Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


4.2. Ссудный процент в исламе и других религиях

  В традиционной культуре мусульманских народов накопилось немало противоречий. Понятие «справедливость» приближалось к понятию «правосудность» в соответствии с законами Корана. Коран же освящал имущественное и социальное неравенство. Ислам не выработал идей социального и политического уравнивания, характерных для западной либеральной демократии. Члены мусульманской общины (уммы) равны только перед Аллахом. В качестве же подданных исламского государства они воспринимали справедливой иерархическую структуру государства. Мусульмане придерживались традиционных на Востоке представлений о сакральной миссии правителей (халифов, шахов и султанов). Не оспаривалось также право халифа распределять ресурсы и поддерживать порядок. Закрепление иерархических отношений не было случайным. Как полагают, в древних государствах Востока это связано с экстремальным (засушливым) климатом и необходимостью организации мелиоративно-хозяйственных работ.
  Тем не менее, во времена пророка Мухаммеда арабы отвергли ростовщическую практику. Известно, что самому Мухаммеду способствовала удача в торговых операциях. Его женой стала богатая вдова Хаджия, которая вложила немалые средства в его торговые предприятия.
  Негативное отношение к ссудному проценту в исламе, как показывает время, оказалось наиболее стойким. Риба и гарар считаются основными понятиями Корана. Они описывают, то чего должен избегать мусульманин в финансовых отношениях. Коран категорически осуждает рибу. Так, Сура 30 (айят 39) Корана гласит: И то, что вы даете в рост / За счет имущества других, / Не дает вам роста / при расчете с Аллахом. Разграничивая торговые и ростовщические операции Коран, тем не менее, не дает определения понятию «риба».
  Риба (дословно с арабского - «излишек») - это неоправданное приращение капитала в торговой сделке или займе. Гарар - это намеренный риск, выходящий за границы случайности. И риба и гарар относятся к тяжким грехам. Исламские правоведы склонны относить к «рибе» не только ростовщический, но и любой ссудный процент. В свою очередь, под определение «гарар» может подпасть любая спекулятивная операция.
  Итак, слово «риба» означает ростовщичество, ссудный процент, запрещаемые Кораном. Уже в средневековье этот запрет обходили либо с помощью юридических ухищрений, либо за счет введения дополнительных коммерческих операций (например, перепродажи) с целью узаконивания получения процента. Некоторые мусульманские правоведы выделяли: законный (риба аль-фадль) и незаконный (риба ан-насия) процент.
  Риба ан-насия (долговая риба) присутствует в договоре займа и означает любую надбавку к основной сумме долга, которую кредитор получает в качестве одного из условий предоставления займа. Помимо этого, риба ан-насия может означать надбавку к основной сумме долга, выплачиваемую в обмен на отсрочку платежа. К риба ан-насия относится и получение процентов по банковским вкладам, а также использование банковских кредитов с последующей выплатой по ним процентов.
  Риба аль-фадль (риба-излишек) — подробно описан в Сунне. Этот тип рибы был известен арабам в доисламскую эпоху, но, в отличие от риба ан- насия, риба аль-фадль не всегда считалась ростовщичеством. Риба аль- фадль имеет место при бартерном обмене одной партии одного и того же товара на другую, более низкого качества в неравной пропорции и не одновременно. В число таких товаров, (согласно хадисам) входили золото, пшеница, ячмень, финики, соль.
  В современном мусульманском мире получила распространение более простая классификация рибы: ссудная риба (риба аль-дуйун) и торговая риба (риба аль-буйу).
  В исламе экономические темы поднимали в своих трудах мусульманские богословы и правоведы (факихи). Так, аятолла М. Б. ас-Садр (известный шиитский авторитет), который выступал за сосуществование государственной и частной собственности, за экономические отношения, пронизанные нравственным духом, не сомневался, что без ростовщического процента хозяйственная деятельность станет более продуктивной, поскольку будет направляться высшими силами. И, как показало время, исламские религиозные деятели (в Иране) смогли взять под контроль административные и политические органы и возглавить структурные реформы.
  С ростом капиталистических отношений в странах мусульманского мира все более усиливается заинтересованность имущественных слоев в пересмотре отношения к рибе, т. к. запрет на взимание и получение ссудного процента тормозит развитие национальных кредитно-финансовых систем. В конце XIX в. египетский муфтий Мухаммед Абдо издал фетву , в которой говорилось о том, что банковские операции, связанные с получением процента и с денежными вкладами, не являются ростовщичеством. Тем не менее, во многих мусульманских странах в последующие десятилетия прослеживалась острая полемика относительно рибы.
  Современные мусульманские идеологи интерпретируют запрет на рибу, как регулятор экономической жизни, утверждая, что с его помощью возможно создание «справедливого исламского общества», в котором будут исключены нетрудовые доходы. При этом выработан ряд специальных принципов функционирования «беспроцентных» исламских банков, позволяющих получать ссудный процент, не нарушая запрета на рибу.
  С ростовщичеством арабы познакомились через своих ближайших соседей. Во времена Пророка евреи практиковали финансовые операции на Аравийском полуострове на основе рибы, за что получили жесткую отповедь в Коране. Жесткие и бескомпромиссные высказывания о рибе. содержит и Сунна. Хозяйственные нормы шариата не придуманы мусульманскими правоведами. Богословы только кодифицировали, на их взгляд, морально приемлемые традиции, существовавшие еще в доисламские времена. К примеру «доисторический» аналог мусульманского чачвана существовал еще в Древнем Вавилоне, где уважающая себя женщина не могла выйти из дома, не закрыв лицо покрывалом.
  Ислам не единственная религия, где осуждалось взимание процентов. Негативное отношение к ростовщичеству наблюдалось и в античную эпоху. Противниками ростовщичества были Платон, Аристотель и др.. С точки зрения Шариата, - первым, кто разоблачал ростовщиков был Моисей, вторым - Иса (Иисус Христос), третьим - Мухаммед.
  Изобретением ссудного процента прославилась цивилизация шумеров (самоназвание саг-гиг (аккадск. - «головы черные»). Развитие ростовщичества в Шумере поощрялось религиозной элитой. Земледельцы нуждались в земле, семенах и скоте, ремесленники в сырье, а мелкие торговцы в товарах. Вместе с ссудой они брали на себя обязательство уплачивать значительные проценты: от 20 до 33%. Кредиты выдавались храмами и частными лицами. Преобладало так называемое храмовое ростовщичество. Кредиты делились на сельскохозяйственные и коммерческие. По условиям предоставления выделялись три формы кредитов: обычный, беспроцентный и антихрезный (от греческого слова антихрез - обмен ценностей). В антихрезном кредите обеспечением обязательств перед кредитором выступал труд самого должника. Тем самым физический труд выступал аналогом ссудного процента.
  Самой распространенной формой кредитов в Шумере были обычные кредиты. В договоре обычного кредита указывались: сумма кредита, личности кредитора и должника, процентная ставка и имена свидетелей. В случае невозврата в срок суммы долга должник был обязан выплатить долг вдвойне в обмен на отсрочку платежа.
  Подобная практика впоследствии стала широко использоваться на Ближнем Востоке. Долговая риба, известная мусульманскому праву, первоначально также представляла собой обязательство должника помимо основной суммы долга выплатить процент в обмен на продление кредитором срока возврата кредита.
  В Древнем Вавилоне должники должны были гарантировать своевременную оплату, как ссуды, так и процентов особым залогом или поручительством третьего лица. Если ссуда, выданная под поручительство, не была возвращена в срок, то ответственность падала на поручителя, который имел право обратить в кабалу несостоятельного должника и даже захватить его семью и его имущество.
  Власть предпринимала попытки оградить население от чрезмерных притеснений кредиторов. По ст. 117 Кодекса Хаммурапи, когда должник отдавал в долговую кабалу свою жену, сына или дочь, то кредитор мог пользоваться их трудом не более 3-х лет. На нем лежала обязанность сохранять им жизнь и здоровье. На 4-й год он был обязан отпустить их на свободу. Собственность, принадлежащая должнику, не подлежала отчуждению. Закон запрещал кредитору самовольно брать из хранилищ должника зерно с целью возмещения ссуды.
  Попутно заметим, что именно в Вавилоне около XV века до н. э. был изобретен один из основополагающих принципов современного бухгалтерского учета - принцип накопительного учета.
  Ближайшим соседним древнейшим культурам - хеттов и крито-микенской , - процентные отношения практически не были известны. Отсутствуют документальные свидетельства, подтверждающие существование процентных отношений в Древнем Египте.
  Через финикийцев практика ссудного процента распространилась в Риме и Греции. Уже от них ее заимствовали европейцы. В отдаленных провинциях Римской империи процентная ставка не ограничивалась и нередко достигала 50%. Должник, который не мог вернуть долг, отдавался в рабство. В целом же, как отмечают специалисты, римская экономика в своей основе оставалась производительной.
  В христианстве, где нет различий между членами христианской общины и иноверцами, ростовщичество осуждается, и осуждается соответственно: нельзя брать процент, как с христиан, так и с иноверцев. Ростовщичество приравнивалось христианскими богословами к грабежу. В средние века известный философ и теолог Фома Аквинский сравнивал взимание процента с продажей того, что не существует в природе. Христианская церковь запрещала ростовщичество христианам. На беспроцентные же займы запретов не существовало.
  Тем временем развитие товарно-денежных отношений вскрывало все увеличивающиеся запросы к финансированию торговых предприятий. Церковь отреагировала тем, что на IV Латеранском соборе (1215 г.) иудеям - евреям было официально позволено заниматься ростовщичеством. В те времена евреи были лишены прав землевладельцев. Ссужение денег в рост оставалось одним из немногих доступных им сфер приложения усилий, обеспечивающих средствами к существованию. В результате в христианском сознании утвердился стереотип алчного еврея-ростовщика.
  Заметим, что первой (раньше, чем в Европе) легализовала ростовщическую деятельность христианская община в арабском халифате. В Европе же, только в XI веке церковь разрешила брать процент с должника, если он был врагом, вассалом или неправомерным владельцем.
  Затем была разрешена продажа товаров в кредит. При этом цена товара, проданного в кредит, была выше товара, купленного за наличные. Тогда же стали употреблять римский термин, обозначающий процент, как законную плату за пользование кредитом. С развитием капиталистических отношений церковный запрет на ссуды под процент стал терять всякий смысл.
  Протестанты фактически легализовали ростовщичество. Инновационный принцип, ставший кодовым принципом европейской цивилизации опирался на внутреннюю активность личности. Духовные практики кальвинистской версии протестантизма подтверждают, что эндогенные (внутренние) стимулы мобилизации жизненных ресурсов индивида более действенны, чем большинство форм внешнего принуждения. Вызывая психологическое противодействие, внешнее принуждение мешает сконцентрироваться для решения задач, требующих умственного напряжения и инициативы.
  Реформация, помогая избавиться от неуверенности и психологического дискомфорта, культивировала новые психологические установки и черты характера: отречение от земных благ, стремление к труду и бережливости, бесконечное чувство долга и др.. В экономической истории эпоха зарождения и распространения капиталистических отношений отмечена, как сравнительно редкое явление, когда люди так самоотверженно отдавали себя труду.
  Таким образом, первые христианские экономисты происходили из религиозной среды, а появление капиталистических экономических отношений прямо связано с протестантской ветвью христианства.
  Обращает внимание, что при Кальвине (протестантский реформатор) была установлена очень низкая для того времени процентная ставка - всего 5%.
  На Руси займы не находились под запретом. Процент с капитала, прирост, приплата обозначались термином рост (рось). Процентная ставка по займам зависела от срока предоставления ссуды. При этом по краткосрочным займам процент был выше. Был известен и антихрезный кредит (закупничество), когда должник обязан был погашать долг физическим трудом. В допетровской России наступление на ссудный процент привело к его запрету в Соборном уложении (1649 г.). Но он продлился недолго: в 1754 г. был учрежден Банк для дворянства. В народной памяти отчетливо отложилось арабское слово «кабала», означающее письменное долговое обязательство или долговую расписку. В свое время существовали: кабала заемная - долговое обязательство; кабала закладная - документ о залоге недвижимого имущества; кабала служивая - документ, по которому лицо, получившее ссуду, обязывалось служить кредитору в счет уплаты процентов.
  До конца XIX — начала XX в. негативное отношение к ссудному проценту сохранялось в среде старообрядцев, где практиковались беспроцентные займы. Между тем, именно гонимые государством старообрядцы, сформировали предпринимательскую трудовую аскезу на базе свободного выбора духовно-религиозных ценностей.
  Впервые в истории отрицательное отношение к ростовщичеству было сформулировано в Торе. В числе прочего Тора запрещает брать в залог вещи, используемые для приготовления пищи, и т. п.. При этом из Торы следует, что давать деньги под процент запрещено только своим единоверцам - иудеям. Тора рекомендует не бояться одалживать представителям иной веры.
  Характерно, что еврейское право не поощряло благотворительность, принимая ее обычной милостыней, но предоставление своим единоверцам беспроцентных кредитов поощрялось. В Торе говорится о необходимости устанавливать шмиту (отпущение), т. е. прощать долги на седьмой год. На неевреев правило о прощении долга на седьмой год не распространялось.
  В настоящее время в странах с крупными еврейскими диаспорами получили распространение благотворительные организации — гемахи (ивр. - доброе деяние). Эти организации специализируются на предоставлении беспроцентных займов нуждающимся единоверцам.
  В целом отношение иудаизма к проценту на протяжении долгих веков оставалось негативным. То же относится к христианству и исламу.
  Вместе с тем, несмотря на запрет налагаемый шариатом, процентные отношения были распространены в исламском мире. Так, в средневековой Басре практически каждый купец имел счет у своего банкира. В обороте ходили чеки под названием хатт-и-сарраф. Перманентный «дефицит государственного бюджета» вынуждал мусульманских правителей изыскивать займы для его покрытия. Поэтому правоверная элита лояльно относилась к ростовщической деятельности иудеев и христиан.
  В еврейской общине арабского халифата предоставление процентных займов получило широкое распространение. Большую известность приобрели Иосиф бен Пинхус и Аарон бен Амран, которые носили почетный титул придворных банкиров (джахабизат ал-хадра). В своих фондах они держали значительные средства для нужд государственных чиновников. Помимо этого банкиры осуществляли переводы денежных средств с помощью суфтаджа.
  Суфтаджа позволяла избегать рисков, которые возникали при перевозке денег на большие расстояния. В пункте назначения суммы, указанные в суфтадже, выплачивались партнером банкира, выписавшего суфтаджу. Партнер, имя которого было указано в суфтадже, выплачивал штраф, если не мог в указанный срок ее обналичить.
  Суфтаджа выполняла функцию средства обращения, как выполняли ее в более поздние времена бумажные деньги. Суфтаджа получила широкое распространение в мире ислама. Она использовалась не только для отправки налогов в Багдад и подарков матери халифа, но и для выплаты взяток.
  Суфтаджа выписывалась на крупные суммы, поэтому ее использовали состоятельные банкиры. За составление документа взималась плата (1% от суммы, на которую выписывалась суфтаджа).
  В истории известно немало примеров партнерств, заключенных между евреями и мусульманами. Партнерства играли значительную роль в экономике раннего ислама. Альтернативой процентному кредиту считают партнерство, основанное на доверии (шарика ал-вуджух). Партнеры приобретали товар в кредит с целью его перепродажи под свое «доброе имя». Прибыли и убытки делились в соответствии с долей участия в предприятии.
  Вскоре в странах ислама появились правовые школы, которые разрешали и мусульманам брать ссудный процент с немусульман вне дар ал-ислам. Под дар ал-ислам понимались все мусульманские земли, где отношения людей полностью регулировались нормами шариата.
  Постепенно запрет ссудного процента преодолевался и в отношениях между самими мусульманами. В ход пошли различные правовые уловки (хийал). Например: продажа с правом последующего аннулирования сделки при предварительной оплате товара; продажа с условием перепродажи первоначальному собственнику; двойная продажа (мухатара). Так, при хийал «продажа и заем» кредитор предоставлял ссуду заемщику. Заемщик выплачивал ссудный процент с помощью покупки товара низкой стоимости у кредитора за цену, значительно большую, чем рыночная цена. В сделке «комиссия» агент получал поручение купить товар за свой счет для заказчика. За что заказчик был обязан заплатить агенту сумму больше, суммы уплаченной агентом.
  В торговых и финансовых операциях процентная ставка редко превышала 30%. При Аббасидах (IX - X вв.). процентные ставки могли достигать и 1000%, но это в случае прямых вымогательств или конфискаций, осуществляемых верховной властью. В число государственных ведомств, занимавшихся хозяйственными вопросами в халифате Аббасидов, входили: казначейство - диван бейт аль-маль; ведомство конфискаций - дар аль- мусадарин; ведомство благотворительности - диван аль-биива-садака; «государственный банк» - диван аль-джихбаза; военное ведомство - диван аль-джейш; почтовое ведомство - диван аль-барид.
  Для упрощения расчетов между сторонами стали широко использовать хавалу, которая выступала средством перевода долга от одного лица к другому. Она являлась некоторым подобием аккредитива. Очень важно, что хавала в отличие от суфтаджи не вызывала особой критики мусульманских правоведов (некоторые школы исламского права считали суфтаджу незаконной из-за сомнительной прибыли партнера лица, выписавшего ее).
  По условиям современного договора хавала, отправитель (кредитор) передает хаваладару (первоначальный должник) денежные средства. Хаваладар связывается со своим партнером (должник первоначального должника) в регионе, куда направляются деньги. Партнер в короткие сроки выдает денежную сумму получателю перевода. Сами деньги, при этом не пересылаются, не составляется никаких письменных документов, а договор между отправителем денежных средств и хаваладаром носит устный характер (основан на доверии). Обновленная хавала, таким образом, вобрала в себя как элементы суфтаджи, так и средневековой хавалы.
  В итоге следует признать, что в странах ислама осуществлялись ростовщические (процентные) операции. Но существовали и партнерские отношения, в целом поддерживаемые мусульманскими правоведами.

 
© www.textb.net