в возможности разрешить мирным путем практически любой конфликт на основе правового регулирования и действий коллективных институтов под контролем государства.
  Особое направление институциональных исследований разработал американский экономист Уэсли Митчелл (1874— 1948 гг.). Это направление в экономической литературе часто называют статистический, или эмпирический, институционализм. Митчелл окончил Чикагский университет, где одним из его учителей был Т. Веблен. Большую часть жизни Митчелл проработал в Колумбийском университете в Нью-Йорке, однако всегда сочетал преподавательскую деятельность с активной исследовательской работой. Он стал создателем Национального бюро экономических исследований — крупного независимого аналитического центра, проводящего исследования статистико-экономического характера. Основная работа Митчелла «Экономические циклы» была опубликована в 1927 г.
  Важнейшей характерной чертой институциональной концепции Митчелла, отличавшей ее от институционализма Веблена и Коммонса, стал акцент, который он делал на необходимости сочетания формулирования теоретических гипотез и проверки соответствия этих гипотез фактам. «Митчелл считал, что теория должна объяснять действительную экономическую практику, а не состоять из логических фокусов» [115,428]. Поэтому основное внимание Митчелл уделяет сбору и обработке фактического материала и статистическому анализу экономических процессов.
  По мнению Митчелла, современная экономика представляет собой денежное хозяйство, поскольку именно денежные институты формируют поведение человека и определяют характер функционирования экономической системы. Он подчеркивает, что в основе рыночной экономики лежит стремление к получению прибыли, «делание денег». Денежное хозяйство настолько пронизывает все общество, что оказывает определяющее воздействие на развитие экономики и в целом на поведение людей. В этой связи Митчелл подвергает критике неоклассический подход к деньгам и подчеркивает, что деньги — это не просто счетная единица или средство обмена. Деньги в рыночной экономике — двигатель экономической жизни, зарабатывание и трата денег определяют поведение людей и, следовательно, характер экономических институтов.
  В центре анализа у Митчелла находится проблема экономических циклов и роли институтов, особенно денежных, в возникновении и развитии циклических колебаний. Он подчеркивает, что «экономические циклы представляют собой в высшей степени сложный комплекс взаимодействий значительного числа экономических процессов», и поэтому «предварительное понимание хозяйственных институтов системы народного хозяйства необходимо для понимания циклических колебаний...» [64,362-363]. По мнению Митчелла, «причина экономических циклов лежит в совокупности тех обстоятельств, которыми порождено современное денежное хозяйство...» [там же,366].
  Среди факторов, определяющих циклический характер развития экономики, Митчелл выделяет банковские операции, в частности процессы расширения и сжатия банковского кредитования; влияние, которое банковские операции оказывают на расширение и уменьшение денежной массы; колебания банковского процента и банковских резервов. Все это воздействует на сбережения и инвестирование, распределение денежных доходов между потребителями и процесс расходования ими денег, на изменение цен и уровень прибылей.
  Митчелл поддерживал институциональный принцип, согласно которому при анализе экономических процессов необходимо проведение междисциплинарных исследований. Он подчеркивал: «Всякий, кто имеет практический опыт в хозяйственной деятельности, знает, что эта деятельность подвержена действию бесчисленных факторов физического, психологического, политического, экономического и социального происхождения...» [65,364].
  В концепции Митчелла также нашла отражение еще одна центральная идея институционализма - необходимость установления социального контроля над экономикой. Он одним из первых подчеркивал необходимость введения государственного страхования от безработицы и писал о целесообразности развития своего рода индикативного планирования на основе прогнозов конъюнктуры. Это позволило бы путем распространения информации о состоянии экономики уменьшать неопределенность и сглаживать циклические колебания.
  В полном соответствии со своим тезисом о необходимости проверки теоретических гипотез практикой Митчелл в 1917 г. создал знаменитый «Гарвардский конъюнктурный барометр». Этот «барометр» представлял собой сочетание трех индексов, которые рассматривались в динамике, что, по мнению Митчелла, позволяло предсказывать изменение конъюнктуры. Индекс спекуляции рассчитывался на основе динамики расчетных операций банков и курсов акций. Индекс бизнеса отражал изменение производства чугуна и товарных цен. Индекс денежного рынка строился на базе учетных ставок по коммерческим векселям, а также размеров кредитных операций банков. Митчелл эмпирическим путем установил временные лаги при изменении этих индексов и прогнозировал на этой основе наступление очередной фазы цикла. Следует отметить, что в течение более 10 лет «Гарвардский барометр» работал вполне успешно, однако в 1929 г. потерпел полное фиаско: накануне биржевого краха, ставшего началом Великой депрессии, барометр предсказал наступление экономического подъема.
  В дальнейшем идеи институционализма развивались в работах Дж.М. Кларка, Г. Минза, А. Берли, Э. Богарта, Д. Бернхема, Ж. Фурастье, Ж. Эллюля, У. Ростоу, Г. Кольма, А. Лоува, Р. Арона и др. Современный институционализм, или неоинституционализм, во многом отличается от раннего институционализма, хотя и сохраняет многие исходные понятия, сложившиеся в период становления и развития этого учения. Его идеи развивают такие влиятельные экономисты, как Дж. Гелбрейт, Г. Мюрдаль, Р. Хейлбронер, Д. Белл, О. Тоффлер, Я. Тинберген и др.
  Своё название рассматриваемое направление получило в связи с тем, что его сторонники активно использовали социальный элемент и интерпретировали экономические процессы с помощью неэкономических факторов, включая социально-политический, технологический, правовой, социальнопсихологический, этический и др. Такое сочетание различных факторов объясняется тем, что в области методологии институционалисты ориентируются не только на материалистическое начало, но одновременно и на субъективный идеализм в толковании общественных процессов. Институционалисты широко используют социологию, соединяя её с политэкономией, до- полняя экономическую науку социологическими категориями. Идея синтеза социологического и экономического анализа лежит в основе их концепций. Термин "институционализм" (англ. institutionalism от лат. institutio — образ действия, обычай, направление, указание) был принят для обозначения системы взглядов на общество и экономику, в основе которой лежит категория института, составляющая костяк социально-экономических построений сторонников данного направления. По определению У. Гамильтона, институт — это "словесный символ для лучшего описания группы общественных обычаев", "способ мышления", ставший привычкой для группы людей или обычаем для народа. У. Гамильтон утверждал, что "институты устанавливают границы и формы человеческой деятельности. Мир обычаев и привычек, к которому мы приспосабливаем нашу жизнь, представляет собой сплетение и непрерывную ткань институтов". В основу системы взглядов институционалисты положили принцип естественного отбора институтов, представленный Т. Вебленом как содержание эволюции общественной структуры, основа общественного прогресса.
  Таким образом, согласно логике институционалистов, способ мышления, словесный символ, обычаи и привычки выступают как первопричина социально-экономического развития общества. Реально существующие экономические отношения оказываются производными, преподносятся как проявление воплощённых в институтах нравов людей, их способа мышления. Экономический строй общества в подобных интерпретациях предстаёт в искажённом виде.
  Формируя своё понимание общественной структуры, факторов общественного развития, институционалисты исходят в основном из внешнего относительно поверхностного подхода к этим явлениям, не проникают в сущностные, глубинные связи, не обнажают их. Они игнорируют примат производства, не признают определяющей роли отношений собственности на средства производства, обусловленного ими классового состава общества. Отвергая идею о производственных отношениях как основы социальноэкономической структуры, институционалисты сформировали свой специфический подход к изучению общественных явлений, экономического процесса.
  По словам американского экономиста А. Грачи, "неоинституционализм и традиционная теория представляют собой, по существу, два совершенно различных способа отражения экономической реальности, первый — с позиций ее эволюции, а другой — с позиции статики и структуры". Отношение институционалистов к кейнсианству иное. Между ними больше точек соприкосновения, общих подходов, сказывается общность социальноклассовых позиций. Наиболее близок институционализм к посткейнсианству в Англии.
  Концепцию неоклассиков сторонники социально-институционального направления отвергают и подвергают суровой критике. Они критикуют их прежде всего за узость толкования экономических проблем в рамках саморегулирующейся рыночной экономики, за отрыв от социальных вопросов, от политики. Отвергается методологическая концепция неоклассиков — маржинализм. Ориентируясь на систему, базирующуюся на социальных отношениях, институционалисты, как отмечает А. Грачи, не приемлют механического равновесия, определяющего сущность традиционной экономической концепции. Споры между институционалистами и неоклассиками не прекращаются на протяжении многих десятилетий. В последнее время они вновь разгорелись в связи с очередным неоклассическим возрождением. Институционалисты резко критикуют монетаристов, сторонников теории экономики предложения, новой классики. Как отметил американский экономист В. Брейт, споры между Дж. Гэлбрейтом и М. Фридменом существенным образом влияют на официальную экономическую доктрину США и других стран. По его словам, в отличие от М. Фридмена Дж. Гэлбрейт обоснованно полагает, что кейнсианская политика стимулирования агрегативного спроса лучше, чем рынок, способна решать задачи эффективного использования ресурсов, если она сопровождается мерами по контролю над ценами и доходами. Дж. Гэлбрейт не разделяет положения о кризисе кейнсианства. По его мнению, можно говорить лишь о трудностях, переживаемых в настоящее время этой концепцией. Вину за провалы экономической политики администрации США в 80-е годы он возлагает на монетаристов и сторонников экономики предложения.
  Коренной порок неоклассической концепции институционалисты видят в том, что она неизменно исходит из идеи незыблемости приоритета рыночной структуры, рынка в экономике. Институционалисты отвергают ее, как и неоклассический тезис о суверенности потребителя. Они критикуют сторонников неоклассических школ за игнорирование глубинных и долговременных изменений в развитии общества. И в этом вопросе позиция представителей социально-институционального направления явно предпочтительнее.
  По своему составу, социальным симпатиям современный институционализм далеко не однороден. В нем достаточно отчетливо проявляется консервативное крыло, которое представляли такие экономисты, как А. Берли, Д. Берхнем, А. Грачи, У. Ростоу. Но наиболее характерно для данного направления либеральное крыло, отстаивающее либеральные позиции в решении социально-экономических вопросов. Его представляют Дж. Гэлбрейт, Р. Хейлбронер, Я Тинберген, Л. Туроу и др.
  Социализм институционалисты не приемлют. Дж. Гэлбрейт характеризует капитализм как строй, претерпевающий процесс постоянных преобразований. Основу этого, по его мнению, составляет эволюционное обновление общества, его спонтанная трансформация. Институционалисты концентрируют внимание на широком спектре социально-экономических изменений, проявляющихся в обществе в процессе его эволюционного обновления. Они стремятся раскрыть механизмы изменений, объяснить их динамику и выявить рычаги эффективного воздействия. Эволюционный характер концепции институционалистов проявляется при рассмотрении ими характерных для капитализма социальноэкономических процессов, хозяйственного механизма, реальных форм организации экономической жизни в их конкретно-исторической национальной определенности.
  Проблема трансформации выдвинута на первый план и занимает центральное место в теоретических построениях институционалистов. Вместе с тем концепции институционалистов нацелены на разработку футурологических сценариев, прогнозов развития общества в ближайшем и более отдаленном будущем.
  В концепциях институционалистов отчетливо проявляется характерное для современных социальных теорий стремление опираться на реальные процессы. Они исходят из быстрорастущего промышленного производства, базирующегося на крупных корпорациях, возрастающем влиянии НТР, неизбежном усложнении систем управления, возрастающей потребности в планомерной организации производства. В числе важнейших проблем, разрабатываемых институционалистами, следует прежде всего назвать корпорацию — крупное монополистическое объединение, воплощающее в себе экономическую мощь. Корпорация рассматривается в качестве основы организационной структуры индустриальной системы современного общества, исследование которого призвано ответить на многие вопросы, встающие при рассмотрении индустриальных отношений. Институционалисты активно исследуют взаимодействие монополии и конкуренции, олигополии, управление динамикой доходов, цен, различные стороны хозяйственного механизма. В их поле зрения и такие институты, как государство и его роль в развитии экономики, профсоюзов, различные общественные явления правового, морально-этического, психологического характера. Всё это в совокупности образует весьма многоликий объект исследований сторонников социальноинституционального направления, представляющего собой сложное и противоречивое явление в современной экономической теории.
  Механизм трансформации общества трактуется исходя из того, что развитие экономической системы и отношения между хозяйственными агентами складываются не только под воздействием непосредственно экономических, но и социальных, политических, психологических, моральноэтических факторов. Среди факторов эволюционного обновления общества на первый план институционалисты выдвигают научно-техническую революцию, преобразующую индустриальную структуру общества. Источник перемен они видят в развитии науки, техники, в создании новых технологий. Технологическую трактовку приобретают проблемы экономического роста, экономических кризисов, безработицы, заработной платы, а также сдвиги в социальной структуре общества. Институционалисты исходят из того, что научно-технический прогресс непосредственно определяет экономическое и социальное развитие общества, является решающим фактором его обновления. Техника, технология, по существу, отождествляется с социальноэкономическими структурами. На принципе технологического детерминизма созданы теории индустриального, постиндустриального, супериндустриального, технотронного, информационного обществ и др.
  Одним из самых главных институтов в индустриальной структуре общества институционалисты считают корпорацию. Признавая как непреложный факт господство крупного производства, они рассматривают корпорацию в качестве его основного звена, уделяя ее исследованию большое внимание. По мнению Дж. Гэлбрейта, "ничто так не характерно для индустриальной системы, как масштабы современного корпоративного предприятия". Не отрицая возникающих внутри корпорации проблем во взаимоотношениях собственников (акционеров), менеджеров и рабочих, теоретики институционализма акцентируют внимание прежде всего на проблеме взаимоотношений менеджеров с собственниками. Вопрос власти и управления рассматривается как один из центральных применительно к корпорации и к индустриальной системе в целом.
  Озабоченность судьбами крупных корпораций просматривается в работах многих представителей социально-институционального направления. Американский экономист Д. Мюллер в книге "Современная корпорация: прибыли, власть, рост и функционирование" (1988), анализируя конфликты, возникающие внутри монополий, выделяет не только конфликт по формуле "капиталист — рабочий", но и "менеджер — акционер", возникающий на основе распределения прибыли. Определяя мотивы конфликтов, Д. Мюллер делает акцент на политике максимизации роста компаний, приводящей в конечном счете к сокращению доходов акционеров.
  Одну из центральных проблем развития и обновления экономики институционалисты видят в создании системы социального контроля над экономикой. Эта проблема трактуется весьма широко: от внутрифирменного корпоративного уровня до организации социального контроля на макроэкономическом уровне, реализация которого связана с активной деятельностью государства. Идея социального контроля над экономикой прошла через все этапы эволюции институционализма и определяет одно из коренных требований его экономической теории. Реализация социального контроля является неотъемлемой чертой теории трансформации капитализма.
  Институционалисты предусматривают различные формы социального контроля над экономикой. Сюда относятся реформы, касающиеся крупных корпораций, управления их деятельностью, государственные и регулирующие мероприятия, воздействующие на механизм рыночной конкуренции, ценообразование, занятость, состояние денежно-кредитного рынка, финансовобюджетной системы и др. Большое место в организации социального контроля отводится планированию, включая создание и развитие государственной системы программирования и индикативного планирования. Всё это объективно способствует развитию и совершенствованию государственных форм хозяйствования.
  В организации социального контроля институционалисты возлагают надежды на программы "социализации", призванные расширять и укреплять экономическую базу государственного регулирования экономики и повышать его действенность. В результате формируется модель, по определению Р. Хейлбронера и Л. Туроу, "тотально контролируемого общества", где "традиционные опоры капитализма — узаконенность частной собственности и функционирование рыночного механизма будут исправлены до неузнаваемости, если не вообще заменены государственными директивами".
  В совершенствовании методов социального контроля и управления производством институционалисты ищут резервы формирования и укрепления экономической системы. Этого требует и такая "вечная" проблема, как использование корпорациями рыночных связей различных форм конкуренции. Важной задачей, стоящей перед экономистами, — считает представительница современного американского институционализма Дж. Кэсуэлл, — является разработка институциональной суперструктуры — связующего звена между конкуренцией и координацией, представляющего собой своеобразный надрыночный механизм, активно воздействующий на функционирование экономики. Создание такого механизма Дж. Кэсуэлл связывает с распространением системы "переплетающихся директоров" (ПД), рассматривая ее как результат развития "менеджерской революции". "Система ПД, — пишет она, — представляет собой важную грань межличностных и межкорпорационных связей в системе власти США". Система ПД рассматривается как система контроля, посредством которого корпорации усиливают свое воздействие друг на друга, развивают межфирменные связи на рыночном уровне. Считается, что чем теснее и иерархичнее связи, тем сильнее система переплетающихся директоров воздействует на рыночное поведение фирмы.
  В организации социального контроля, в создании тотально контролируемого общества авторы институционализма центральное место отводят государству. Особая роль политического фактора в реформировании капитализма признается, по существу, всеми представителями социальноинституционального направления. Указывая на наличие двух моторов, обеспечивающих функционирование капиталистической системы — экономического и политического, — Р. Хейлбронер считает, что только такой подход может помочь понять экстраординарное разнообразие институтов, встречающихся в странах с частной собственностью и рыночным базисом.
  Институционалисты возлагают на государство большие надежды в организации и стимулировании научно-технического прогресса. В связи с развертыванием современного этапа НТР внимание к этим вопросам заметно возросло. О необходимости активизации деятельности государства в формировании современного этапа НТР пишет, например, американский экономист У. Ростоу. Он называет этот этап "четвёртой промышленной революцией", связанной с широким внедрением микроэлектроники, новых методов телекоммуникационной связи, лазерной технологии и робототехники, принципиально новых искусственных материалов и т.д. Такая необходимость обусловлена, по его мнению, тем, что усилий частного сектора здесь явно недостаточно. Именно государство — считает У. Ростоу — должно стимулировать НТП, взяв на себя в особенности заботу об организации фундаментальных исследований, улучшении системы образования, профессионального переобучения, по осуществлению экспериментальных, наиболее рискованных в коммерческом отношении проектов и т.п.
  Государственное регулирование, несомненно, оказывает большое воздействие на НТП, в особенности на развертывание фундаментальных исследований, разработку и реализацию национальных научных программ комплексного характера, исследование природоохранных проблем. Государственные научные программы активно влияют на развитие научных исследований и внедрение их в производство в рамках частного бизнеса. Они облегчают и расширяют доступ к научной информации, к рекомендациям по ее практическому применению. Вместе с тем — и это с сожалением отмечается институционалистами — государственное регулирование научно-исследовательской деятельности, освоения результатов НТР заключает в себе глубокое противоречие. Основная масса научных разработок, финансируемых из государственного бюджета, связана с военной и космической программами, не имеет прямого выхода на гражданское производство Дж. Гэлбрейт, например, неоднократно критиковал гипертрофию военных корпораций, нарастающее давление военно-промышленного комплекса, союза крупных корпораций и государственной администрации. Институционалисты выступают за ликвидацию монополии военно-промышленных компаний на многие важнейшие достижения науки, за расширение исследований и внедрение их результатов в гражданские отрасли производства.

 
© www.textb.net