Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§ 1. Анализ процесса монополизации экономики представителями исторической школы и марксизма

  На процесс усиления монополизации экономики в последней трети девятнадцатого века первыми обратили внимание представители немецкой исторической школы, и это не случайно, поскольку именно они в своих исследованиях сделали акцент на описании отдельных экономических процессов, собирании фактического материала. Эту стадию развития капитализма они назвали империализмом по аналогии с процессом формирования империй прошлого — римской, персидской и др. Поскольку самым ярким проявлением империализма стал захват колоний, поначалу он был рассмотрен как чисто политический феномен. Любопытно, что Й. Шумпетер не согласился с такой трактовкой, доказывая в своей книге «Социология империализма», что капитализм и агрессия несовместимы, так как товарные отношения формируют тип человека, который стремиться решать проблемы мирным путем; иными словами, получать необходимые блага с помощью честной сделки, а не с помощью насилия. Нельзя вывести, по Шумпетеру, империалистическую политику из экономических отношений капитализма, а надо апеллировать к нерациональности человека, к привычкам, обычаям, психологии, доставшимся человеку в наследство от феодализма. Здесь Шумпетер выступает как представитель институционального направления.
  Анализу империализма были посвящены многие исследования представителей германского социал-демократического движения, наиболее известной является работа Р. Гильфердинга (1877— 1941) «Финансовый капитал» (1910), в которой он сделал одну из первых попыток дать научное объяснение новым явлениям капитализма. Гильфердинг принимает положение и классической школы, и марксизма, что стремление к возможно более высокой прибыли имеет объективным результатом тенденцию к установлению равной средней нормы прибыли на равные по величине капиталы. Этот результат достигается конкуренцией капиталов из-за сфер применения, постоянным приливом капитала в такие сферы, где норма прибыли выше средней и постоянным отливом из таких сфер, где она ниже средней. Однако Гильфердинг обращает внимание на то, что эти постоянные «приливы» и «отливы» наталкиваются на препятствия, увеличивающиеся с уровнем капиталистического развития, к которым, в первую очередь, следует отнести колоссальное увеличение основного капитала. На этой базе возникают промышленные монополии. Тенденции к монополизации промышленности стимулируются, по мнению Гильфердинга, заинтересованностью банковского капитала, который стремится к абсолютному устранению конкуренции между теми предприятиями, в которых он принимает участие. Так возникает финансовой капитал, который, по выражению Гильфердинга, «...хочет не свободы, а господства. Он не видит смысла в самостоятельности индивидуального капиталиста и требует ограничения последнего. Он с отвращением относится к анархии конкуренции и стремится к организации... Он нуждается в политически сильном государстве. Ему нужно государство, которое повсюду в мире может осуществлять вмешательство, чтобы весь мир превратить в сферу приложения своего финансового капитала». Здесь, Гильфердинг выступает как последователь марксизма, однако в дальнейшем он становится сторонником теории «организованного капитализма», где рассматривается благотворная роль промышленных и банковских монополий как факторов упорядочения производства, устранения кризисов перепроизводства. Согласно более поздним взглядам Р. Гильфердинга, господство крупных банков над промышленностью, концентрация финансового могущества позволяет планировать производство и открывает возможность бескризисного развития.
  Значительное внимание рассмотрению феномена империализма было дано в марксисткой экономической литературе. Наиболее известной является работа В. И. Ульянова (Ленина) (1870—1924) «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916), которая в значительной своей части основана на материалах работы Р. Гильфердинга.
  Используя положение марксизма, что основой развития общества (как базиса, так и надстройки) является развитие производительных сил, Ленин показал, что основой процесса монополизации явилась серия крупных открытий последней трети девятнадцатого века, которые привели к изменению структуры народного хозяйства. Основой экономики стала тяжелая промышленность, в которой концентрация производства и капитала несравнимо выше, чем в легкой. Производство сосредотачивается на нескольких крупных предприятиях и возникает возможность договора между ними, в первую очередь, договора о поддержании высокого уровня цен. Не случайно первой формой монополии, возникшей на основе концентрации производства, является «ринг» — соглашение юридически и фактически независимых компаний о едином уровне цен на свою продукцию. Процесс концентрации идет и в банковской сфере, также сопровождаясь возникновением банковских монополий. Дальнейшее развитие процесса монополизации в народном хозяйстве ведет к образованию финансового капитала и финансовой олигархии. Последняя стремится к мировому экономическому господству и результатом этого становится борьба за экономический (важнейшее средство — вывоз капитала) и политический раздел мира. Другими словами, изменения, которые произошли в экономической и политической сфере и на которые первыми обратили внимание представители исторической школы. Ленин выводит из процесса монополизации экономики. А сама монополия рассматривается им как результат концентрации производства, которая и дает возможность компаниям получать монопольно-высокую прибыль на основе поддержания монопольно-высоких цен. Однако у Ленина нет и намека на механизм формирования монопольных цен. И это естественно, поскольку его интересовала совершенно другая проблема — анализ монополий через призму возможностей осуществления социальной революции в одной, отдельно взятой стране.
  Чтобы разобраться в механизме образования монопольных цен, нам надо обратиться не к марксизму, а к неоклассическому направлению в экономической теории. Справедливости ради надо отметить, что глубокий анализ процессов ценообразования в условиях монополизации экономики относится к достаточно позднему периоду — тридцатым годам двадцатого столетия. Это можно понять, если вспомнить, что модели функционирования экономики в рамках классического, а тем более неоклассического направлений, строились на предположении о совершенной конкуренции, свободном переливе капитала, полной информированности всех участников экономического процесса и т.д. Безусловно, никогда не отрицалось, что в экономике монополия присутствует, однако в большинстве случаев монополия объяснялась внеэкономическими факторами. Предполагалось, что она возникает лишь на естественной или юридической основе. Первая является результатом невоспроизводимых условий производства, вторая — результатом «дарования привилегий». Такая трактовка характерна для А. Смита, который пишет, что «...Монополия, предоставленная отдельному лицу или торговой компании, оказывает то же действие, что и секрет в торговле или мануфактурном производстве. И монополисты, поддерживая постоянный недостаток продукции на рынке... продают свои товары намного дороже естественной цены». Смит монопольную цену рассматривает, как высшую цену, которая только может быть получена, в отличие от естественной цены (или цены свободного рынка), которая представляет собой самую низкую цену, на которую можно согласиться. Здесь мы видим трактовку монопольной цены как цены спроса, а трактовку естественной цены как цены предложения.
  Исследованию процессов ценообразования в условиях монополизации экономики положили две, практически одновременно вышедшие, работы «Теории монополистической конкуренции» (1933) Э. Чемберлина и «Экономическая теория несовершенной конкуренции» (1933) Дж. Робинсон.

 
© www.textb.net