Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2.3. Общественный строй Речи Посполитой

  По пространству и количеству населения Речь Посполитая принадлежала к числу весьма значительных государств: площадь ее земель равнялась 13.500 кв. милям, а население 12-14000000 жителей, из которых 1/2 принадлежала к русскому племени, 3/8 - к польско-литовскому и 1/8 - к смешанному германско-еврейскому.
  Социальная структура Речи Посполитой в целом была типична для государства того периода. Общество состояло из трех основных сословий: дворянства (магнатов и шляхты), крестьян (в преобладающей массе крепостных) и мещан. Крупным социальным сословием, формально не принадлежавшим к господствующему сословию, но фактически пользовавшимся его привилегиями, было католическое духовенство.
  С 16 века зарождается и получает свое распространение идея шляхетской нации (narod). Позже постулат «нация — это шляхта» становится и вовсе непоколебимым до второй половины 17 века. Причины этого коренились в особенностях процесса формирования сословной структуры польского общества и системе сословных привилегий.
  Основой образования шляхетского сословия был процесс иммунизации крупной земельной собственности рыцарства. Рыцари получали земли в подарок от князей, отбирали у мелких землевладельцев; одним из источников приобретения земли была колонизация на немецком праве. Закрепление и юридическое оформление рыцарства происходило начиная с 13 века.
  Сначала они добились превращения своих владений в наследственные, затем стали получать иммунитетные привилегии, закреплявшие за рыцарями полноту власти над крестьянами. Процесс иммунизации земли, бывшей в собственности у гербового рыцарства, был закончен, и таким образом завершено формирование шляхетского сословия. Прежде общность рыцарем определял родовой признак, принцип родства. Шляхта, одержавшая победу в борьбе за привилегии, обрела социальное сознание.
  Одним из элементов, способствовавших сплачиванию рыцарского (шляхетского) сословия, были гербы. Поскольку принадлежность к шляхетскому сословию стала связываться с наличием герба, многие представители рыцарства приняли герб можновладца (магната), с которые они были связаны в политическом плане и под командой которого служили (так называемая клиентела). Таким образом, возникали геральдические роды, члены которых не были кровными родственниками.
  Среди шляхты все большее значение приобретают соседские связи, устанавливаемые на почве общности интересов. В формировании территориальной общности шляхты существенную роль играли судебные округа. Со временем общность интересов определялась на сеймиках. Там складывались шляхетские обычаи, стереотипы поведения, вырабатывались критерии отношения к другим сословиям. Участие в земском или поветовом сеймиках расширяло государственное сознание шляхты, являлось необходимой ступенькой к сознанию общепольской этнической общности.
  Уже в 15 веке начинают зарождаться основы шляхетского образа мышления. Успехи Польского государства и рост его авторитета среди европейский государств, успехи шляхетского сословия в борьбе за власть в этом государстве увеличили национальную гордость шляхты и одновременно чувство исключительности ее прав на это государство. Шляхетство в понимании этого правящего сословия являлось наивысшей ценностью.
  Важным этапом борьбы шляхетства за привилегии стало возникновение шляхетского парламента (сейма). С этого момента новые привилегии зависели уже не от королевских «привилеев», а от сеймовых конституций. Период действия шляхетского парламентаризма открылся решениями Радомского сейма 1505 года, по которому без согласия представительных шляхетских органов не мог быть принят закон, нарушающий права шляхты (nihil novi), и завершился конституцией 3 мая 1791 года, ограничившей прерогативы шляхты.
  В 16 веке шляхтичу по степени его свободы и независимости от короля не было равных в Европе. Эта юридическая независимость обусловливала иллюзию равенства членов шляхетского сословия. В 17 веке введение liberum veto усилило зависимость шляхты от магнатов, но поляризация звеньев шляхетской структуры с этой точки зрения всегда была значительной. Шляхетское землевладение усиливало и экономические, и политические позиции помещиков по сравнению с безземельной шляхтой. В это же время была узаконена барщина, и помещичий фольварк стал типичной формой хозяйства.
  Политическая идеология шляхты как господствующего сословия формировалась под влиянием широкого круга сословных привилегий и связанных с ними политических прав шляхты. С одной стороны, сословные привилегии сыграли решающую роль в формировании устойчивого самосознания правящего слоя, а с другой стороны, неприятие шляхтой сильной центральной власти, упорное отстаивание собственных привилегий в ущерб прерогативе королевской власти препятствовало осуществлению многих прогрессивных реформ.
  В 16 веке наиболее активной группой внутри шляхетского сословия была средняя шляхта. Ее самые видные представители, добившиеся высоких должностей и имений, становясь нередко новой олигархией (например, «шляхетский трибун» Ян Замойский - впоследствии великий гетман и коронный канцлер). Это движение новой аристократии ослабляло среднюю шляхту, он она продолжала играть решающую роль и во второй половине 16 века. Оставляя Сенат магнатам, она овладела земскими учреждениями, посылала своих послов на сейм, а с 1578 года - депутатов в Коронный трибунал.
  Имущественные и политические права шляхты в 16 веке продолжали укрепляться. Оседлый шляхтич был единственным полноправным гражданином Речи Посполитой. Избравшая короля, утверждавшая законы, налоги и имевшая возможность отказать королю в послушании польская шляхта отождествляла себя с нацией, из которой исключала другие сословия. Именно так установилось понятие «шляхетской нации». К ней причислялась литовская, белорусская и украинская шляхта, и исключались польские крестьяне и мещане.
  Остальная шляхта - это «серая» масса различного уровня зажиточности и звания. Существовала шляхта загродова (мелкопоместная) - многочисленная в Мазовии, Подляшье и Жмуди (Жемайтии). Это были мелкие землевладельцы; самостоятельные производители, не имевшие крепостных. Наряду с ними существовал немногочисленный в 16 веке, но увеличивавшийся в последующих столетиях слой шляхты, не имевшей земельной собственности. Его называли шляхтой - голотой (голытьбой).
  Мещанство в Речи Посполитой не было однородным сословием по своему имущественному положению и национальной принадлежности, делилось на бедных и богатых, последние традиционно тяготели к шляхте. Среди мещан, особенно патрициата, было много немецких колонистов. Сословного единства, проявляющегося в осознании общности интересов, у мещанства фактически не было. В начале 16 века часть городского патрициата немецкого происхождения, стремившейся перейти в ряды шляхты или хотя бы приблизиться к ней по своим социальным позициям, перенимала обычаи шляхтичей и польский язык. Мелкое мещанство по преимуществу было польским. Его представители были ограничены жесткими рамками цеховой регламентации.
  Степень зависимости крестьян и количества повинностей определялась разрядами. Вольные данники - платили владельцу земли фиксированное количество дани, при этом могли, когда хотели, оставить землю одного владельца и перейти к другому владельцу, только в том случае, если не было задолженности перед первым. Категория отчичей, крепостных крестьян, не имела права перехода от одного владельца к другому. Закупы - крестьяне, поступавшие во временное рабство за долги. Со временем, все разряды слились с крепостным крестьянством. Таким образом, к середине 16 века все крестьяне были окончательно закрепощены.
  Развитие фольварочного хозяйства вело к усилению эксплуатации крестьян, что нашло выражение в утверждении закрепощения в его трех основных аспектах: личной крепостной зависимости, земельной и судебной. Оно сопровождалось возрождением отработочной ренты, на этот раз в виде увеличения количества труда, требовавшегося для расширения товарного производства, рассчитанного на сбыт в стране и за границей. Барщина была формой эксплуатации, при которой осуществлялось непосредственное внеэкономическое принуждение. Ее введение сопровождалось ломкой прав, которыми пользовались крестьяне до этого, усилением личного закрепощения в особенности прикрепления крестьян к земле. Усиление бремени происходило, прежде всего, путем внедрения в практику барщины. Крестьяне - хозяева, обязанные постоянной барщиной, обрабатывали помещичью землю своими лошадьми и орудиями; безземельные крестьяне стали привлекаться к барщине не за пользование землей, так как они ее не имели, но как «подданные» крепостные помещика. Барщина могла быть определена не только в поденном исчислении. В связи с тем, что барщинный труд становился все менее производительным, в 17 веке помещики ввели так называемую заутреню, то есть такую барщину, когда заранее определялась площадь земли, которая должна быть обработана или с которой должен быть собран урожай. Кроме того, крестьяне были обязаны работать в период неотложных работ (пахота, уборка) сверх установленной нормы барщины (обычно 3-6 дней в год), что называлось толокой, дармовщиной.
  Наряду с барщиной крестьяне должны были платить оброк, значение которого, однако, падало (в том числе и вследствие девальвации денег), а также были обязаны дополнительными поставками и повинностями (уборка сена, ремонт плотин и мостов, несение охраны).
  В эпоху фольварочно-барщинного хозяйства земельное право складывалось не в пользу крепостных крестьян. Их отношение к наделам в 16-17 веках можно было определить как феодальное пользование. Барщинный крестьянин не имел ни хозяйственной, ни личной самостоятельности, чем обладал кметь в 14-15 веках и что было необходимо для реализации его подчиненного права собственности на землю. Пользование, правда, на практике было наследственным, переходя обычно от отца к сыновьям, и не исключало передачи или же заклада земли с согласия помещика. Но помещик мог и согнать крестьян с земли.
  По мере развития барщины шляхетский сейм усиливал личное закрепощение. Законами 1501-1543 гг. крестьянам был вообще запрещен выход без разрешения помещика. Личное закрепощение в 17 веке нашло, в частности, выражение в актах продажи (обмен, отдача и дар) крестьян без земли. На практике они не носили такого же характера, как торговля крестьянскими «душами» в России (до 1861 года). То была легализация за соответствующее вознаграждение в пользу помещика таких фактов, как согласие на замужество, влекущее переход в другое поместье, на оставление сбежавших крестьян у другого помещика и т.д. Тем не менее, все это красноречиво свидетельствовало об ухудшении правового положения крестьянства.
  С начата 16 века крестьянин был отдан под абсолютную власть своего помещика, исключающую власть собственно государственную. Помещику принадлежало право судопроизводства над крепостным населением. В конституциях судебное разбирательство было изъято из компетенции городских судов, если крестьянин выступал в качестве ответчика. В качестве истца крестьянин мог выступать только при содействии помещика. На своего помещика крестьянин мог подавать жалобу только королю. Но еще в 16 веке королевские судьи отклоняли такого рода жалобы.
  Варшавская конференция 1573 года полностью подтвердила право на домениалъный суд. Несколько лучше обстояло дело в домениальных имениях, где приговоры старост можно было обжаловать перед седом монарха.
  Организация некоторых групп населения была связана с условиями их существования и занятиями. В известных случаях, когда введение барщины оказывалось невозможным, крепостное положение смягчалось, и даже сохранялась личная свобода. Существовала многочисленная группа казаков, имевших собственные хутора на Украине. В сходном положении находились поселившиеся с 16 века на территории королевской Пруссии так называемые олендеры. Поселением фламандских крестьян (на Жулавах по реке Висле) было положено начало тому типу колонизации, который получил наименование олендерской. Впоследствии она охватила заливные низы вдоль Вислы и ее притоков, а после военной разрухи 17 века - также пустоши в Великой Польше. Со временем «олендерами» становились также немецкие или польские крестьяне, поселенные на основании олендеровского права. Правовой основой «олендеровской» колонизации явились привилегии, предоставляемые помещиком. Это было по существу двустороннее соглашение с колонистами, регулирующее их правовой статус. «Олендеры» сохраняли личную свободу и громадское самоуправление, но подлежали судебной юрисдикции помещика, поскольку к нему шли апелляции на приговоры суда лавников, а наиболее трудные дела он разрешал сам. Права «олендеров» на землю именовались эмфитевтическими. Поселяясь, «олендер» уплачивал выкуп, после чего на несколько лет освобождался от обязательств в пользу помещика, чтобы иметь возможность обзавестись хозяйством. По их истечении обязательства «олендеров» по отношению к помещику выполнялись в виде денежного оброка.
  В сельском хозяйстве совершался переход к фольварочно-барщинной системе, который был обусловлен ростом емкости городского рынка и увеличившимся спросом на продукцию польского сельского хозяйства на внешнем рынке, что было связано с развитием капиталистических отношений в передовых странах Западной Европы.
  Первыми стали переходить на новую форму хозяйствования монастыри. Согласно записям Яна Длугоша в восьми из двадцати четырех деревень Сецеховского монастыря имелись фольварки. В тридцати трех деревнях, принадлежавших Звежинецкому монастырю, имелось восемь фольварков, а в деревнях монастыря в Тынце (74 селения) - двадцать восемь. В Краковском епископстве в 225 деревнях насчитывалось сорок девять фольварков. Вообще, понятие «фольварк» имеет довольно широкий смысл. В данном случае «фольварк» - это хозяйство, в котором земля (домен) принадлежала непосредственно помещику и которая базировалась на труде барщинников (то есть крестьян, отрабатывающих барщину).
  Домен постепенно занимал пустующие земли, которых особенно много было в Великой Польши. В начале 16 века «пустые даны» составляли около трети всех крестьянских земель. Кроме занятия пустующих земель, польские землевладельцы пользовались правом скупать земли у солтысов - наследственных сельских старост, что разрешалось им Вартским статутом (конституции) 1423 года. Так, владения Гнезненского архиепископства выросли после покупки земель у солтысов почти на четверть.
  Увеличивая домен, дворяне-землевладельцы столкнулись с проблемой обработки земли. По этой причине сеймик Велюньской земли предписал крестьянам один день в неделю отрабатывать барщину. Норма эта значительно превышала прежнее, что было воспринято многими кметами как нарушение обычая, однако увеличение барщины стало необходимым условием обработки увеличившегося домена. Торуньская и Быдгощьская сеймовые конституции закрепили практику еженедельных отработок и сделали их обязательными для всех форм собственности - королевской, княжеской и церковной.
  Разумеется, рост барщинных отработок, сопровождавшийся обезземеливанием крестьян (кроме продажи в частные руки общинных земель в ряде случаев имел место сгон крестьян помещиками с участков, принадлежность которых была спорной), породил в крестьянской среде недовольство, выражавшееся в различных формах, Основным актом недовольства стал в этот период крестьянский переход, когда крестьянин со своей семьей переходил к другому помещику или на неосвоенные земли. Практика такого перехода грозила подрывом всего фольварочного хозяйства, поэтому в юридических документах эпохи неоднократно появлялись нормы ограничений личной свободы кмета и прикрепления его к определенной земле. Вартский статут запрещал крестьянину уходить, пока он не произвел расчисток, для выполнения которых он пользовался барщинными льготами. В первоначальном тексте статутов, написанных на немецком языке, от крестьянина требовалось либо оставить все свое хозяйство в полном порядке и рассчитаться с долгами, либо выставить вместо себя другого хлебопашца, согласного остаться у помещика вместо него. При переводе статутов на польский язык, оба эти требования были суммированы. Другими статутами усиливалось наказание за укрывательство беглого крестьянина, причем ответственность несли не только частные лица, но и города, а равно и королевские служащие.
  Петровский статут ограничил число покидающих деревню хлебопашцев одним человеком, при этом в законе предусматривался денежный штраф для помещика, мешающего уходу этого одного крестьянина. Так же лишь один из крестьянских сыновей имел право отправиться в город на учебу или для работы, единственный же сын обязан был оставаться с родителями. Крестьяне в юридических вопросах почти совсем потеряли самостоятельность, а позже свободный переход крестьян от одного помещика к другому стал окончательно невозможен.
  Варшавская конференция в 1573 году еще раз подтвердила широкие полномочия землевладельца, имевшего к этому времени над своими кметами и судебную власть. Одновременно на государственном уровне разрабатывались меры против самовольных оставлений крестьянами своего господина - комплекс законов 1503-1596 года.
  Противоречия между интересами богатых польских городов и дворян- землевладельцев привели к запрету горожанам иметь в собственности фольварки. Кроме того, польские дворяне добились у центральной власти не только исключительного права производства и продажи спиртных напитков, но и освобождения себя от уплаты таможенных пошлин. Крупные магнаты становились владельцами предприятий по производству различных товаров и конкурентами городским ремесленным цехам.
  Как и шляхетские суды первой инстанции продолжали действовать суды земские, гродские и подкормские. В земском суде требовались присутствие судьи, подсудка и писаря, которые составляли штат суда. В 17 веке земские суды переживали упадок, в некоторых землях они не собирались на протяжении десятилетий, кое-где должности судей были вакантными ряд лет, так как шляхта не могла договориться о кандидате.
  В то же время сохранил и даже расширил свою юрисдикцию гродской суд. Назначаемый старостой гродской судья, независимый от сеймика, действовал исправно. Увеличивалось число его функционеров, расширялась его компетенция, охватывая наряду с уголовными еще и гражданский дела.
  Наряду с гродским судом развивался и гродской уряд, где хранились судебные книги. Гродской уряд бы открыт для записей ежедневно. В условиях упадка земских судов усиливалось стремление в пользу предоставления гродским учреждениям право производить так называемые вечные записи, касающиеся недвижимости (подобно нотариальным). В конце концов, все гродские управления получили принятия вечных записей.
  До 1578 года король был высшим судьей для шляхты. В придворном суде он мог разбирать все дела как во второй (после введения апелляции в 1523 г.), так и в первой инстанции или же назначать для рассмотрения определенного дела комиссарский суд. Для разгрузки королевского суда, который после введения апелляции оказался буквально засыпан делами, были созданы в воеводствах вечевые суды наподобие прежней, известной в первой половине 15 века формы высшего суда.
  Проблема была решена лишь путем отказа короля от роли высшего судьи в пользу шляхетского сословного суда. Это произошло в 1578 году с созданием коронного трибунала. Коронный трибунал собирался для Малой Польши весной и летом в Люблине, для Великой Польши - осенью и зимой в Пётркове. В Трибунале заседали представители шляхты, избираемые ежегодно на сеймиках, называемых депутатскими. Было 27 депутатов от шляхты и 6 - от духовенства. В целом Трибунал насчитывал 33 члена. Дела шляхты разбирали только депутаты от шляхты, в делах, где одной из сторон было духовное лицо, суд составлялся наполовину из представителей духовенства и наполовину из шляхтичей. Духовные имели своего президента. Трибунал рассматривал апелляции в последней инстанции по приговорам судов земских, гродских и подкормских. Приговор должен был выноситься по возможности единогласно; большинство голосов применялось только при третьем голосовании.
  В царствование королей из саксонской династии Трибунал являлся также орудием правления магнатской олигархии. За должность маршала Трибунала велась ожесточенная борьба магнатских группировок. Нечестность трибунальских судей, вынесение приговор под влиянием взяток или же указаний магнатов, клиентами которых они были, стали с середины 17 века обычными. Упорядочиванием Трибуналов занимались многие сеймовые конституции, но даже важнейшая из них, так называемая Великая корректура Трибунала 1726 года, не решила своей задачи.
  Сеймовый суд функционировал только во время заседаний сейма, под председательством короля. Асессорами были сенаторы, усиленные с конца 16 века депутатами, избираемыми Посольской избой. После учреждения Коронного Трибунала к компетенции сеймового суда относились: оскорбление величества, государственная измена, дела о финансовых злоупотреблениях высших чиновников, преступления шляхты, за которые полагалась смертная казнь или конфискация имения, а так же некоторые другие гражданские дела, в которых была заинтересована казна.
  Вмешательство сеймового суда в дела других судов имело характер, близкий к праву помилования. Он издавал постановления о прощении, кассировал приговоры других судов не только тогда, когда имело место нарушений формальностей, но и в тех случаях, когда приговор признавался неправильным по существу. Со второй половины 16 века этот суд начинает отмирать, так как часты были срывы сеймов.
  К концу 16 века стал самостоятельным по отношению к королю асессорский суд. С этого времени он заседал под председательством канцлера, став верховным апелляционным судом для королевских городов. Он же рассматривал дела о границах между королевскими и частными имениями. В общественном мнении асессорский суд считался единственным неподкупным судом.
  Маршалковские суды рассматривали уголовные дела, связанные с нарушением общественного спокойствия и безопасности.
  Референдарский суд являлся домениальным судом короля. Он рассматривал дела, вносимые крестьянами королевских имений. Действуя главным образом в интересах казны, он должен был следить за тем, чтобы старосты-арендаторы чрезмерной эксплуатацией не разоряли крестьян в королевских имениях. За препятствование крестьянину в подаче жалобы, король мог наказать старосту денежным штрафом, мог так же обеспечить крестьянину защиту от преследования с помощью охранной грамоты - глейта. На практике эти средства редко были результативными, а старосты различными способами препятствовали крестьянам из королевских имений в подаче жалоб референдариям, а также в исполнении вынесенных приговоров.
  Сельский суд лавников функционировал под председательством чиновника доминиума, который с 16 века именовался войтом. Судил он с участием лавников. В сельских судах применялось немецкое право наряду с местным обычным правом, а также, если таковые существовали, - с ординациями землевладельцев, которые могли произвольно издавать правовые нормы, действующие в пределах данного поместья. Приговор сельского суда можно было обжаловать, апеллировав к суду пана. Сельские суды вели свои книги, в которые заносились приговоры, соглашения, касающиеся передачи земель или иных имущественных прав, наследования, сельских постановлений и т.д.
  В королевских имениях и некоторых магнатских латифундиях был известен домениальный суд, именуемый замковым судом. Он являлся также апелляционной инстанцией в отношении сельского суда лавников. А осуществлял его обычно подстароста, именуемый иногда бургграфом; тогда крестьяне королевских имений могли апеллировать на него к старосте, а в частных поместьях - к их владельцу. Принадлежавшая помещику судебная и карательная власть по отношению к крепостным крестьянам была всеобъемлющей, вплоть до смертной казни включительно.

Вопросы и задания для повторения

  1. На каких условиях произошло объединение двух государств в единое - Речь Посполитую?
  2. Каким государственно-территориальным устройством обладала Речь Посполитая?
  3. Охарактеризуйте функции короля, определите его значение в системе управления.
  4. Кем в Речи Посполитой были представлены законодательные органы власти? Какова их компетенция?
  5. Какие особенности можно выделить в системе местного самоуправления Речи Посполитой?
  6. Как вы думаете, была ли эффективной судебная система в Речи Посполитой? Аргументируйте свою точку зрения.
  7. Какой тип экономической системы характерен для Речи Посполитой? Дайте его характеристику.
  8. Какие основные сословия существовали в Речи Посполитой? Проанализируйте положение каждого, исходя из их прав и обязанностей.
  9. Сравните систему государственной власти и управления Речи Посполитой и Киевской Руси. Предложите по 10 сходств и различий.
  10. Сравните местное самоуправление в Речи Посполитой и в Новгороде.

 
© www.textb.net