Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.3. Система органов государственного управления

  Из среды шляхты великий князь назначал высших сановников в государстве, в том числе и воевод. Шляхта занимала все государственные королевские или великокняжеские должности. С этими должностями соединялись богатые доходы и большое политическое влияние. Они перешли в Литовскую Русь из Польши и сложились по польским образцам. Первой и важнейшей должностью в Великом княжестве Литовском была должность канцлера. Он управлял канцелярией великого князя, в его руках находилось все делопроизводство. По современным понятиям соответствовал министру иностранных дел: он скреплял подписью и печатью акты, привилегии и указы великого князя. Основной задачей канцелярии являлось документирование решений господаря, Рады и сейма. За канцлером закрепилось название "печатарь", так как ни один официальный документ не имел юридической силы без приложения большой или малой государственной печати, которым он распоряжался. Основная работа по организации и ведению делопроизводства в канцелярии была возложена на писарей, секретарей и дьяков. Разница между писарями и сектретарями заключалась в том, что первые являлись более государственными служащими, а вторые - личными доверенными помощниками господаря. Для исполнения своих обязанностей секретари пользовались аппаратом государственной канцелярии наравне с писарями, в результате чего постепенно приобщались к государственным делам. Писари, наоборот, будучи постоянно рядом с господарем при решении государственных вопросов, завоевывали его расположение и становились его личными делопроизводителями. Дьяки являлись низшими служащими канцелярии, выполняли большей частью черновую работу. В канцелярии состояли также писари арабские и татарские, которые использовались в отношениях с мусульманскими странами, в первую очередь Крымским ханством и Турцией, выполняя функции писарей и переводчиков ("толмачей", или "толкачей"). При государственной канцелярии несли службу господарские дворяне. Количество их колебалось от 100 до 1508. В обязанности дворян входило выполнение различных поручений господаря и панов-рады, прежде всего доставка документов из центра на места. Им поручалось вводить разных лиц во владение имениями по пожалованиям господаря или судебным решениям, они посылались на места для расследования преступлений, доставляли повестки в господарский суд, направлялись на поветовые сеймики в качестве господарских послов и др. Значительный объем деятельности канцелярии составляло ведение судебного делопроизводства. По поручению господаря служащие канцелярии принимали участие в судебных заседаниях, канцлер и подканцлер - в качестве судей, писари и секретари - судебных заседателей. Она представляла единый для всех сфер государственного управления центральный исполнительный орган, но лишь технический, не принимавший самостоятельных решений в управлении государством. Служащие канцелярии принадлежали к числу наиболее образованных людей государства, составляя его интеллектуальную элиту, совмещали канцелярские обязанности с другими важными должностями. Канцлер и подканцлер занимали ведущее положение среди радных панов, активно влияли на внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому, оставаясь техническим органом в ведении делопроизводства и исполнении поручений великого князя, Рады и сейма, канцелярия со времени канцлерства Михаила Кезгайловича (1444-1476) постепенно превращалась в центр политической мысли, но не как учреждение, призванное решать соответствующие задачи, а благодаря качественному составу своих работников, игравших важную роль во внутренней и внешней политике. Таким образом, говоря о статусе канцелярии следует иметь в виду два аспекта: политический и делопроизводственно-исполнительский.
  Специальных центральных учреждений по управлению различными сферами жизни страны, наподобие российских приказов, создано не было. Сложившаяся ситуация была связана с тем, что значительными автономными правами в Княжестве пользовались некоторые области (земли Полоцкая, Витебская, Жмудская и др.), и большинство вопросов, возникавших в них, решалось местной администрацией. Это значительно ограничивало поток документов и дел, направлявшихся в центр. Все вопросы, требовавшие вмешательства центральной государственной власти, решались господарем и панами-радой непосредственно или через специально назначавшиеся для этого комиссии или отдельных лиц, а также систему должностей (урядов, или врядов).
  Очень важна была должность придворного маршалка, она соответствовала министру королевского двора. Канцлер и маршалок имели своих заместителей и многих помощников. Были особые должности сеймового маршалка, а также сеймикового маршалка в поветах. Государственной казной ведал скарбный и его помощник подскарбный. В введении скарбного находились все земельные угодья великого князя. В современном понимании он был министром финансов и отвечал за доходы и расходы государства. В конце ХV в. была установлена должность великого гетмана, своего рода министра военных дел и главнокомандующего военными силами. Его помощниками были полевые гетманы. Под начальством гетмана находились все военные силы государства. Он носил титул: "Гетман наивысший Великого Княжества Литовского".
  Другие должности при великом князе имели чисто придворный характер, как, например: подкоморый - заведующий княжескими палатами, подстольный и подчашный - заведующие великокняжеским столом и погребами, конюшный - заведующий конным двором великого князя, ловчий - имевший попечение над лесными угодьями, предназначенными для охоты. Были должности хорунжих, которые носили войсковые знамена и созывали ополчение в случае войны.
  В провинциях начальствовали сначала наместники и тиуны великого князя, а позднее - воеводы, старосты и каштеляны. Наместники и тиуны в качестве правителей пригородов и волостей были унаследованы Литовско- Русским государством от древней Киевской Руси. Воевода руководил областями, был своеобразным генерал-губернатором, так как соединял в своих руках военную, исполнительную и судебную власть. Каштеляны и старосты - правители отдельных округов, но старосты в Литовской части были правителями целых областей. В Киевской области, Галицко-Волынской ещё остаются должности наместников и тиунов, но они наполняются принципиально новым содержанием и по своему статусу приравниваются к воеводам и каштелянам.
  По мере того как росло крупное иммунизированное землевладение характер власти наместников менялся, точнее зачастую рядом с наместником вырастал воевода, который ведал делами крупных землевладельцев. Необходимо подчеркнуть преемственность наместничьей власти. Это подчеркивается и архаичностью доходов наместников. Как правило, это был «корм» («полюдье» и «въезд» либо в натуральной, либо в денежной форме) и судебные доходы («вины большие и малые»). Независимо от того, кем именно осуществлялось местное представительство при наместнике или воеводе (в Великом княжестве Литовском в нем участвовали и горожане и крестьяне), важно подчеркнуть сам факт такого представительства, более полномочного в Литовском княжестве, нежели в Северо-Восточной Руси. Эта мысль представляется совершенно верной, но нуждается лишь в небольшом, но существенном дополнении - по мере роста шляхетских привилегий и изменения характера наместничьей власти уменьшалось, а затем и вовсе сошло на нет и это «народное представительство».
  Рядом с наместником был тиун, который являлся преемником древнерусского тиуна. Точная этимология этого слова неизвестна. В качестве номинального значения принимают слово «слуга». Некоторые исследователи придерживались мнения о его германском происхождении (связывая с готскими формами), другие выводили его из древнеисландского или древне­шведского. В последнее время в эволюции социального значения этого термина ученые выделяют ряд моментов. До конца ХІ в. он существовал в нерасчлененной форме, объединяя значения административно-хозяйственной, административно-судебной и опекунской деятельности княжеского тиуна. В
  XII—ХIII вв. функции тиуна разветвляются — свидетельством чего является появление терминов «тиун конюший», «тиун огнищный» и др. В этот период наблюдается расширение судебно-административного значения деятельности тиуна. В отечественной историографии преобладает мнение о несвободном положении тиуна, происхождении его из холопов. Впрочем, Русская Правда предполагает вариант сохранения свободы человеку, идущему в тиуны. В Великом княжестве Литовском тиуны назначались из свободных людей. Основная черта тиуна — связь с великокняжеским хозяйством, за которым тиун наблюдал. Занимался он также и сбором дани, кроме того, явственно проступает в источниках суд тиуна, который мог судить все население. Само сохранение этого термина вплоть до конца изучаемого периода симптоматично. Вот тут и зафиксировано то разделение власти, о которым мы уже говорили, когда речь шла о наместниках. По мере развития иммунизированного землевладения и роста шляхетских привилегий уходили в прошлое и прежние структуры власти.
  Еще одна должность — городничий, это западное произношение термина «городчик», который существовал в политическом лексиконе Северо-Восточной Руси. Некоторые авторы не смешивают «городника» Русской Правды и «городчика» XV в. Если «городником» 98-я статья Русской Правды называет представителя княжеской администрации, который осуществлял строительство городских укреплений (закладку «городни»), поручение временное, то «городчик» XV в. выступает уже как постоянное должностное лицо, которому был поручен город, как крепость, т. е. «го­родчик» был в своем роде военным комендантом города. Городничие наблюдали за охраной городов, находившихся в их поветах, и следили за исправностью дорог и построек.
  С древнерусского периода сохранились и другие должности. В Киеве вплоть до конца XV в. существовала должность «осменика», известная еще по Русской Правде. Осменники взимали пошлину с действительного оборота, «побережную татьбу» и судили некоторые дела. Они взимали плату с торговцев -«перекупников», торгующих хлебом и зерном, судили купцов, казаков и мещан за «непочестные речи», за мелкие кражи и ссоры «жонок». Они же устанавливали размеры мыта с улова рыбы (обычно десятая часть).
  Специальные посланцы господаря и наместника - детские - выполняли их отдельные поручения. Но эта должность не соответствует «отрокам» и «детским» Русской Правды. Вернее будет сказать, что они являются наследниками древнерусских «детских», но никак не отроков. Детские и отроки заметно расходятся в сфере общественной деятельности. Дальше элементарного участия в суде отроки не пошли. Детские же порой занимали высшие правительственные должности, получая посадничества, имели свои дома. Позже отроки уже окончательно растворились в служилой дворне, а вот детские играли важную административную роль. Это были своего рода агенты господарской и наместнической власти. Причем можно установить прямую преемственность с древнерусским периодом (детские фигурируют в русских землях в период их самостоятельности). Детские выполняли судебные функции, должны были «увязывать» в земле. В более позднее время в роли «детского» мог выступать «сын боярский» или дворя­нин. За «детскование» слуги получали мзду в зависимости от расстояния. По мере развития иммунитетных привилегий господарь давал обязательства не посылать детских в такие имения. И в данном случае раздача иммунитетов приводила к ограничению сферы деятельности должностного лица.
  Итак, видим, что органы власти, представлявшие государственность на территории русских земель Великого княжества Литовского, во многом имели древнерусские корни, были прямыми наследниками древнерусской княжеской власти. Естественно, что органы этой власти видоизменялись, переживали определенную эволюцию. Однако главные изменения в них вносило развитие крупного иммунизированного землевладения.
  По-прежнему, подобно тому как это было в древнерусский период, огромную роль в жизни городских общин играли соборные церкви. Соборные церкви главных городов-земель были местами хранения важнейших документов - уставных грамот. Здесь же сохранялись и все прочие предметы, представлявшие общественный интерес, например, эталоны мер и весов.
  Общегосударственный архив начинает формироваться довольно поздно. К письменному документу даже до начала ХV в. сохранялось скептическое отношение как к объекту и форме, как элементу чужеземной культурной традиции. Это отношение, а также внутриполитическое развитие самого Великого княжества Литовского не способствовало росту потребностей в образовании центрального великокняжеского архива. Лишь в конце ХV в. великокняжеская канцелярия приступила к реорганизации своей деятельности: она стала оставлять копии всех выдаваемых ею документов; были сделаны первые попытки систематизации этих копий по тематическому признаку («книги» канцелярии Великого княжества Литовского конца ХV в. - эмбрион Литовской метрики; появляется специализация деятельности писарей).

 
© www.textb.net