Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§2. Австрийская школа

  Хотя основа маржиналистской революции - теория предельной полезности — была почти одновременно сформулирована разными экономистами, изложение теории маржинализма традиционно начинают с концепции австрийской школы. Как отмечает Й. Шумпетер, «мы должны пользоваться прежде всего ее австрийской редакцией, поскольку австрийцы (Менгер, Визер, Бём-Баверк), несмотря на несовершенство техники анализа, смогли сформулировать некоторые фундаментальные аспекты более отчетливо, чем Джевонс или Вальрас» [119,1199].
  Карл Менгер родился в 1840 г. в Галиции, которая тогда входила в состав Австро-Венгрии, в семье юриста. Менгер изучал юриспруденцию в университетах Вены и Праги, а докторскую степень в области права получил в университете Кракова в 1867 г. Затем Менгер занялся журналистикой и параллельно начал интересоваться политической экономией. После публикации в 1871 г. своего основного труда «Принципы политической экономии» он начал читать лекции в Венском университете, где затем получил должность профессора. С1876 по 1878 г. Менгер был наставником австрийского наследного принца Рудольфа и в этом качестве побывал во многих европейских странах. По свидетельствам современников, Менгер был вдохновенным преподавателем; несколько поколений студентов стремились раздобыть конспекты его лекций, которые считались лучшим пособием при подготовке к экзаменам. После ухода в 1903 г. из университета Менгер сосредоточился на научных исследованиях, причем, кроме работы над систематизацией своей экономической концепции, он занимался также философией и этнографией. Умер Карл Менгер в 1921 г.
  Австрийский экономист Карл Менгер внес важнейший вклад в формирование концепции маржинализма. Он более 30 лет проработал в качестве профессора в Венском университете и объединил вокруг себя группу единомышленников, создав, таким образом, австрийскую школу в экономической науке. Учениками Менгера были Ф. Визер и О. Бём-Баверк, которые, став, в свою очередь, профессорами Венского университета, воспитали новую плеяду блестящих экономистов — Й. Шумпетера, Л. Мизеса и Ф. Хайека.
  Менгер, с одной стороны, противопоставляет свою теорию взглядам представителей исторической школы, которые преобладали в тот период в экономической науке Германии и Австрии. Он пишет в предисловии к своей работе, что в экономике действуют строгие законы, «подобно явлениям природы», и что он хотел бы «оградить себя от нападок тех, которые отрицают закономерность народнохозяйственных явлений, ссылаясь на свободу воли людей, так как этим самым отрицается вообще наука о народном хозяйстве как точная дисциплина» [64,т.2,171].
  С другой стороны, он подвергает критике и классическую политическую экономию за стремление вывести ценность (стоимость) товара из процесса производства как некую объективную величину. В противовес учению классиков Менгер формулирует субъективную теорию ценности экономических благ.
  Менгер начинает свое исследование с определения понятия благо как предмета, который удовлетворяет какую-либо человеческую потребность (причем человеку известно это свойство предмета и он может им воспользоваться). Блага, непосредственно удовлетворяющие потребности людей (предметы потребления), Менгер называет благами первого порядка. Производственные ресурсы служат для производства благ первого порядка и, следовательно, удовлетворяют потребности людей косвенно. Их Менгер называет благами высшего (второго, третьего и т.д.) порядка. Например, мука, необходимая для выпечки хлеба, будет благом второго порядка, а мельница, на которой из зерна делается мука, - благом третьего порядка. Менгер специально подчеркивает, что блага высшего порядка становятся таковыми лишь при наличии необходимых комплементарных (дополняющих) благ. Например, мука сама по себе не будет благом, если в распоряжении человека нет воды и дрожжей, без которых невозможно производство хлеба.
  Менгер затем вводит понятие хозяйственного (экономического) блага. Благо становится экономическим, когда потребность в нем превышает количество этого блага, которым может распоряжаться человек. Это вынуждает человека принимать экономические решения, т.е. выбирать, какие потребности удовлетворять в первую очередь, как рационально использовать благо, имеющееся в ограниченном количестве. Именно ограниченность блага по сравнению с потребностью в нем придает благу ценность. Следовательно, согласно концепции Менгера, ценность блага имеет субъективный характер, она может существовать или нет, быть больше или меньше в зависимости от субъективной оценки каждого отдельного индивида.
  Такой же субъективный характер имеет и ценность благ высшего порядка (производственных ресурсов). Менгер подчеркивает, что «при всяких условиях ценность благ высшего порядка определяется предполагаемой ценностью благ низшего порядка, на производство которых они предназначаются...» [115,233]. Процесс производства занимает, однако, определенный период времени, что порождает «неуверенность относительно качества и количества» производимого конечного продукта, а, следовательно, и относительно его ценности. Таким образом, Менгер одним из первых в экономической науке обращает внимание на роль неопределенности в экономическом процессе. «...Ценность есть значение, которое для нас имеют конкретные блага или количества благ вследствие того, что в удовлетворении своих потребностей мы сознаем зависимость от наличия их в своем распоряжении.
  Итак, ценность не есть нечто, присущее благам, не свойство их, но также и не самостоятельная, не сама по себе существующая вещь. Ценность - это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и их благосостояния, и потому вне их сознания она не существует.
  ...Ценность субъективна не только по своему существу, но и по своей мере. Блага имеют ценность всегда для определенных хозяйствующих субъектов и в то же время имеют для них определенную ценность» [115,234].
  Полезность и ценность блага для человека убывают по мере уменьшения потребности в нем или возрастания его количества. Использование принципа убывающей полезности позволяет Менгеру разрешить знаменитый «парадокс Смита»: вода, имеющая огромную полезность, почти ничего не стоит, а алмаз, наоборот, стоит очень дорого, хотя полезность его весьма мала.
  Этот парадокс служил Смиту и его последователям основанием для вывода, что полезность товара не может быть основой его цены. Менгер показывает, что количество алмазов настолько мало, что люди могут удовлетворить лишь самые важные свои потребности в них и потому ценят их высоко. Воды же в распоряжении человека настолько много, что ее достаточно для удовлетворения всех потребностей человека, включая наименее важные, и даже после этого еще останется значительное количество неупотребленной воды. В результате субъективная ценность воды для человека оказывается низкой. Однако в пустыне вода становится редким благом, и ее ценность возрастает и даже может стать выше, чем ценность алмаза, если от глотка воды зависит жизнь человека.
  Итак, Менгер формулирует закон убывающей предельной полезности, хотя и не использует еще самого этого термина. На этой основе Менгер строит свою теорию обмена. «...Для возможности экономического обмена необходимым условием служит то, что в распоряжении одного хозяйствующего субъекта находятся блага, представляющие для него меньшую ценность, чем другие блага, находящиеся во владении другого хозяйствующего индивида; у последнего же должно быть обратное отношение оценок» [115,235].
  Иными словами, обмен происходит в результате различий в субъективной ценности благ для продавца и покупателя. Здесь мы видим принципиальное отличие маржиналистской трактовки обмена от концепции классической политической экономии. У классиков товары обменивались по стоимости (в соответствии с затратами труда или издержками производства), а значит, обмен был эквивалентным: каждый участник обмена получал по величине такую же стоимость, какой владел раньше, правда, в иной натуральной форме. У Менгера участники обмена получают ценность более высокую, чем та, которую они отдают, — следовательно, обмен становится взаимовыгодным. Но чем большее количество блага приобретается, тем меньше предельная полезность каждой следующей его единицы для покупателя, а значит, и меньше получаемая выгода. Обмен, следовательно, будет происходить до тех пор, пока не выровняются субъективные оценки ценности блага у продавца и покупателя.
  Таким образом, Карл Менгер стал одним из родоначальников маржинализма, сформулировав основные положения теории предельной полезности и объяснив на ее основе, как происходит процесс обмена.
  Другими крупными представителями австрийской школы стали ученики Менгера и друзья в жизни Фридрих фон Визер (1851-1926) и Ойген фон Бём- Баверк (1851-1919).
  Фридрих фон Визер происходил из старинной дворянской семьи, получил хорошее образование и после недолгого пребывания на государственной службе занялся преподавательской деятельностью сначала в Праге, а затем в Венском университете, где после ухода в отставку Менгера возглавил кафедру. Основная работа Визера «Теория общественного хозяйства» была опубликована в 1914 г.
  Именно Визер ввел в экономическую науку понятие предельная полезность. Он подчеркивает, что «основной закон исчисления пользы гласит, что все единицы запаса (части, штуки) оцениваются соразмерно предельной полезности. Этот закон мы будем называть законом предельной полезности...» [115,236]. Исходя из этого, Визер определяет суммарную полезность запаса благ как произведение предельной полезности единицы блага на его количество.
  Однако основной вклад Визера в теорию маржинализма связан с тем, что на основе теории предельной полезности он разработал две важные концепции. Во-первых, он связал с понятием предельной полезности теорию издержек производства. Поскольку производственные ресурсы могут быть использованы для производства различных благ, издержки производства данного продукта зависят, согласно концепции Визера, от альтернативных возможностей, которыми приходится жертвовать для того, чтобы произвести данное благо. Иными словами, издержки производства определяются субъективной ценностью благ, от производства которых пришлось отказаться. Таким образом, в концепции Визера издержки производства и полезность производимого продукта становятся соизмеримыми. «Если коммерсант говорит об издержках или затратах, то тем самым он определяет требуемое количество производительных средств, но, кроме того, при этом вскрывается ассоциативное представление о жертве, вызванной этими затратами. В чем состоит эта жертва?.. Производительные средства, образующие издержки, ... представляют собой распространенные производительные средства многостороннего применения. В качестве таковых они обещают принести пользу и выгоды по целому ряду направлений, но реализация этой перспективы по какому-либо одному направлению означает всякий раз потери на всех других направлениях.
  Теперь ясно, благодаря чему сравнимы издержки и полезность. ... Производственные издержки и полезность ни в коей мере не находятся в полной противоположности по отношению друг к другу. Под полезностью подразумевается полезность отдельных продуктов, а производственные издержки измеряют общую полезность других продуктов, которые можно получить с помощью данных производительных средств» [115,237].
  Во-вторых, Визер сформулировал так называемую теорию вменения, в которой дал свою трактовку проблемы определения ценности производственных ресурсов. Менгер эту проблему поставил, но в полной мере не разрешил. Визер рассматривает проблему ценности производственных ресурсов как проблему распределения доходов между владельцами этих ресурсов и увязывает ее опять-таки с теорией предельной полезности. «Являясь актом распределения дохода по факторам, вменение есть не что иное, как акт исчисления полезности», — отмечает он [115,237].
  Визер подчеркивает, что речь идет о сугубо практической задаче. Производство продукта является следствием взаимодействия большого количества причин, в том числе таких, которые находятся вне контроля человека (например, солнечный свет). Точно оценить вклад всех этих причин в созданную ценность невозможно, но экономически необходимо вменить (приписать, отнести на счет) часть созданной ценности каждому используемому производственному ресурсу. Например, фермер не вменяет какую-либо долю выращенного урожая чистому воздуху над полем, хотя воздух, разумеется, способствует его вызреванию и даже крайне необходим для этого. Вместо этого он вменяет весь результат производственным ресурсам (машинам, земле, семенам, удобрениям и т.д.). Среди всего множества причин, обусловливающих получение продукта, эти ресурсы являются для фермера единственными практически значимыми причинами. Именно с использованием этих ресурсов он связывает получение своего дохода, а значит, им он приписывает (вменяет) различные части этого дохода.
  Определение доли дохода, которая вменяется отдельным производственным ресурсам, происходит, согласно концепции Визера, следующим образом: необходимо взять несколько родственных благ (т.е. производимых с помощью одних и тех же ресурсов), оценить их предельную полезность и на этой основе определить сравнительную предельную производительность и, соответственно, ценность факторов производства.
  Важный вклад в теорию австрийской школы внес Ойген фон Бём-Баверк. В отличие от Менгера и Визера, посвятивших себя научной и преподавательской работе, Бём-Баверк был прежде всего крупным политическим деятелем Австрии: он трижды становился министром финансов, избирался председателем Верховного апелляционного суда. Важнейшие экономические работы были написаны Бём-Баверком в ранний период его деятельности, когда он работал в университетах Вены и Инсбрука. В 1886 г. Бём-Баверк публикует работу «Основы теории ценности хозяйственных благ», где дает наиболее четкую формулировку теории субъективной ценности, а в 1884—1889 гг. издает фундаментальное сочинение «Капитал и прибыль».
  Важнейшая теоретическая заслуга Бём-Баверка состоит в создании на основе теорий предельной полезности и альтернативных издержек маржиналистской концепции капитала и процента.
  Под капиталом Бём-Баверк подразумевал совокупность орудий производства, которые производятся человеком для последующего (в будущем) использования их при изготовлении потребительских благ. В этом случае ресурсы не прямо используются для удовлетворения потребностей людей, а окольным путем: сначала создается капитал, который затем позволит производить больше потребительских благ, чем если бы ресурсы использовались для этой цели непосредственно. Бём-Баверк иллюстрирует эту идею на примере Робинзона Крузо, который ловит рыбу, необходимую ему для пропитания, руками, но при этом живет впроголодь. Если же он часть времени потратит на изготовление удочки или сети, то сегодня у него рыбы будет меньше, зато в будущем он полностью обеспечит с помощью созданного капитала свои потребности в пище. Таким образом, сегодня Робинзон несет жертву, рассчитывая в будущем значительно повысить свою производительность и получить больше необходимых ему благ.
  Как мы видим, происхождение и сущность капитала связываются с фактором времени. Робинзон отказывается от настоящего потребления в пользу будущего в расчете на определенную компенсацию; причем если время, необходимое для создания капитала, увеличивается (изготовление сети займет больше времени, чем удочки), то и компенсация должна возрасти (сетью можно поймать рыбы больше, чем удочкой). Это так называемая «теория окольных методов производства», которая занимает центральное место в концепции Бём- Баверка. Он подчеркивает: «То, что окольные методы по своей отдаче превосходят прямые методы, — это одно из самых важных и фундаментальных положений всей теории производства» [18,461].
  На теории «окольных методов производства» Бём-Баверк основывает и свою концепцию процента. Люди склонны оценивать сегодняшние блага выше, чем блага будущие. Это объясняется, во-первых, длительностью окольных методов производства: чтобы получить более высокий доход в будущем, инвестор (собственник капитала) должен сегодня приобретать средства существования (сегодняшние блага) в счет будущего дохода от капитала. Вторая причина существования процента состоит в том, что люди ожидают роста дохода в будущем, а следовательно, количество располагаемых благ возрастет и их предельная полезность понизится. Наконец, третья причина заключается в некой «близорукости» людей, недооценке ими будущего из-за неопределенности, неуверенности в завтрашнем дне и вообще скоротечности жизни. Если откладывать потребление на будущее, то есть опасность до этого будущего не дожить.
  Таким образом, происхождение процента связывается Бём-Баверком с различиями субъективных оценок полезности благ хозяйствующим субъектом в разных временных периодах. М. Блауг по этому поводу замечает: «Если все, что сделал Бём-Баверк в области теории процента, как следует прокипятить, то в осадке останется одно утверждение: рынок капиталов ставит особенные проблемы из-за вездесущности фактора временной уценки» [18, 279].
  В целом, говоря об отличительных чертах концепции представителей австрийской школы, следует отметить важные особенности ее методологических принципов.
  1. Ярко выраженный субъективизм. Полезность, ценность, цена, издержки производства, капитал, ссудный процент — все основные категории экономической науки выводились представителями австрийской школы из субъективных оценок людей.
  2. Строгий индивидуализм. Основным объектом изучения является хозяйствующий индивид (часто изолированный), его экономические предпочтения и решения. «Поселенец, избушка которого одиноко стоит в первобытном лесу, в стороне от всяких путей сообщения» (Бём-Баверк) и даже Робинзон на необитаемом острове — вот излюбленные объекты анализа в теории австрийской школы.
  3. Принципиально отрицательное отношение к использованию математических методов в экономическом анализе. Использование дифференциального исчисления предполагает непрерывность функции, однако функции спроса и предложения можно рассматривать как непрерывные только при предположении бесконечной делимости благ. Очевидно, что в реальной действительности большинство благ свойством бесконечной делимости не обладают. С этой точки зрения можно утверждать, что представители австрийской школы отказывались от математического инструментария по принципиальным соображениям, желая, чтобы теоретический анализ как можно точнее соответствовал реальной действительности.
  Вместе с тем именно за чрезмерную абстрактность и недостаточную связь с реальными экономическими процессами концепция австрийской школы стала объектом острой критики со стороны представителей различных школ политической экономии.

 
© www.textb.net