Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Неоклассическое направление экономической теории

  Истоки этого направления заложены в теории предельной полезности, основоположниками которой являются Герман Генрих Госсен (1810—1858, Германия), Карл Менгер (1840—1921, Австрия), Уильям Стевонс Джевонс (1835—1882, Англия) и Леон Мари Вальрас (1834—1910, Франция).
  Согласно этой теории, стоимость определяется не затратами труда, а степенью полезного эффекта, предельной полезностью, т.е. полезностью последней дополнительной единицы предмета потребления. Именно она лежит в основе цены товаров.
  Любопытно отметить, что Менгер, Джевонс и Вальрас пришли к этой идее, работая совершенно независимо друг от друга. А став превалирующей в экономической теории Запада в начале 70-х годов XIX в. (после выхода в свет в 1871 г. “Теории политической экономии” Джевонса, и “Оснований политической экономии” Менгера, а в 1874 г. “Элементов чистой политической экономии” Вальраса), эта идея ознаменовала так называемую маржиналистс- кую революцию.
  В центр исследований были поставлены не “объективные”, независимые от человека, факторы, а субъективная мотивировка экономического поведения индивидов. “Любые блага, — писал Менгер, — сами по себе, с точки зрения экономиста, лишены каких-либо объективных свойств, и прежде всего ценности. Эти свойства придает им лишь соответствующее отношение того или иного субъекта”. Отсюда — использование атомистического метода (“робинзонады”), суть которого в том, что основные законы экономики можно познать в хозяйстве изолированного индивида.
  Теория предельной полезности делает следующие выводы:
  — существует закон удовлетворения потребностей: с постепенным удовлетворением определенной потребности ее интенсивность уменьшается. В итоге ценность блага зависит от актуальности потребности (первая единица блага имеет наиболее высокую ценность, затем ценность убывает, пока не становится равной нулю) и от редкости (ограниченности) ресурсов (при изобилии предельная полезность блага равна нулю);
  — если получение блага требует затрат труда, то возникает проблема экономического выбора. Труд есть нечто противоположное наслаждению — полезность со знаком “минус”. Индивид выбирает точку эквивалентности, в которой полученная полезность блага уравновешивается с полезностью со знаком “минус” (тяготами труда). Таким образом, эквивалентность между полезностью данного блага и затратами на его получение труда предопределяет выбор индивидом необходимого ему количества блага;
  — существует закон равномерного удовлетворения потребностей или закон выравнивания предельных полезностей: человек максимизирует полезность, когда распределяет свои деньги между различными благами таким образом, чтобы достичь определенного количества удовлетворения от каждого полезного денежного атома, израсходованного на каждый товар. Из этого делается очередной логический вывод: если интенсивность потребности имеет понижающуюся тенденцию, то рациональный потребитель будет в рамках своих возможностей удовлетворять разные потребности равномерно, т. е. до одинакового уровня интенсивности.
  Привнесение в политическую экономику принципа предельности, переход от средних величин к предельно малым изменениям, будь то в величине полезности, спроса, предложения, издержек, имело огромное значение для прогресса техники анализа, открыло дорогу применению в экономической теории математических методов.
  Однако теория предельной полезности представляла собой лишь первое приближение к той теоретической конструкции, которая стала потом называться неоклассическим экономическим анализом. Когда полезность была соединена с общественными издержками и была создана общая теория сопоставления результатов и затрат, возникла так называемая вторая классическая ситуация в политической экономии, к новой теории пришло практически всеобщее признание.
  Неоклассическое направление включает в себя три школы: австрийскую, англо-американскую (в том числе кембриджскую) и лозаннскую.
  Главные представители австрийской школы — три венских экономиста: К. Менгер (1840—1921), Ойген Бем-Баверк (1851—1914) и Фридрих фон Визер (1851—1926).
  Народное хозяйство, по мнению представителей этой школы, — это лишь совокупность индивидуальных хозяйств, которые на основе частной собственности преследуют свои индивидуальные цели. Экономическая же наука — это еще “недостроенная” отрасль психологии. Единственная основа стоимости заключена в психологии удовлетворения человеческих потребностей. Отсюда большое внимание уделяется изучению потребностей.
  Согласно этой школе, экономическими благами являются лишь те, которых по сравнению с потребностями, не хватает (остальные — это свободные блага, для определения стоимости они не имеют никакого значения). В относительном недостатке хозяйственных благ проявляется принцип редкости, в редкости же — причина не только хозяйствования, но и частной собственности. Менгер писал: “В мес- тностях,расположенных у рек, дающих больше воды, нежели в том могут нуждаться для удовлетворения своих потребностей окрестные жители, каждый индивид отправляется к реке, чтобы зачерпнуть любое количество воды; в первобытных лесах каждый беспрепятственно добывает себе необходимое количество дерева; точно так же каждый впускает в свое жилище такое количество воздуха и света, какое ему нужно. Коммунизм этот имеет такое же естественное основание в указанном количественном отношении, как собственность в противоположном.”.
  Суть исследований, по мнению представителей этой школы, заключена в поисках ответа на вопрос: как хозяйствующий индивид удовлетворяет свои потребности, если его ресурсы ограничены. “Экономический человек” всегда стремится максимизировать свой доход (или полезность) и минимизировать затраты (или усилия).
  Как отдельно взятый потребитель не может приобретать на рынке товары в неограниченном количестве, потому что очень скоро выйдет из границ своего бюджета, так и общество в целом не может безгранично расширять производство в одной отрасли, поскольку выйдет из границ имеющегося запаса ресурсов. Конечно, научнотехнический прогресс со временем поможет повысить производительность труда и иметь больше одновременно и тех,и других товаров. Но сегодня надо выбирать оптимальный вариант при том уровне знаний и технологии, который реально существует. И в таком выборе ни в коем случае нельзя не учитывать ограниченность ресурсов.
  Отличительная особенность австрийской школы — отрицание необходимости использования не только математических методов исследования, но и геометрических иллюстраций своих теоретических положений. Используется лишь логико-дедуктивный метод (словесное изложение). По мнению представителей этой школы, введение дополнительных условий при математических расчетах искажает субъективные оценки и предпочтения индивида, т.е. искажает исходные позиции теории.
  Любопытно, что Менгер избегал употребления кратких, но многозначных терминов (даже таких. как “полезность”, “редкость”), стремясь дать как можно более адекватное, хотя и многословное, изложение мысли.
  Менгер впервые объяснил ценность производительных благ ценностью произведенных с их помощью потребительских благ, а не наоборот, как это было у авторов, объяснявших ценность издержками производства. Затраты, считал Менгер, ценны лишь в том случае, если с их помощью будет произведен обладающий ценностью продукт (отметим, что ту же проблему потребительской оценки произведенных затрат через стоимость продукта — общественно необходимые затраты — видел и пытался решить К. Маркс в 3-м томе “Капитала”).
  Менгер ввел такие понятия, используемые в современной экономической науке, как комплементарность (производительные блага могут обесцениваться и даже перестать быть благами, если отсутствует хотя бы один комплектующий элемент из необходимого для производства набора) и субституция (определенное количество продукта может быть произведено с помощью различных сочетаний производительных благ). Впервые дал разграничение между ценами спроса и ценами предложения (за 20 лет до Маршалла). Ценность блага Менгер определял не по количеству приносимой им пользы, а по важности удовлетворяемых им потребностей, таким образом разрабатывал теорию, которая позднее получила название ординалист- ской версии маржинализма: нужность каждого блага не имеет абсолютной величины, а выражается лишь в сравнении с полезностью другого блага.
  Бем-Баверк был учеником, последователем и ярким популяризатором идей Менгера, изложив их предельно четко и доходчиво.
  Визер способствовал завершению системы идей, оформлению их в цельное направление, в школу. Им был написан учебник “Теория общественного хозяйства” (1914). Существенным вкладом Визера в теорию австрийской школы является создание теории издержек и теории вменения. Закон издержек, названный его именем, гласит: реальная стоимость какой-либо вещи есть неполученные полезности других вещей, которые могли быть произведены с помощью ресурсов, пошедших на производство данной вещи. По мнению Визера, издержки производства есть не что иное, как утраченные (в том числе потенциальные) полезности.
  Таким образом, ограниченность ресурсов, которыми располагает общество, ставит границы расширению производства в каждой отрасли. В таком случае путем рыночного сопоставления ценностей продукта и затрат проверяется оптимальность распределения ресурсов, т. е. рынок сам регулирует пропорции распределения.
  Суть теории вменения заключается в следующем: “Чтобы вести производство планомерно, производитель должен уметь в каждом отдельном случае составить себе мнение о том, в каком объеме участвует каждое из множества взаимодействующих производительных средств в создании дохода, он должен быть в состоянии определить, какая часть целого продукта обязана соответствующим производительным средствам”. К примеру, “если какое-либо сельскохозяйственное предприятие произвело определенное количество центнеров пшеницы, то вменение должно установить, какая доля приходится на землю, какая — на труд и какая — на средства производства”. И Визер предлагает решить эту проблему с помощью системы уравнений ценности родственных продуктов (т. е. производимых с помощью одних и тех же производительных средств).
  Основатель англо-американской школы Джон Бейтс Кларк (1847— 1938, США). Он развил теорию предельной полезности и разработал теорию предельной производительности.
  Предельная производительность каждого фактора производства определяется величиной созданного им “предельного продукта” — это прирост продукции, полученный в результате увеличения данного производственного фактора на единицу при неизменной величине всех остальных факторов. Отсюда “справедливый” уровень дохода, получаемого каждым из факторов (“предельный продукт” капитала — процент, труда — заработная плата).
  Теория предельной производительности установила следующий факт: при фиксированном количестве всех факторов производства кроме одного действия конкурентного предпринимателя обеспечивают наем остающегося фактора производства до того предела, при котором ему выплачивается компенсация, в точности соответствующая его предельному вкладу в создаваемую стоимость (конечный продукт).
  Так, при неизменных размерах капитала и неизменном уровне техники увеличение количества занятых на предприятии рабочих в конце концов приводит к падению производительности труда каждого вновь принимаемого рабочего. Предприниматель прекратит прием рабочих тогда, когда вновь нанятый рабочий не сможет произвести количество продукта, которое обеспечит его существование. Производительность этого последнего рабочего и есть “предельная производительность”, а создаваемый им предельный продукт — “естественная”, “справедливая” оплата труда.
  Рациональное содержание этой теории заключено в разработке аналитических инструментов для решения проблем оптимизации факторов производства, оптимальной величины предприятий, оптимального объема производства. На этой базе разработаны различные производственные функции, которые можно использовать не только на микроэкономическом, но и на макроэкономическом уровнях.
  Основатель кембриджской школы — Альфред Маршалл (1842— 1924, Англия). Он разрабатывает теорию спроса и предложения в рамках так называемого частичного экономического равновесия. Его заслуга — в использовании и сведении в одно целое прежних положений и подходов неоклассической теории.
  Согласно теории Маршалла, экономические процессы могут быть объяснены в терминах равновесной рыночной цены. Значительным вкладом Маршалла в экономическую теорию явилось разграничение между краткосрочным и долгосрочным предложением и спросом. Сравнивая эти два фактора с лезвиями ножниц, он доказывал, что ни один из них не может функционировать без другого. Но точно так же, как у ножниц лезвия движутся по-разному в зависимости от их положения, так же и значимость влияния предложения и спроса меняется во времени.
  На краткосрочном отрезке количество производимых товаров более или менее постоянно, следовательно, большую роль в определении их цен будут играть колебания спроса. В долгосрочной перспективе — обратное: предложение будет оказывать большее влияние на формирование рыночных цен.
  Большой интерес вызывает концепция А. Маршалла квазиренты. Согласно старой классической школе, фиксированность запаса земельных угодий и незаменимость земли в сельском хозяйстве превращают вознаграждение за предоставление услуг земли в рентный доход. А. Маршалл распространил это на все ресурсы, которые предстают незаменимыми в краткосрочном плане (или которые нельзя быстро докупить на рынке в требуемом количестве).
  Важным в данном случае является четкое определение временных рамок анализа, в этом суть маршалловского разграничения “коротких” и “долгих” периодов. Допустим, при неизменных условиях предложения в силу тех или иных причин вырос спрос на продукцию данной фирмы (отрасли). Если рассматривать самый короткий период, то фирма сможет расширить применение лишь тех ресурсов, которыми можно маневрировать очень быстро. Так, в рыночном хозяйстве, как правило, не представляет труда быстро найти дополнительные кадры неквалифицированных рабочих, отдельные виды сырья и материалов. Эти ресурсы поэтому будут по- прежнему наниматься до такого уровня, что их предельный продукт будет только покрывать их вознаграждение. К ним применима теория предельной производительности.
  Иначе будет обстоять дело с элементами основного капитала, земельными участками, квалифицированными рабочими. В отношении этих факторов фирме придется первоначально обходиться тем количеством, что у нее уже есть. Увеличение спроса на продукцию и соответствующее повышение цены на нее поэтому (по крайней мере на первых порах) вызовет соответствующее увеличение доходов данных факторов производства, которое будет целиком зависеть от цены на продукцию, т.е. носить рентный характер.
  Если, однако, взять более длительный временной отрезок, то факторов и ресурсов, которыми нельзя гибко маневрировать, будет оставаться все меньше. Даже в отношении земельных ресурсов возможно увеличение их экономического запаса путем распашки целины или (как в Японии) создание искусственных островов в море, не говоря уже о том, что для увеличения производства в конкретной отрасли сельского хозяйства можно осуществлять перераспределение имеющихся угодий. Поэтому квазирента плавно и постепенно переходит в предельную производительность. В долгосрочном плане теория предельной производительности, таким образом, восстанавливается в своих правах.
  Наиболее яркий пример этого — события, связанные с “нефтяным шоком” в 70-е годы нашего века. Увеличение спроса на нефть и образование нефтяного картеля резко взвинтили цены на это сырье, которое оказалось крайне трудно замещаемым в краткосрочном плане. Квазирентные доходы нефтяных шейхов взлетели до небес. Однако в долгосрочном аспекте (за 5—8 лет) механизм рыночного приспособления, вызвав к жизни перелив ресурсов, капиталовложения в энергоснабжение и т.д., все же вернул цену нефти к уровню ее нормального предельного вклада в стоимость продукции.
  Концепция квазиренты крайне важна, так как ее элементы имеются практически во всех видах доходов факторов производства, включая квалифицированный труд. При этом, чем короче временной отрезок, на котором рассматривается взаимодействие спроса и предложения,тем большую роль играет квазирента, а чем он длиннее, тем большую роль играет предельная производительность.
  С данным разграничением тесно связано разграничение цены и стоимости. В отличие от меняющейся под влиянием сиюминутных колебаний рыночного спроса-предложения цены, стоимость (“нормальная цена”, в терминологии Маршалла) есть та цена, которая устанавливается после того, как структура производства и использования ресурсов полностью приведена в соответствие с изменившимися условиями. Квазирентный доход факторов регулируется сиюминутной ценой, но его наличие вызывает соответствующее перемещение ресурсов. Это перемещение в свою очередь изменяет условия предложения и выравнивает доходы факторов производства, “вымывая” квазиренту. В результате восстанавливается ситуация нормальной цены (равенство цены и стоимости), при которой ресурсы оцениваются в соответствии с их предельной производительностью.
  Главные представители лозаннской школы — Л. Вальрас (Франция), В. Парето (Италия), Г. Кассель (Швеция) создали экономические школы. Они разрабатывают теорию общего экономического равновесия, основанного на принципе всеобщей взаимозависимости всех элементов экономической системы. Эта теория в качестве составных моментов включает в себя теорию равновесия потребителя и теорию равновесия производства, разработку кривых безразличия.
  Вальрас в историю экономической науки вошел благодаря приоритету в разработке целостной, логически увязанной теории общего экономического равновесия и выражении ее в системе уравнений и неизвестных, обогатив тем самым математический инструментарий экономического анализа системой совместных линейных взаимозависимых уравнений. В общем равновесном анализе категория стоимости окончательно признана эквивалентной категорией равновесных цен, при которых взаимно покрываются спрос и предложение на всех рынках в данной экономической системе одновременно (и поэтому без какого-либо воздействия извне или без изменения какого-либо из исходных условий равновесия — технологии, структуры потребностей и т. д. эти цены не будут меняться).
  В. Парето развивает теорию Вальраса, разрабатывает понятие общего оптимума, которое вошло в экономический анализ под его именем. Применительно к потреблению оптимум означает, что при данных ресурсах производства, при данном распределении дохода, при данных ценах и при данных предпочтениях потребителей оптимальное состояние удовлетворения потребностей (парето-оптималь- ное состояние экономической системы) наблюдается тогда, когда никто не может улучшить свое положение без одновременного ухудшения положения кого-либо другого. Проще это можно сказать так: парето-оптимальным является такое состояние экономической системы, при котором невозможно увеличить степень удовлетворенности всех потребителей, не ухудшив при этом положения ни одного из них.
  Оптимум применительно к производству выражается в следующем: определенная структура производства при данных ресурсах и данной технике становится оптимальной тогда, когда увеличение производства одного блага неосуществимо без одновременного снижения производства какого-либо другого блага. Эта оптимальная ситуация возникает тогда, когда предельные производительности факторов производства во всех вариантах применения равны.
  Со стороны потребления этому критерию соответствует такое состояние, когда соотношение предельных полезностей всех потребителей равняется соотношению цен благ. Это условие вытекает из гипотезы, что потребители получат максимум удовлетворения при данных ценах и бюджетных ограничениях.
  Если имеется в виду общее экономическое равновесие, следует предполагать, что оба критерия оптимума одновременно достигаются и в производстве, и в потреблении.
  Исходя из теории парето-оптимальности, теорией общего равновесия разработан метод количественного измерения эффективности распределения ресурсов. Ж. Дебре (ведущий современный франкоамериканский экономист) вывел коэффициент, названный им “коэффициентом использования ресурсов”, величина которого показывает степень близости реально складывающейся в экономике обстановки к оптимальной. Следует заметить, что парето-оптимальность не дает критериев социального выбора. Эта концепция исключает выбор между ситуациями, в которых благосостояние одних повышается за счет благосостояния других. Даже если есть возможность увеличить благосостояние всех членов общества ценой жертвы интересами лишь одного из них, такое изменение ситуации лежит вне рамок данной теории. Социальная нейтральность парето-оптимальности означает не что иное, как социальную нейтральность рыночного механизма.
  Общий равновесный анализ “попутно” создал теорию планового ведения хозяйства. Основы ее заложили Ф. Визер, В. Парето и Э. Бароне. Они пришли к выводу, что в той же степени, в какой существует необходимость планов разного масштаба (вплоть до государственного) на более или менее длительные сроки, обнаруживается и их слабость, недостаточность, связанная с тем, что ценность любых товаров, услуг, природных ресурсов меняется постоянно. Это значит, что планы нужны как ориентиры, но не как пунктуально обязательные к исполнению предписания, не как всеобщий неукоснительный закон, игнорирующий рациональность и необходимость отступлений от первоначального замысла. В процессе планирования надо действовать через цены в условиях децентрализованного принятия решений о количественных параметрах производственных процессов.
  Развитие линейного программирования по-новому выявило ценность теории Вальраса. На ее основе разработана модель всеобщего равновесия Д. фон Неймана, осуществлен анализ межотраслевых связей в виде метода “затрата-выпуск” В. Леонтьева, развивалась советская математическая школа во главе с Л. В. Канторовичем и В. С. Немчиновым.
  Завершая обзор неоклассического направления экономической теории, обобщим его методологические предпосылки.
  1. Для этого направления характерен процесс “сайентификации” экономического анализа — использование различных методов и приемов естественных наук, приближение к таким точным наукам, как теоретическая физика, механика и т.д., широкое применение математики и модельной формализации.
  2. Отказ от прилагательного “политическая”, поскольку речь идет о “чистой” теории, о теоретической экономии, которая не заботится об использовании результатов в экономической политике.
  На этой основе возникло различие между позитивной и нормативной частями неоклассической экономии. Позитивная экономия не дает никаких советов и рекомендаций экономической политике, ее единственная задача — анализ того, что существует, и ее не интересует то, что должно было бы быть. Она провозглашает себя “нейтральной” теорией, не обремененной “оценочными суждениями”. Анализирует функционирование торговых и ценовых механизмов при идеальных условиях совершенной конкуренции, предполагая минимальное вмешательство государства в экономику.
  Задача нормативной экономии — обосновывать хозяйственно-политические мероприятия.
  Это деление в значительной степени теряет свое значение при монополистическом капитализме, который не может нормально функционировать без вмешательства государства и поэтому неизбежно перерастает в государственно-монополистическую систему. Экономическая теория Кейнса как раз и ставит целью показать государству, какие мероприятия хозяйственной политики необходимы, чтобы нормально функционировать системе.
  3. Это направление абстрагируется от противоречий между производством и потреблением, от проблемы рынка и экономических кризисов. Единственным пределом расширения производства считаются производственные ресурсы, которые всегда полностью используются. Таким образом создается искусственная сфера для анализа проблем. Как теоретическая механика изучает состояние при отсутствии трения, так и теоретическая экономия создает положение абсолютной хозяйственной определенности.
  4. Все эти теории предполагают наличие совершенной конкуренции:
  — экономическая система состоит из большого числа единиц — домашних хозяйств и предприятий, т. е. большого числа и покупателей и продавцов. Их много и они малы, в силу чего не могут повлиять на цены, но должны принимать эти цены как заданные параметры;
  — все экономические единицы действуют совершенно независимо друг от друга, что исключает какие-либо элементы монополии;
  — все экономические блага — факторы производства и продукты обладают совершенной делимостью, мобильностью. Спрос на продукт бесконечно эластичен, из чего следует, что при снижении цены фирма может продать любое количество продукта;
  — все экономические единицы являются абсолютно информированными, знают условия на всех рынках, так как лишь в этом случае они могут действовать рационально. Это исключает из модели любые элементы неуверенности, неопределенности и вероятности;
  — всякий производитель расширяет производство до тех пор, пока предельные издержки, связанные с производством последней единицы, не совпадут с ценой, которая одновременно соответствует предельному доходу и средним издержкам. В этой точке фирма достигает равновесия и не заинтересована в дальнейшем расширении производства.
  Это связано с поставленной перед моделями задачей — решить статическое равновесие системы. В таком ракурсе совершенная конкуренция неоклассической теории является в сущности отрицанием всякой реальной конкуренции.
  В связи с этим, неслучайно в начале 30-х годов появились теории, которые подвергали критике концепцию совершенной конкуренции и обращали внимание на проблемы так называемых несовершенных рынков. Эти теории являются реакцией на развитие монополистической структуры капитализма. Появились два исследования, которые по сей день считаются “классическими” в области анализа несовершенных рыночных форм.
  Дж. Робинсон (английский профессор кембриджского университета) назвал свой анализ “экономической теорией несовершенной конкуренции”, а Э. Чемберлен — “теорией монополистической конкуренции”. При чем анализ Робинсона вылился в неоклассические “антимонополистические” позиции, а Чемберлена — в защиту монополий.

 
© www.textb.net