Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Введение. История экономических учений как наука

  Известно, что всякая история отвечает, в сущности, на пять вопросов: Что было? Где было? Когда было? Почему? При каких обстоятельствах?
  Применительно к истории экономических учений ответить на эти вопросы - значит дать представление о том, что думали ученые определенных стран и эпох, о путях ее изучения, а также о том, в каких условиях они об этом думали и почему они думали так, а не иначе. Иными словами, наша задача - просто рассказать, «как было дело» в экономической науке.
  Задача эта, однако, отнюдь не проста. Даже ответ на первичный из перечисленных вопросов: «Что было?» - требует решения ряда проблем. Как определить, что относится к экономической науке, что - к другой, а что вообще к науке не относится? Какие имена, школы, направления, понятия, теории, методы должны присутствовать в истории экономических учений, а какие нет.
  Очевидно, что наше понимание о том, что такое история экономических учений, явно или неявно предполагает представление о том, что такое собственно экономическая наука. В зависимости от того, что мы относим к нашей науке, мы очерчиваем ее пространственные и временные границы, т.е. определяем, где и когда имеет место ее история. Далее, история экономических учений не есть механическое соединение двух наук - исторической и экономической. Она имеет специфический предмет изучения и свои закономерности развития. Подобно любой другой науке, история экономических учений призвана описывать, объяснять и предсказывать поведение объекта, который она изучает. Объект нашей науки - экономическая наука. Существует одна ее особенность как гуманитарной науки, вследствие которой история играет в ней значительно более важную роль, чем в науках естественных. Она состоит в том, что старые знания, теории, методы здесь не вытесняются новыми, не упраздняются ими полностью или навсегда. Поясняя эту мысль, можно привести пример из астрономии: гелиоцентрическая теория Коперника «похоронила» геоцентрическую теорию Птолемея. А в экономической: теория К. Маркса не упразднила теории А. Смита, а концепция Д. Кейнса не обесценила эти две теории, а положения М. Фридмена не сделали этого с концепциями названных нами экономистов.
  Экономическая наука занимает особое место среди наук, изучающих человеческое общество. Не будем говорить подробно об этом, изучая экономическую теория, вы об этом достаточно хорошо знаете, но хотелось бы привлечь ваше внимание к такому факту, что только экономистам присуждают Нобелевскую премию. Нет нужды здесь объяснять, что такое эта премия. Но ни историки, ни философы и все другие ученые-обществоведы ее не получают. Разумеется, это совсем не умаляет значимость этих наук, но подчеркивает особое место экономической науки среди общественных наук. Вообще, присуждение Нобелевских премий имеет вековую история, но в области экономики они присуждаются с 70-х годов и список лауреатов выглядит так:
  1969 г.
  Ян Тинберген (Нидерланды)
  "За развитие и применение динамических моделей к анализу экономических процессов".
  1970 г.
  Пол Самуэльсон (США)
  "За научную работу, развившую статистическую и динамическую теорию и внесшую вклад в повышение общего уровня анализа в области экономической науки".
  1971 г.
  Саймон Кузнец (США)
  "За эмпирически обоснованное истолкование экономического роста, которое привело к новому, более глубокому пониманию как экономической и социальной структуры, так и процесса развития".
  1972 г.
  Джон Хикс (Великобритания)
  Кеннет Эрроу (США)
  "За новаторский вклад в общую теорию равновесия"
  1973 г.
  Василий Леонтьев (США)
  "За развитие метода "затраты-выпуск" и его применение к важным экономическим проблемам"
  1974 г.
  Гуннар Мюрдаль (Швеция)
  Фридрих фон Хайек (Великобритания)
  "За новаторские работы по теории денег и экономических колебаний и за глубокий анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональных явлений".
  1975 г.
  Леонид Витальевич Канторович (СССР)
  Тьяллинг Купманс (США)
  "За вклад в теорию оптимального распределения ресурсов".
  1976 г.
  Милтон Фридмен (США)
  "За достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки монетарной теории, а также за показ им сложности стабилизационной политики"
  1977 г.
  Джеймс Мид (Великобритания)
  Бертиль Улин (Швеция)
  "За первопрохожденческий вклад в теорию международной торговли и международного движения капитала".
  1978 г.
  Герберт Саймон (США)
  "За новаторское исследование процесса принятия решений в рамках экономических организаций"
  1979 г.
  Уильям Артур Льюнс (Великобритания)
  Теордор Шульц (США)
  "За новаторские исследования экономического развития, в особенности применительно к проблемам развивающихся стран"
  1980 г.
  Лоуренс Клейн (США)
  "За создание экономических моделей и их применение к анализу циклических колебаний и экономической политики"
  1981 г.
  Джеймс Тобин (США)
  "За анализ состояния финансовых рынков и их влияния на политику принятия решений в области расходов, занятости, производства и цен".
  1982 г.
  Джордж Стриглер (США)
  "За новаторские исследования промышленных структур, функционирования рынков, причин и последствий государственного регулирования".
  1983 г.
  Жерар Дебре (США)
  "За вклад в разработку теории общего равновесия и условий, при которых оно осуществляется в абстрактной экономике"
  1984 г.
  Ричард Стоун (Великобритания)
  "За фундаментальный вклад в разработку системы национальных счетов и существенное усовершенствование основ эмпирического экономического анализа".
  1985 г.
  Франко Модильяни (США)
  "За исследование договорных и конституционных основ теории принятия экономических и политических решений"
  1986 г.
  Джеймс Бьюкенен (США)
  "За исследование договорных и конституционных основ теории принятия экономических и политических решений".
  1987 г.
  Роберт Солоу (США)
  "За вклад в теорию экономического роста".
  1988 г.
  Морис Алле (Франция)
  "За его новаторский вклад в теорию рынка и эффективного использования ресурсов"
  1989 г.
  Трюгве Хаавельмо (Норвегия)
  "За новаторские работы по экономике финансов".
  1990 г.
  Гарри Марковиц (США)
  "За новаторские работы по экономике финансов, за создание теории выбора портфельных инвестиций".
  Мертон Миллер (США)
  "За фундаментальный вклад в теорию финансирования корпораций".
  Уильям Шарп (США)
  "За вклад в теорию формирования цены финансовых активов".
  1991 г.
  Рональд Коуз (США)
  "За открытие и обоснование значения стоимости сделок и права собственности для институциональной структуры и функционирования экономики".
  1992 г.
  Гэри Беккер (США)
  "За расширение области применения микроэкономического анализа к широкому кругу проблем человеческого поведения и взаимодействия, включая поведение вне рыночной сферы".
  1993 г.
  Дуглас Норт (США) Роберт Фогель (США)
  "За применение новых экономических методов для изучения исторических процессов"
  1994 г.
  Джон Нэш (США)
  Джон Харшани (США)
  "За вклад в разработку теории игр в их приложении к экономике".
  1995 г.
  Роберт Лукас-младший (США)
  "За разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий, которая привела к изменению макроэкономического анализа и углублению понимания экономической политики"
  1996 г.
  Уильям Викри (США)
  Джеймс Миррлис (Великобритания)
  "За разработки в области теории стимулов при получении асимметричной информации".
  1997 г.
  М. Шоулзи Роберт Мертон (США)
  "За выдающиеся разработки и распространение нового метода определения стоимости вторичных (производных) ценных бумаг.
  1998 г.
  Амартья Сен (Индия)
  "За решения фундаментальной теории благосостояния".
  Горько, но приходится признать, что только лишь один представитель нашей страны удостоился этой наивысшей и авторитетнейшей научной премии. Хотя в этом списке есть еще два наших соотечественника - С. Кузнец и В. Леонтьев. Но в начале двадцатых годов они были вынуждены, по идеологическим мотивам уехать из социалистической России и их талант расцвел в США. А ведь в тоже самое время великий наш экономист Д. Н. Кондратьев в своей брошюре, посвященной памяти М. И. Туган-Барновского писал, что "М. И. является сиптомом нарастающей мощи русской экономической мысли. Если Россия уже дала миру так много в области искусства, музыки, художественной литературы, некоторых отраслей знаний, то в области экономической науки она почти еще вступает на историческую арену". К несчастью для нашей Родины, сиптом остался только лишь сиптомом. Тоталитарному режиму не нужна балы наука, а ему было необходима апологетика и воспевание его "достижений". Обо все этом подробно в соответствующей лекции.
  Ничто значимое в экономической науке не умирает, оно может лишь надолго выпасть из сферы актуального научного значения. Но наступает время, когда ученые вновь обращаются к, казалось бы, навсегда забытым и похороненным концепциям, и они вновь становятся актуальными и современными. А многие из очень старых идей вообще постоянно находятся в научном обращении. Научная ценность теории не зависит от ее возраста. Из сказанного следует, что именно история экономических учений безгранично расширяет диапазон экономических знаний. Решая какую-то научную или практическую проблему всегда, явно или неявно, осознано или не осознано, мы соотносимся с определенной традицией экономической мысли. История помогает ей делать это осознано, позволяя понять, где действительно, где хорошо или плохо забытое старое и как с помощью того и другого решить научные и практические проблемы.
  Таким образом, историко-экономическое знание, будучи самоценным, служит средством получения нового знания и прогресса экономической науки. Резюмируя, можно сказать, что предметом истории экономических учений является генезис, эволюция и взаимодействия экономических воззрений, школ, течений экономической науки.

Назад
 
© www.textb.net