Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§3. Особенности методологии А. Смита

  Вклад Адама Смита в экономическую науку связан, прежде всего, с созданием принципиально новых методологических принципов анализа. Смит связывает формирование и развитие экономических отношений с особенностями поведения людей, принципами принятия экономических решений и впервые создает своего рода модель человека, получившую впоследствии название «экономический человек» - «homo economics».
  Это был важнейший шаг вперед в понимании закономерностей экономического развития. Концепция естественного порядка, которую мы видим у предшественников Смита, хотя и вносила в науку понятие объективных экономических законов, но не раскрывала природы этих законов. Они часто сравнивались с законами природы; но в таком случае их можно было трактовать как нечто, данное человеку свыше и не зависящее от его сознания и деятельности.
  Однако экономические отношения возникают только по мере формирования человеческого общества. В экономические отношения вступают люди, наделенные волей, сознанием, ставящие перед собой определенные цели.
  Именно сознательная деятельность людей формирует механизм взаимосвязей, который мы называем экономической системой. Поэтому экономические отношения могут быть поняты лишь в том случае, если мы поймем принципы экономического поведения людей.
  В «Богатстве народов» нет специальной главы, посвященной модели человека, и сам Смит не использует такого понятия, оно появилось в экономической науке позже, однако с первых же страниц своего труда ученый выводит экономические отношения из природы человека, его склонностей и мотивов поведения. Все это позволяет выделить в его концепции несколько базовых принципов, которые и формируют модель «экономического человека».
  1. Людям свойственна природная склонность к торговле, обмену одного предмета на другой. Эта склонность, по мнению Смита, является необходимым следствием способности рассуждать и дара речи, она создает различие способностей у людей и делает это различие полезным, поскольку приводит к разделению труда.
  2. Человек стремится к удовлетворению своих потребностей, а это напрямую зависит от уровня его материального благосостояния. С этой точки зрения человека можно назвать эгоистом, и Смит постоянно подчеркивает это обстоятельство. Люди вступают в экономические отношения друг с другом, желая достичь своего корыстного интереса; но для этого они должны оказывать услуги другим людям, которые также преследуют свой собственный интерес. «Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что нужно тебе... Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму...» [88,77]. При этом из логики Смита следует, что речь идет не о неизменных принципах поведения, единых для всех случаев жизни, а, о своего рода мотивации, проявляющейся в постоянном стремлении людей улучшать свое положение.
  Естественно, возникает вопрос: не нанесет ли такая эгоистическая, основанная на корыстном интересе деятельность вреда обществу? Ответ, который дает на этот вопрос Смит, не оставляет места для подобных опасений: между личным, корыстным интересом отдельного человека и общественным интересом не только нет противоречия, но они тесно связаны между собой. Чем богаче люди, тем богаче общество. Более того, стремление к личной выгоде в конечном итоге способствует общественному прогрессу. Чтобы получать более высокую прибыль, предприниматель снижает издержки производства, повышает производительность труда, использует передовую технику. В результате выигрывает общество в целом: «...Каждый отдельный человек старается по возможности употреблять свой капитал на поддержку отечественной промышленности и так направлять эту промышленность, чтобы продукт ее обладал наибольшей стоимостью... Разумеется, обычно он не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько он содействует ей. ...Он преследует лишь свою собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает от того, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным способом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это. Мне ни разу не приходилось слышать, чтобы много хорошего было сделано теми, которые делали вид, будто они ведут торговлю ради блага общества» [88,442,443].
  Это, пожалуй, наиболее часто цитируемые слова Адама Смита. Под «невидимой рукой» он понимает действие законов рынка и прежде всего сил конкуренции. Рыночная система формируется спонтанно, естественным образом и никем не регулируется. Однако эгоистический интерес и силы конкуренции создают эффективный механизм координации деятельности людей. Причем «невидимая рука» рынка не только рождает необходимые стимулы для хозяйственной деятельности и направляет экономическую активность в нужном для общества направлении - эффективного использования ресурсов, повышения производительности труда, производства необходимых потребителям товаров и услуг; рыночные силы конкуренции формируют также внутренний механизм саморегулирования экономики, когда нарушенное равновесие быстро восстанавливается посредством изменения цен и колебаний спроса и предложения.
  Из логики построения модели «экономического человека» вполне очевидно вытекает вывод: если корыстная, эгоистическая деятельность людей не только обеспечивает достижение ими своего материального интереса, но и способствует росту общественного благосостояния, то такой деятельности людей не надо мешать. Экономическая свобода, невмешательство государства в хозяйственную жизнь — таков важнейший вывод, который формулирует Смит. Отметим, что в отличие от Буагильбера или физиократов он не ограничивается простым провозглашением принципа Laissez faire (принцип невмешательства), а впервые глубоко обосновывает его с присущей ему тщательностью и систематичностью. Смит доказывает, что каждый человек может гораздо лучше законодателя или чиновника определить сферу своей деятельности или выбрать отрасль для применения своего капитала.
  Всякое регулирование здесь бесполезно и даже вредно, поскольку чиновник — плохой управляющий, он живет за государственный счет и непосредственно не заинтересован в хороших результатах работы предприятий, небрежен и расточителен. «Государственный деятель, который попытался бы давать частным лицам указания, как они должны употреблять свои капиталы, обременил бы себя совершенно излишней заботой, а также присвоил бы себе власть, которую нельзя без ущерба доверить не только какому-либо лицу, но и какому бы то ни было совету или учреждению и которая ни в чьих руках не оказалась бы столь опасной, как в руках человека, настолько безумного и самонадеянного, чтобы вообразить себя способным использовать эту власть» [88,443].
  По мнению Смита, функцией государства должно стать предоставление общественных благ. В то же время, защищая свободу торговли, он оправдывает протекционистскую политику в том случае, если она используется как ответная мера против иностранных таможенных пошлин или как способ защиты новых, еще недостаточно конкурентоспособных отраслей.
  А. Смит наряду с абстрактным теоретическим анализом широко использует эмпирический, описательный метод исследования. Он постоянно смотрит на объект исследования как бы с двух точек зрения и поэтому нередко дает разные определения или характеристики одним и тем же явлениям. Подчеркнем, что эта двойственность и даже противоречивость теории Смита сыграла в целом весьма положительную и даже плодотворную роль в последующем развитии политической экономии. Работа Смита стимулировала дальнейшие теоретические исследования, и многие экономисты, существенно отличавшиеся друг от друга по своим взглядам и принципам, находили в «Богатстве народов» отправные точки для своего анализа. Таким образом, формировалось многообразие теоретических подходов и практических рекомендаций, ставшее характерной чертой экономической науки уже в первой половине XIX в. К основным положениям теории А. Смита можно отнести следующее. Центральная проблема, которую анализирует Смит, сформулирована в самом названии его работы: природа богатства, причины его увеличения и принципы распределения. С самого начала он четко определяет исходные принципы своего анализа. Богатство народа заключается в количестве необходимых для существования и удобства жизни продуктов, производимых трудом работников. А уровень богатства определяется, во- первых, производительностью труда и, во-вторых, соотношением между теми, кто занят полезным трудом, и теми, кто им не занят. Из этих двух факторов Смит выделяет в качестве определяющего производительность труда. Он отмечает, что у диких народов почти все — и взрослые, и дети - заняты полезным трудом, однако народы эти живут в ужасной бедности. У цивилизованных народов, наоборот, значительное число людей совсем не работает. Однако продукт, создаваемый работающими, настолько велик, что позволяет обеспечивать всем членам общества уровень благосостояния гораздо более высокий, чем у диких народов.
  Прогресс в развитии производительности труда является, по мнению Смита, следствием разделения труда, и именно с разделения труда он начинает свое исследование и ставит его во главу угла всей своей работы. Такой подход был вполне естественным для мануфактурного периода развития капитализма, когда жил и работал Смит. В мануфактурном производстве еще преобладал ручной труд и повышение производительности обеспечивалось специализацией работников на выполнении отдельных операций, что позволяло увеличивать ловкость каждого отдельного рабочего и экономить время, которое теряется при переходе от одного вида труда к другому. Широко известен пример с булавочной мануфактурой, который приводит Смит: один рабочий тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец, пятый обтачивает один конец для насаживания головки; изготовление самой головки требует двух или трех самостоятельных операций; насадка ее составляет особую операцию, полировка булавки — другую; самостоятельной операцией является даже завертывание готовых булавок в пакетики. Таким образом, сложный труд производства булавок разделен приблизительно на восемнадцать самостоятельных операций и производительность труда возрастает в сотни раз [88,722].
  Однако, прославляя разделение труда, позволяющее увеличивать богатство народа, Смит, верный своему принципу давать всестороннюю оценку тому или иному явлению, весьма резко говорит об отрицательных последствиях специализации. Человек, всю жизнь проводящий в выполнении небольшого числа простых операций, «не имеет случая и необходимости изощрять свои умственные способности или упражнять свою сообразительность... Он поэтому, естественно, утрачивает привычку к такому упражнению и обыкновенно становится таким тупым и невежественным, каким только может стать человеческое существо» [88,722].
  Само возникновение разделения труда Смит объясняет природной склонностью людей к обмену, а уровень его развития связывает с размерами рынка: обширный рынок создает благоприятные условия для разделения труда. Посредством разделения труда развивается сотрудничество между людьми. Каждый человек живет обменом, и поэтому, как считает Смит, само общество превращается в своего рода торговый союз. Это служит основой для возникновения денег. Однако анализу денег и их функциям Смит уделяет мало внимания, что, очевидно, связано с его резко отрицательным отношением к концепции меркантилистов, которые ставили деньги в центр своего анализа. Смит видел в деньгах лишь средство обращения, техническое орудие, облегчающее обмен. Стала крылатой фраза Смита, что «деньги — это великое колесо обращения».
  Далее Смит переходит к рассмотрению правил, согласно которым люди обменивают товары друг на друга или на деньги, — к проблеме стоимости. Он отмечает, что слово «стоимость» имеет два различных значения: полезность какого-нибудь предмета (потребительная стоимость) и возможность приобретения других предметов в обмен на данный предмет (меновая стоимость). Ключевой вопрос, сформулированный Смитом и ставший затем на долгое время центральным для экономической науки, — каково действительное мерило этой меновой стоимости, или в чем состоит действительная цена всех товаров? Полезность, по мнению Смита, таким мерилом служить не может, потому что предметы с большой потребительной стоимостью часто имеют совсем маленькую меновую стоимость, и наоборот. «Нет ничего полезнее воды, но на нее почти ничего нельзя купить, почти ничего нельзя получить в обмен на нее. Напротив, алмаз почти не имеет никакой потребительной стоимости, но часто в обмен на него можно получить очень большое количество других товаров»[88,87]. Этот пример вошел впоследствии в экономическую науку как «парадокс Смита».
  Действительным мерилом меновой стоимости Смит считает труд, затраченный на производство товара. Формулируя трудовую теорию стоимости, Смит не просто повторяет то, что уже было сказано его предшественниками, а делает значительный шаг вперед. Во-первых, он преодолевает заблуждение физиократов об исключительной производительности труда в земледелии и признает равнозначность всех видов производительного труда с точки зрения создания стоимости. Во-вторых, Смит отмечает, что при измерении стоимости необходимо принимать в расчет различную степень затраченных усилий и искусства рабочего, поскольку квалифицированный или тяжелый труд за один час создает больше стоимости, чем неквалифицированный или легкий. В-третьих, у Смита есть понимание того, что стоимость товара должна определяться не фактическими затратами труда данного конкретного работника, а средними затратами, нормальными для данного общества (иначе ленивый и неумелый работник, который тратит неоправданно много времени на производство продукта, производил бы большую стоимость и получал бы большой доход).
  Параллельно с определением стоимости трудом, затраченным на производство товара, Смит дает и несколько иное определение: «Стоимость всякого товара для лица, которое обладает им,... равна количеству труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение»[88,88]. Казалось бы, в условиях эквивалентного обмена не имеет значения, как определять величину стоимости товара: затраченным трудом или покупаемым трудом. Если, например, на производство одного стола необходимо затратить 10 час. рабочего времени, а на производство одного стула - 5 час., то на рынке один стол можно обменять на два стула, а значит, получить в обмен количество труда, эквивалентное стоимости самого стола, т. е. 10 час. С этой точки зрения определение стоимости через покупаемый труд можно рассматривать как вариант трудовой теории стоимости.
  Однако такие рассуждения справедливы для условий, когда весь произведенный продукт принадлежит самому работнику. Если же наемный рабочий работает на капиталиста, то равенства между затраченным им трудом и тем трудом, который он получает в обмен на свой труд в виде заработной платы, уже нет, потому что часть произведенного продукта достается владельцу капитала в виде прибыли. Более того, в сельском хозяйстве на свой доход в виде ренты претендует собственник земли. Смит видит это противоречие и делает вывод, что стоимость товара определяется трудом только в докапиталистических экономических системах.
  «В обществе первобытном и малоразвитом, предшествовавшем накоплению капиталов и обращению земли в частную собственность, соотношение между количествами труда, необходимыми для приобретения разных предметов, было, по-видимому, единственным основанием, которое могло служить руководством для обмена их друг на друга. (...) Лишь только в руках частных лиц начинают накопляться капиталы, некоторые из них, естественно, стремятся использовать эти капиталы для того, чтобы нанять трудолюбивых людей ... в расчете получить выгоду на продаже продуктов их труда...
  При таком положении вещей работнику не всегда принадлежит весь продукт его труда. В большинстве случаев он должен делить его с владельцем капитала, который нанимает его. В таком случае количество труда, обычно затрачиваемое на приобретение или производство какого-либо товара, не является единственным условием для определения количества труда, которое может быть куплено или получено в обмен на него. (...)
  С тех пор, как вся земля в той или иной стране превратилась в частную собственность, землевладельцы ... хотят пожинать там, где не сеяли, и начинают требовать ренту даже за естественные плоды земли» [88,103,105].
  Для условий капиталистического производства Смит формулирует другое определение стоимости: «Заработная плата, прибыль и рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, равно как и всякой меновой стоимости» [88,107]. Таким образом, стоимость складывается из доходов и фактически может быть сведена к издержкам производства. Этот подход противоречит определению стоимости трудом (затраченным или покупаемым).
  Это противоречие оказало впоследствии большое влияние на развитие экономической науки. Разные экономисты опирались на разные элементы концепции Смита, что привело к формированию различных течений внутри классической политической экономии.
  Смит рассматривает также проблемы ценообразования. В каждом обществе или каждой местности, считает он, существует обычная или средняя норма как заработной платы, так и прибыли для каждого из различных приложений труда и капитала. Равным образом существует обычная или средняя норма ренты, которая регулируется расположением земельных участков или их плодородием. Смит называет естественной ценой товара такую цену, которая обеспечивает заработную плату, прибыль на капитал и ренту в соответствии с обычными или средними нормами. Фактическая (рыночная) цена товара может отклоняться от его естественной цены под воздействием колебаний спроса и предложения. Но силы конкуренции будут способствовать ликвидации этого отклонения. «Таким образом, — пишет Смит, — естественная цена как бы представляет собою центральную цену, к которой постоянно тяготеют цены всех товаров» [88,112].
  Концепция стоимости занимает центральное место в классической политической экономии, и в частности у Смита, потому что она является теоретической основой для понимания не только механизма обмена товаров и определения рыночных цен, но и формирования доходов. Выделяя в современном ему обществе три основных класса — рабочих, капиталистов и землевладельцев, Смит рассматривает в качестве основных доходов заработную плату, прибыль и ренту. При этом двойственность в определении стоимости товара приводит у Смита к неоднозначности в трактовке основных доходов.
  Заработная плата составляет естественное вознаграждение за труд, однако в условиях капитализма рабочий не может получать полный продукт своего труда. При этом Смит, с одной стороны, рассматривает капитал и землю как источники новой стоимости, которая в процессе производства присоединяется к стоимости, созданной трудом. С этой точки зрения прибыль и рента создаются капиталом и землей соответственно. С другой стороны, Смит подчеркивает, что рента и прибыль являются вычетами из продукта труда рабочего, что соответствует трудовой теории стоимости.
  Конкретный размер заработной платы может изменяться в результате действия ряда факторов, среди которых Смит называет соотношение сил между рабочими и капиталистами и борьбу между ними, относительные размеры спроса и предложения на рынке труда, общее состояние хозяйства, поскольку экономический прогресс или регресс приводят к соответствующему изменению спроса на рабочие руки. Смит также отмечает, что изменение величины заработной платы влияет на численность населения, которая, в свою очередь, регулирует уровень заработной платы. Высокая заработная плата позволяет рабочим лучше содержать своих детей, детская смертность сокращается, и через некоторое время предложение труда возрастет, что, в свою очередь, приведет к снижению заработной платы.
  Однако при всех возможных колебаниях заработной платы существует, по мнению Смита, известная граница, ниже которой невозможно сократить ее размер на сколько - нибудь продолжительное время. Заработная плата в любом случае должна быть достаточной для существования рабочего и содержания его семьи. Следует подчеркнуть, что Смит сочувственно относился к рабочим, положение которых в те годы было весьма тяжелым, и считал, что для общества выгоднее, когда рабочие получают высокую заработную плату.
  «Следует ли считать ... улучшение положения низших слоев народа выгодным или невыгодным для общества? Ответ... представляется совершенно ясным. Прислуга, рабочие и поденщики всякого рода составляют преобладающую часть всякого крупного государства. А то, что ведет к улучшению условий существования большинства, никоим образом не может быть признано вредным для целого. Ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна. Да, кроме того, простая справедливость требует, чтобы люди, которые кормят, одевают и строят жилища для всего народа, получали такую долю продуктов своего собственного труда, чтобы сами могли иметь сносную пищу, одежду и жилище» [88,130].
  Прибыль у Смита выступает как результат делового использования накопленного капитала, и поэтому ее размер зависит, прежде всего, от стоимости используемого капитала и может быть больше или меньше в зависимости от размеров этого капитала. Ссудный процент выступает как величина, производная от прибыли. Процент на деньги, указывает Смит, будет выше в тех случаях, когда возможно получить более высокую прибыль от вложения денег в какое-нибудь дело. Следовательно, рыночная норма процента должна изменяться в соответствии с обычной прибылью на капитал.
  В теории земельной ренты Смита можно выделить несколько основных положений.
  1. Рента не представляет собой прибыли или процента на капитал, затраченный землевладельцем на улучшение земли, поскольку она уплачивается и за земли, совсем не подвергавшиеся улучшению. Поэтому Смит считает ренту разновидностью монопольной цены, т.е. следствием монополии на землю.
  2. Величина земельной ренты изменяется не только в зависимости от плодородия земли, каков бы ни был продукт, получаемый с нее, но и в зависимости от ее местоположения, каково бы ни было ее плодородие.
  3. Рента входит в состав цены продукта иным образом, чем заработная плата или прибыль. «Высокая или низкая заработная плата и прибыль на капитал являются причиной высокой или низкой цены продукта; больший или меньший размер ренты является результатом последней» [88,189].
  Большое внимание Смит уделяет анализу капитала и его накопления, поскольку «всякое увеличение или уменьшение капитала, естественно, ведет к увеличению или уменьшению промышленной деятельности, количества производительных рабочих, а следовательно, и меновой стоимости годового продукта земли и труда страны, реального богатства и дохода всех его жителей» [88,345].
  Капитал определяется в «Богатстве народов» как запас материальных предметов, которые их владелец использует в производстве с целью получения дохода. Смит впервые вводит деление капитала на основной и оборотный. Основной капитал приносит доход или прибыль без перехода от одного владельца к другому и включает в себя,, с точки зрения Смита, машины и орудия труда, постройки, используемые для производственной или торговой деятельности, расходы на улучшение земли, а также приобретенные в ходе обучения или работы полезные способности и навыки членов общества (сегодня мы назвали бы это «человеческим капиталом»).
  Оборотный капитал, согласно определению Смита, постоянно уходит от его владельца в одной форме и возвращается в другой, и только путем такого обращения он приносит прибыль. В состав оборотного капитала входят денежные средства, сырье и полуфабрикаты, а также готовые, но еще не реализованные товары.
  Что необходимо для увеличения размеров капитала и, соответственно, для роста богатства общества? На этот вопрос Смит дает простой ответ: «Капиталы возрастают в результате бережливости» (говоря современным экономическим языком, источником инвестиций являются сбережения). Все, что человек сберегает из своего дохода, он добавляет к своему капиталу, либо, затрачивая деньги на расширение производства, либо давая возможность сделать это кому- нибудь другому, ссужая ему деньги под проценты. Это, по мнению Смита, приводит в движение добавочное количество труда, которое придает добавочную стоимость годовому продукту. Праздность и расточительство, наоборот, ведут к уменьшению реального богатства и дохода всех жителей страны. «...Каждый расточитель оказывается врагом общественного блага, а всякий бережливый человек — общественным благодетелем» [88,348].
  Важное место в общей концепции Смита занимают его взгляды на проблему производительного и непроизводительного труда. Вспомним: еще в самом начале своей работы Смит подчеркивает, что общее богатство нации зависит от того, какая часть населения занята производительным трудом. Сама по себе эта проблема в экономической науке была впервые поставлена физиократами, которые считали труд в земледелии производительным (производящим чистый продукт), а в промышленности и торговле — непроизводительным (бесплодным). Смит не соглашается с физиократами и вырабатывает в этом вопросе собственную, существенно более глубокую, хотя и не лишенную двойственности точку зрения.
  Один вид труда увеличивает стоимость предмета, к которому он прилагается, другой вид труда не производит такого действия. Первый Смит называет производительным трудом, второй — непроизводительным. Из этого прежде всего следует вывод, что производительным труд выступает как в земледелии, так и в промышленности.
  Какой же труд Смит не относит к производительному? Он сравнивает труд рабочего мануфактуры и труд домашнего слуги и видит здесь два отличия. Во- первых, труд рабочего фактически ничего не стоит хозяину мануфактуры, поскольку стоимость заработной платы возвращается ему вместе с прибылью после продажи произведенного рабочим продукта. Иными словами, труд мануфактурного рабочего обменивается на капитал и способствует увеличению этого капитала. Труд слуги, наоборот, оплачивается из дохода, и расход на содержание слуги никак не возмещается. «Человек становится богатым, давая занятие большому числу мануфактурных рабочих; он беднеет, если содержит большое число домашних слуг» [88,339]. Здесь мы видим еще один аргумент, осуждающий расточительность.
  Второе отличие заключается в том, что рабочий производит материальный продукт, а труд слуги представляет собой услугу и не закрепляется ни в каком длительном существующем предмете или товаре, который продолжал бы существовать и после прекращения труда и за который можно было бы получить потом равное количество труда.
  Таким образом, производительным, по Смиту, является труд, который производит материальный продукт и обменивается на капитал. Чем больше в обществе непроизводительных работников и тех, кто совсем не работает, тем меньше производится материальных продуктов, составляющих основу богатства нации, и больше расходуется полученный доход, препятствуя бережливости и накоплению капитала. Симпатии Смита, очевидно, на стороне тех, чей труд и чьи капиталы способствуют увеличению богатства. «Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости... Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собою непроизводительных работников. Они являются слугами общества и содержатся на часть годового продукта труда остального населения. Их деятельность, как бы почетна, полезна или необходима она ни была, не производит решительно ничего, за что потом можно было бы получить равное количество услуг. (...) К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий - священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, паяцы, музыканты, оперные певцы, танцовщики и пр.» [88?339].
  Резюмируя отметим, что в своем выдающемся труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» Адам Смит впервые формулирует целостную систему теоретических представлений о принципах функционирования экономики. Опираясь на фундамент, заложенный его предшественниками, Смит возвел здание новой науки — политической экономии.
  Выводы
  1. В своем труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» А. Смит впервые формулирует целостную систему теоретических представлений о принципах функционирования экономики. Это дает основание утверждать, что А. Смит надеется действительным создателем политической экономии как науки.
  2. А. Смит выводит экономические отношения из природы человека, его склонностей и мотивов поведения и впервые создает модель человека, получившую название «экономический человек». Люди, по мнению Смита, вступают в экономические отношения друг с другом, желая достичь своего корыстного интереса, но для этого они должны оказывать услуги другим людям. Между личным корыстным интересом отдельного человека и общественным интересом нет противоречия: стремление к личной выгоде в конечном итоге способствует общественному прогрессу. Смит говорит о «невидимой руке рынка», т.е. о силах конкуренции, которые способствуют согласованию частного и общественного интереса.
  3. Экономическая свобода, невмешательство государства в хозяйственную жизнь - таков важнейший вывод, который формулирует Смит. Он не ограничивается простым провозглашением принципа laissez faire, а впервые глубоко обосновывает его.
  4. Центральная проблема, которую анализирует Смит, - природа богатства, причины его увеличения и принципы распределения. Богатство народа заключается в производимых экономикой продуктах, а основным фактором, определяющим уровень богатства, является производительность труда. Повышение производительности труда Смит связывает с развитием разделения труда.
  5. Смит дает несколько определений стоимости товара. Он говорит, что действительным мерилом меновой стоимости является труд, затраченный на производство товара. Одновременно он определяет стоимость через количество труда, которое можно купить на данный товар. Однако Смит считал, что стоимость товара определяется трудом только в докапиталистических экономических системах, а при капитализме стоимость складывается из доходов. Эта неоднозначность теории стоимости оказала впоследствии большое влияние на развитие экономической науки. Разные экономисты опирались на разные элементы концепции Смита, что привело к формированию различных течений внутри классической политической экономии.
  6. Концепция стоимости выступает теоретической основой понимания не только механизма обмена товаров и определения рыночных цен, но и формирования доходов. Выделяя в современном ему обществе три основных класса - рабочих, капиталистов и землевладельцев, Смит рассматривает в качестве основных доходов заработную плату, прибыль и ренту.
  7. Основу роста богатства общества составляет накопление капитала, условием которого является бережливость. Все, что человек сберегает из дохода, он добавляет к своему капиталу. Это, по мнению Смита, приводит в движение добавочное количество труда, которое придает добавочную стоимость годовому продукту. Праздность и расточительство, наоборот, ведут к уменьшению реального богатства.

 
© www.textb.net