Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§ 2. Становление политической экономии как науки. Экономические взгляды А. Смита

  Сам термин «политическая экономия» возник задолго до того как политическая экономия стала наукой. В оборот ее ввел представитель меркантилизма Монкретьен де Воттевиль еще в 1615 году, написав «Трактат политической экономии», сугубо практическое произведение, содержащее рекомендации в духе представителей данной школы. Нам важно значение, которое было вложено в понятие «политическая экономия». Со времен Ксенофонта экономика понималась как наука о рациональном ведении домашнего хозяйства. Монкретьена же, как и других представителей меркантилизма, интересовали вопросы связанные с процветанием государства, национальной экономики в целом. И появление нового термина («полис» — государство) и означало появление новой науки — науки о процветании национального хозяйства. Хотя в строгом смысле науки еще не было, поскольку наука начинается там, где обнаруживаются глубокие, устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные связи и зависимости. И становление политической экономии как науки связано с именем выдающегося английского ученого А. Смита. Именно благодаря ему политическая экономия выделяется как самостоятельная отрасль знаний из круга гуманитарных наук, перестает быть уделом гениальных самоучек, становится академической дисциплиной и обязательным элементом образования молодых людей высших, а затем и других сословий.
  Заслуги А. Смита перед политической экономией столь велики, что стоит сказать несколько слов о нем самом. А. Смит родился в 1723 году в семье чиновника, в возрасте четырнадцати лет поступает в университет г. Глазго по классу нравственной философии. В 1746 году Смит уже читает лекции по естественному праву, которое в восемнадцатом веке включало юриспруденцию, политические учения, социологию, экономику. Умер он в 1790 г.
  А. Смит исходил из того, что главным мотивом человеческой деятельности является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек, по его мнению, может, только предлагая свои товары и услуги на обмен другим людям. Как пишет Смит «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах»2. И, следовательно, естественное стремление людей улучшить свое положение является столь мощным стимулом, что он сам способен привести общество к благосостоянию. Из концепции своекорыстного интереса вытекала и политика невмешательства, или «естественной свободы». Ведь если экономическая деятельность каждого ведет, в конечном счете, к благу общества, ее нельзя стеснять.
  Тем не менее, экономические взгляды А. Смита будут поняты недостаточно полно, если не принять во внимание его первую большую работу «Теория нравственных чувств», которая была опубликована в 1759 году и содержит его социально-философские идеи. Исходя из характерного для философии восемнадцатого века тезиса о существовании «естественных законов», Смит в качестве естественных характеристик человека в своей работе вводит два основных понятия: «чувство симпатии» и «внутренний наблюдатель» (совесть). При этом основой симпатии Смит считал способность человека силой воображения ставить себя на место других людей и чувствовать за них. Оставаясь на позиции существования естественных законов, Смит утверждает, что справедливо то, что естественно, а естественно стремление человека к собственному благу при благожелательном отношении к другим людям. Возможность же согласования эгоизма и симпатии, в конечном счете, заложена природой (Богом), наделившей человека совестью.
  Интересно отметить, что тезис о гармонии интересов различных людей у Смита не вывод, следующий из действия «невидимой руки» (объективных экономических законов), а исходная мировоззренческая посылка, основанная на вере в Бога; поэтому и поиск экономических законов опирается у него на веру в естественную, изначальную гармонию. Не случайно в описании действия «невидимой руки» у Смита присутствует не только экономический аспект, который сводится к благотворности для общества непреднамеренных последствий целенаправленных действий людей, но и мировоззренческий — вера в мудрость Провидения, признание ограниченности человеческого разума. Именно в «Теории нравственных чувств» Смит описывает ситуацию, когда направляемый «рукой Провидения» бесчувственный, гордый и жадный (эпитеты А. Смита — прим. автора) богатый собственник без всякого преднамеренного желания служит интересам общества, ибо, заботясь исключительно о собственном богатстве он дает работу, а, следовательно, и пропитание неимущим. При этом богатый из своих богатств потребляет лишь небольшую часть, столь небольшую, что, по мнению Смита, она сопоставима с уровнем потребления каждого из неимущих. Поэтому только кажется, что Провидение немногим дало все, а других лишило наследства и превратило в наемных рабочих. Кажущееся громадным имущественное неравенство между людьми при внимательном рассмотрении является равенством, причем таким, как если бы земля была распределена поровну между всеми людьми. Намек на Провидение как бы говорит, что все создал Бог. Он же печется и об устройстве общества. С виду устройство кажется несправедливым, но на самом деле стоит только постичь тайные замысел Бога и мир предстанет в ином свете.
  Можно с полным правом сказать, что философская и этическая сторона экономического учения А. Смита была заложена в «Теории нравственных чувств». Именно в ней было определено представление о справедливости и природе человека, о свободе и моральных обязательствах, заложенных Природой и Богом, о значении и месте материального интереса в жизни человека и общества. Важнейшей идеей данной работы была идея доверия к человеку, которая была тесно связана с признанием его права на свободу, в том числе свободу в области хозяйствования. Интересно отметить, что в конце «Теории нравственных чувств» Смит обещает в следующей работе разъяснить механизм действия «естественного закона справедливости», в результате которого «каждый получает свою долю из всего произведенного землей».
  «Теория нравственных чувств» при жизни автора выдержала пять изданий, но не она обессмертила имя А. Смита. Мировую известность и влияние принесла ему его вторая книга «Исследование о природе и причинах богатства народов», опубликованная в Лондоне в 1776 году. Эта работа одна из немногих книг, которая входит в сокровище человеческой мысли. Она не только обессмертила имя автора, но именно она, вместе с такими книгами как "Капитал" К. Маркса и "Общая теория процента и денег" Д. Кейнса, являются теми столпами, на которых зиждется современная экономическая теория.
  При жизни автора она неоднократно переиздавалась на его родине и получила всеевпропейскую известность. В России в 1802-1806 гг. первый ее русский перевод. "Экономическая строфа" "Евгения Онегина" А. Пушкина, где герой романа
  Бранил Гомера, Феокрита;
  Зато читал Адама Смита
  И был глубокий эконом,
  То есть умел судить о том
  Как государство богатеет,
  И чем живет, и почему
  Не нужно золото ему,
  Когда простой продукт имеет.
  И эти строки показывают не только известность А. Смита в России, но и то, что сам наш национальный поэт глубоко и верно понял суть взглядов великого экономиста.
  Внутренне обе работы оставались сторонами одного и того же предмета, с разных сторон изучающего природу человека. И если, по образному выражению Г. Бокля, в «Теории нравственных чувств» Смит исследует сочувственную сторону человеческой природы, то в «Богатстве народов» — своекорыстную ее сторону.
  В соответствии с названием своей книги, Смит в первую очередь исследует причины роста богатства нации, роль труда в этом процессе, факторы увеличения его производительности, «естественный» порядок распределения продукта между различными классами, природу капитала, способы его постепенного накопления и многое другое.
  Поскольку работа называется «Исследование о природе и причинах богатства народов», то первая глава книги и дает ответ на данный вопрос. Богатство нации, по Смиту, представляет собой продукты материального производства, а величина последних, зависит от двух факторов:
  — доли населения, занятого производительным, трудом
  — и производительности труда:
  При этом под производительным трудом Смит понимал весь труд, занятый в сфере материального производства, именно тот труд, который увеличивает стоимость предмета, к которому он прилагается и в котором закрепляется. Главным же фактором роста производительности труда Смит считал разделение труда или специализацию, считая особенно эффективной пооперационную (хрестоматийный пример с булавочной мануфактурой).
  Изобразив преимущества разделения труда, Смит ставит вопрос о деньгах и рассматривает их как техническое орудие, облегчающее ход экономических процессов, как результат договоренности между людьми. Эту идею, как вы помните, высказал еще Аристотель. И далее, как и Аристотель, Смит приступает к выяснению правил, согласно которым люди обменивают товары друг на друга; правил, которые определяют относительную, или меновую стоимость товара.
  Это один из самых сложных разделов книги. Не случайно, приступая к нему, Смит просит у читателей внимания и терпения. В этом разделе можно найти элементы и трудовой теории стоимости и теории, которая в дальнейшем получила название теории трех факторов производства. У самого Смита представлены три концепции стоимости.
  • С одной стороны, признавая равнозначность всех видов производительного труда с точки зрения создания стоимости, Смит приходит к выводу, что стоимость ни что иное, как количество заключенного в товаре необходимого труда. Таким образом, труд является не только источником богатства, но и мерой стоимости. К слову сказать, трудовая теория стоимости имеет и социальное содержание: определение стоимости трудом предполагает всеобщность и равенство (в качественном смысле) всех видов труда. Это можно трактовать как признание равенства всех людей: если в обмене товары равны, значит труд производителей этих товаров одинаков, и они равнозначны как личности.
  • Вторая концепция сводится к тому, что стоимость определяется тем количеством труда, которое можно купить на данный товар. Если рассматривать простое товарное производство, то принципиальной разницы между первой и второй концепцией нет. Однако если взять производство, в котором существует капитал и наемный труд, то картина складывается иная. Предприниматель получает большую стоимость, чем платит за труд. Налицо нарушение принципа эквивалентности, которое является основой трудовой теории стоимости. Уходя от этого противоречия, Смит делает вывод, что стоимость товаров определяется трудом только в «первобытном» состоянии общества.
  • В условиях же капиталистического производства стоимость, по мнению Смита, складывается из издержек, включающих заработную плату, прибыль и ренту. Он пишет, что «Заработная плата, прибыль и рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, равно как и всякой меновой стоимости». И цена, или меновая стоимость любого товара, сводится ко всем указанным трем частям. Эта концепция А. Смита легла в основу теории, получившей в дальнейшем название теории трех факторов производства.
  Из теории стоимости А. Смита вытекает и его теория распределения продукта. И она так же двойственна, как и его теории стоимости. С одной стороны, если конечным основанием стоимости считать труд, то весь продукт труда должен принадлежать непосредственному производителю. По мнению Смита, так и было в обществе, где в одном лице соединялся и собственник факторов производства, и производитель. В условиях же капиталистического производства, когда работник отчужден от средств производства, часть созданного им продукта вычитается в пользу землевладельца (в форме ренты) и в пользу предпринимателя (в форме прибыли). По существу Смит рассматривает эти формы дохода как присвоение неоплаченного труда. Но одновременно у Смита существует и другая трактовка источника данных доходов, вытекающая из его концепции стоимости как суммы доходов. В этом случае прибыль и рента не могут быть вычетами из стоимости созданного продукта, поскольку капитал и земля как факторы производства участвуют на равных в создании стоимости продукта и соответственно претендуют на свою долю.
  Сложив стоимость из доходов, Смит пытается определить, чем определяется естественная норма каждого дохода, особое внимание, уделяя факторам, определяющим уровень заработной платы. Обычный уровень заработной платы, по его наблюдению, зависит от договора между предпринимателями и рабочими. Но определяются ли ее размеры прожиточным минимумом, который Смит называет «самой низкой нормой, которая только совместима с простой человечностью»? Смит не приемлет данную точку зрения, подчеркивая, что теория прожиточного минимума малопригодна для объяснения того, каким образом заработная плата определяется в действительной жизни. И приводит следующие аргументы:
  — уровень заработной платы сельскохозяйственных рабочих всегда выше летом, чем зимой, хотя стоимость жизни для рабочих зимой, безусловно, выше,
  — в разных частях страны заработная плата различна, а цены на продовольствие везде одинаковы,
  — заработная плата и цены на продовольствие нередко движутся в противоположных направлениях и т.д.
  Интересно и то, что Смит связывал изменения заработной платы с экономическим состоянием страны, считая, что рост заработной платы есть свидетельство экономического прогресса, поскольку рост заработной платы обусловлен большим спросом на труд.
  Прибыль же, согласно представлениям Смита, это не только заработная плата за особый вид труда по управлению, она включает и другие элементы, так как очевидно, что размеры прибыли определяются размерами капитала и не связаны с тяжестью труда. Что касается тенденции в изменении размеров прибыли, то они вызываются, по Смиту, теми же причинами, которые вызывают повышение или уменьшение заработной платы, т.е. зависят от возрастания или уменьшения богатства общества. Но эти причины весьма различно отражаются на заработной плате и прибыли. Возрастание капитала, увеличивающее заработную плату, ведет к понижению прибыли, поскольку в ситуации, когда многие капиталы вкладываются в одну отрасль, их взаимная конкуренция естественно ведет к понижению их прибылей. Поэтому Смит неоднократно подчеркивает, что частные интересы предпринимателей никогда не совпадают с интересами общественными, так как чем выше уровень производства и национального богатства, тем меньше норма прибыли. А поскольку норма прибыли находится в обратной зависимости от общественного благосостояния, то класс предпринимателей обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его. Не случайно Смит советует с крайним недоверием относится ко всякому предложению нового закона, исходящего от этого разряда людей. Отмечает он и стремление к монополизму, свойственное данному классу.
  Большое внимание Смит уделяет проблеме накопления капитала, рассматривая его как ключ к богатству нации. Как уже упоминалось, Смит ставил богатство нации в зависимость от доли населения, занятого производительным трудом, где под производительным трудом он понимал весь труд, занятый в сфере материального производства (в этом его отличие от меркантилистов и физиократов). Любопытно, что к производительному населению Смит относил и предпринимателей, считая, что они выполняют важнейшую социальную функцию — функцию накопления. А, по мнению Смита, кто сберегает — тот благодетель нации, а расточитель — ее враг. Почему? Да потому, что бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на привлечение дополнительных производительных работников, ведет в конечном счете к увеличению стоимости годового продукта страны, т.е. к возрастанию богатства нации. Не удивительно, что у Смита бережливость, а не трудолюбие, является непосредственной причиной возрастания капитала, поскольку «...хотя трудолюбие и создает то, что накопляет сбережение, но капитал никогда не мог бы возрастать, если бы бережливость не сберегала и не накопляла».
  В последних главах книги Смит вновь возвращается к своему принципу «невидимой руки», доказывая гармонию интересов личности и общества, считая, что своекорыстный интерес каждого приведет к общественному благу. Отсюда вытекает и соответствующая экономическая программа, которая требует отмены всех мер, ограничивающих мобильность рабочей силы, отмены правительственной регламентации промышленности и торговли, разрешение свободной торговли землей. Будучи последовательным, Смит выступает за уменьшение роли государства, сводя его функции к обеспечению военной безопасности, отправлению правосудия и обязанности содержать общественные сооружения и общественные учреждения.
  Значительное внимание уделил А. Смит и вопросу государственных финансов, сформулировав, в частности, свои знаменитые четыре принципа налогообложения. Говоря об источниках налогообложения, Смит, в соответствии со своими взглядами на непроизводительный характер государственных расходов, выступал против привлечения капиталов в качестве налогового источника, разграничивая понятия капитал и доход. Этот взгляд будет характерен для всех представителей классической школы, которые считали, что облагать налогом капитал, значит его уничтожать, в соответствии с принципом «что облагается налогом — то убывает». Интересно отметить, что теория о непроизводительном характере государственных расходов не мешает, тем не менее, Смиту признать налог справедливой ценой за оплату услуг государства. Это дало основание более поздним исследователям считать, что в трактовке налога Смит стоял на позициях теории эквивалентного обмена.
  А. Смит заложил основы теории международной торговли, рассматривая развитие внешнеэкономических связей между странами, исходя из различий в абсолютных уровнях издержек производства в отдельных странах. В каждой стране есть такие товары, цена которых ниже, чем в других странах, потому что затраты на их производство меньше.
  Поэтому и покупать товары надо там, где они дешевле, соответственно предлагая в обмен свои товары, затраты на производство которых ниже, чем в других странах. Он писал:
  «Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом».
  А. Смит обосновал также принцип «свободной торговли» между странами, согласно которому внешняя торговля не должна подвергаться каким-либо ограничениям со стороны отдельных национальных государств.
  Заканчивая рассмотрение взглядов А. Смита, хочется еще раз обратить внимание, что он заложил определенное представление о человеческой природе в основу целой теоретической системы, где несущими конструкциями являются: изначальная заложенная в человеке склонность к обмену и эгоизм. Первая ведет к разделению труда, вторая — к выбору занятия, которая принесет человеку больший доход, а это означает, что человек будет специализироваться на производстве той продукции, которая получается у него лучшего качества и с меньшими издержками, чем у конкурентов. Здесь прорисовывается фигура «экономического человека», рационального и своекорыстного, которая станет центральной фигурой экономических исследований в последующие два столетия. Но у классиков модель экономического человека относиться пока только к предпринимателям.
  Рациональность и нравственность человека у Смита еще идут рука об руку, и эта вера в гармонию пронизывает оптимизмом всю его экономическую теорию. Это проявляется и во взглядах на перспективы экономического роста и накопления капитала и на взаимоотношения между классами. Считая единственным источником богатства нации труд, самым бесспорным свидетельством процветания любой страны Смит считает возрастание спроса на него. Естественно, возрастает и заработная плата. Смит пишет по этому поводу, — «Щедрая оплата труда является как неизбежным следствием, так и естественным симптомом роста национального богатства... Жаловаться по поводу нее значит оплакивать необходимые следствия и причины величайшего общественного благосостояния».
  Но не является ли рост заработной платы препятствием росту накопления капитала? Смит дает на этот вопрос отрицательный ответ, считая, что рост заработной платы сопровождается увеличением производительной силы труда в силу различных усовершенствований. Это приводит к снижению затрат труда на единицу продукции, что более чем компенсирует увеличение цены труда, тем самым увеличивая прибыль. Рост прибыли, в свою очередь, увеличит фонд для содержания производительных рабочих и увеличит их заработную плату. Таким образом, динамика социального благосостояния рабочих зависит от роста капитала: чем выше спрос на рабочую силу, тем выше цена труда. Но не только в этом заключаются благотворные последствия накопления капитала. Увеличение последнего, увеличивая объем производственной деятельности и количество производительных рабочих, ведет к увеличению стоимости годового продукта, что в свою очередь, обеспечивает увеличения реального богатства и дохода жителей страны. Нужны ли еще доказательства гармонии интересов всех классов общества?
  Заслуга Смита в становлении классической политической экономии бесспорна, но не только ему она обязана своим влиянием на экономическую мысль следующего столетия. Завершение системы классической политической экономии связано с именем другого крупнейшего английского экономиста — Д. Рикардо, именно в его трудах политическая экономия приобрела черты науки как системы знаний об экономическом базисе общества.

 
© www.textb.net