Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.2. Государственное управление в этот период

  В основе государственного управления древнерусскими княжествами (а они не были едиными и в эпоху Золотой Орды) была княжеская власть. Основным фактором, способствующим ее сохранению, был отказ монголо- татар от прямого включения древнерусских земель в состав Золотой Орды в отличие от стран Средней Азии, Прикаспия и Северного Причерноморья. Кроме того, захватчики не создавали на территории Руси своей постоянно действующей администрации. Поэтому в Древней Руси было сохранено то государственное и местное управление, которое существовало до монгольского нашествия. Именно это управление, прошедшее известную эволюцию, Сумело, в конечном итоге, при помощи церкви сплотить народ вокруг единой цели — изгнания монголо-татарских поработителей и установления политической и экономической независимости государства.
  Спустя годы и даже десятилетия после опустошительного нашествия Батыя оставшееся s живых население Руси возвращалось на родные пепелища. Постепенно заселялись села и деревни, поднимались из руин города. С ХІV в. начался медленный подъем сельского хозяйства. В нем так же, как и в домонгольскую эпоху, преобладало крупное феодальное землевладение, тесно связанное со всей структурой государственного и местного управления. Эта структура в рассматриваемую эпоху выглядела следующим образом.
  Система русской управленческой иерархии ХІV в. включала в себя четыре нисходящие ступени. На верхней ступени возвышались великие князья  - верховные правители Русской земли. Вторую ступень занимали вассалы великого князя — удельные князья, обладавшие правами суверенных правителей в пределах своих уделов. На третьей ступени находились вассалы удельных князей — бояре и служилые князья, утратившие права удельных, иными словами, крупнейшие феодалы-землевладельцы. На низшей ступени управленческой иерархии стояли слуги под дворским — управляющим княжеским хозяйством, оставлявшие княжескую и боярскую администрацию. Они получали от князя или боярина небольшие участки земли за службу, В конце XIV в. их стали называть дворянами и детьми боярскими.
  Ранее сложившийся на Руси политический строй княжеств существенно не изменился в ХШ-ХIV вв. По-прежнему князьям принадлежала в их княжествах судебная и административная власть над населением.
  Во главе управления княжескими землями и хозяйством стоял дворский. В его ведении находились все прочие слуга княжеского двора, руководившие отдельными отраслями хозяйства. Казной князя ведал казначей, а его архивом — печатник. С появлением в суде, дипломатии и управлении хозяйством письменной документации у князя сложился штат дьяков и подьячих. Позднее этот бюрократический штат вошел в систему великокняжеских (государственных) приказов. Следует заметить, что отличительной чертой управления в княжествах XIV в. являлось слияние дворцового управления с государственным. Во всех делах управления князья опирались на духовенство, которое обычно поддерживало княжескую власть.
  Роль церкви в государственном управлении Руси требует своего специального изучения. Советская историография этому вопросу внимания не уделяла, а если и появлялись отдельные работы, то в них главным образом речь шла о феодализации русской православной церкви. Именно с этих позиций написана монография ведущего историка церкви Н М. Никольского "История русской церкви". Отношения церкви с княжеской властью в период феодальной раздробленности Руси и монголо-татарского ига здесь не стали стержневой идеей исследования Данной проблеме частично посвящена небольшая статья М. Н. Покровского "Феодализация православной церкви я татарское иго", опубликованная в сборнике статей "Религия и церковь в истории России".
  Аккумулируя основные идеи исследователей по указанному вопросу, можно сделать следующие выводы. Монголо-татары не посягали на духовный образ жизни русских людей и прежде всего на их православную веру, хотя и варварски разрушали церкви. Они вообще были терпимы к любому вероисповеданию и даже у себя в Золотой Орде не мешали отправлению любых религиозных обрядов. Русское духовенство ордынцы не без основания считали нередко своим союзником. Во-первых, русская православная церковь боролась против влияния католичества, а папа был врагом Золотой Орды. Во-вторых, церковь на Руси в начальный период ига поддерживала, ради сохранения всей системы государственного управления в русских княжествах, князей, выступавших за сосуществование с Ордой. В свою очередь ордынцы освобождали русское духовенство от дани и снабжали служителей церкви охранными грамотами на церковное имущество. Все это, вместе взятое, позволило русской православной церкви сохранить известную самостоятельность и независимость от монголо-татарского ига и в последующем сыграть значительную роль в собирании русских земель, в сплочении всего русского народа для борьбы за независимость.
  Выдающимися церковными деятелями в осуществлении этой цели стали в ХІV в. митрополит Алексий и Сергий Радонежский. Они, используя великое объединяющее и духовное начало русской православной церкви, шаг за шагом приближали день Куликовской битвы.
  Встав на путь предоставления известной самостоятельности в своих землях русским князьям и церкви, монгольские правители, тем не менее, пытались переместить политический центр русских княжеств в Золотую Орду. Об этом свидетельствуют получение русскими князьями ярлыков на княжение и система сбора дани в интересах монголо-татар. Однако эти новшества в государственной власти Руси в ХІІІ-ХІV вв. не стали раз и навсегда данными. Они в указанный период пройти свою эволюцию.
  В первые годы после установления на Руси монголо-татарского ига хан Батый вызвал к себе всех русских князей, которые должны были засвидетельствовать свою покорность и из его рук получить свое княжество. Нередко такие приезды князей в Орду заканчивались их смертью. По подсчетам М. Д. Подубояриновой. сделанным в ее монографии "Русские люди в Золотой Орде", за первые сто лет монголо-татарского ига по приказанию хана в Орде было убито более десяти русских князей. Неудивительно, что, отправляясь в Орду, русские князья писали духовные грамоты (завещания).
  Этими актами монгольские ханы давали понять, где находится политический центр Руси, и откуда исходят истоки государственной власти и управления. Эта система ярлыков на власть просуществовала во взаимоотношениях Руси н Орды с 1242 по 1434 гг. Первым туда в 1242 г. отправился Александр Невский, а последним—в 1434 г. Василий Юрьевич Косой.
  С получением ярлыков на княжеский престол русские князья в проведении внутренней политики сохраняли свою независимость от ханской власти. Здесь продолжала существовать та система государственного управления, которая сложилась, в домонгольскую эпоху. Эволюция власти проходит в плане изменения порядка сбора дани, а затем и в направлении усиления московских князей и превращения их в правителей Московского государства.
  С установлением монголо-татарского ига порядок сбора дани был следующим. Ее собирали ордынские сборщики-баскаки. Они приезжали на Русь в сопровождении вооруженной охраны. Для раскладки дани проводилась специальная перепись (число). Ею занимались ордынские численники, которые ходили по домам и устанавливали размер дани, используя старые русские единицы обложения — соху. Одновременно с переписью численники приступили к созданию на Руси баскаческой военной организации. Они принудительным набором образовывали из местного населения военные отряды, во главе которых ставили своих десятников, сотников, тысячников и темников. Эти отряды не подчинялись русским князьям и полностью поступали в распоряжение баскаков, которые строго следили за выполнением установленных повинностей и вообще за всей жизнью русских княжеств. Отряды баскаков располагались в Суздальской, Муромской, Рязанской, Тверской, Курской и Смоленской землях. Великий баскак, которому подчинялись все местные баскаки, находился при Александре Невском во Владимире и связывал князя по рукам. Военная организация баскаков заменяла собой оккупационные войска. Однако во внутреннюю жизнь русских княжеств она не вмешивалась. Ее интересовал только размер собранной дани. Во всем остальном княжеская власть была самостоятельной.
  В первой трети XIV в. система сбора дани из русских княжеств была изменена. В царствование Ивана Калиты (1325-1340 гг.), который заслужил полное доверие Орды, русские князья получили право сами собирать дань и отправлять ее в Орду. В последующем во взаимоотношениях Руси и Орды важным фактором являлся уже не сам процесс сбора дани, а ее размер, который, по мере роста могущества Московского государства, уменьшался.
  Именно с Московского княжества пошел процесс освобождения русских земель от монголо-татарского ига. Незначительному в середине XV в. удельному Московскому княжеству суждено было возглавить борьбу русских земель против Золотой Орды, преодолев феодальную раздробленность Руси, и стать доминирующей политической силой в Восточной Европе.
  Возвышение Москвы и превращение се со временем в центр национального объединения русских земель отнюдь не объяснимо ссылкой на ее благоприятное географическое положение. Такая точка зрения начала распространяться в российской историографии еще в перкой половине XIX в. С легкой руки Н. М. Карамзина и С. М. Соловьева ее приняла и даже" во многом усилила советская историография. С описания выгодного географического положения Москва начиналась история ее возвышения во всех учебниках, как Дореволюционных, так и нынешних. Но заметим: исходная территория Московского княжества была очень незначительна, даже пойле объединения в одном княжестве всей протяженности Москвы- реки. Поэтому нам представляется, что географический фактор возвышения Московского княжества излишне преувеличен.
  Своим возвышением Москва обязана не географическому, а политическому фактору. Первые московские правители сумели не только пробиться к великокняжескому престолу, но и удержать его в конечном счете за собой, несмотря на все перипетии княжеских междоусобиц и интриг в хамской ставке, Подробно эти стороны нашей истории рассматриваются в романах Дмитрия Балашова "Московские государи".
  Крупной удачей для московских князей было подавление народного антизолотоордынского восстания в Твери в 1327 г. Воспользовавшись этим предлогом для устранения своих соперников, московский князь Иван Калита самолично возглавил карательный поход ордынцев против Твери. В награду он получил и великокняжеский престол, и право собирать дань с русских земель и доставлять ее ханам. Назначение Ивана Калиты главным сборщиком дани явилось большим политическим выигрышем для московского княжества. Сосредоточение в руках московского князя значительных средств открывало ему дополнительную возможность оказывать политическое давление на другие русские земли. Иван Калита заложил основы могущества Московского княжества. Его называют первым собирателем Русской земли, положившим начало возвышению Москвы. Ивану Калите татаро-монголы передали также и судебную власть над всеми князьями, чем занимались ранее сами. Отныне Иван Калита и его преемники могли воздействовать на своих политических противников среди других русских князей как силой от имени золотоордынских ханов, так и, по выражению В. О. Ключевского, "бить рублем", поскольку, собирая дань, всегда можно было "нажать и пережать". Династические интересы московских князей, округливших свои владения, где военными захватами, где "прикупом" новых территорий, в силу логики исторических событий поставили их во главе объединения русских земель. Установилась гегемония Москвы в Северо-Восточной Руси, и этим закладывалась политическая основа создания единого Русского государства.
  Объединение русских земель вокруг Москвы происходило, таким образом, в первую очередь под влиянием внешнеполитических факторов - необходимости обретения полной национальной независимости от Золотой Орды. Создание единого Русского государства не было в достаточной мере подготовлено экономически, как это было при образовании централизованных государств в Западной Европе. Процветающие города и торговые связи не являлись и отличие от Западной Европы той цементирующей основой, на которой велось строительство единого государства. И чем меньше проявляли себя в объединительном процессе стихийные экономические силы, тем большую роль играла в нем сила военная.
  Благодаря этой силе в 1380 г. "великий князь всея Руси" (титул московских государей) Дмитрий Иванович, впоследствии Донской, разбил в Куликовской битве золотоордынское войско. К тому времени Московское княжество уже было самым крупным и сильным на Руси. В 1480 г. при Иване ІІІ оно перестало платить дань золотоордынским ханам, в начале ХVІ в. включило в свой состав все ранее зависимые от Орды княжества, а также новгородскую и псковскую земли. Последним в 1521 г. было присоединено Рязанское княжество. Поэтому нам предстоит рассмотреть систему власти в Московском государстве.
  Территориальный и национальный рост Московского княжества сопровождался политическим подъемом московского князя — того, кто был старшим в княжеской семье. В то время, когда Московское княжество вбирало в себя разъединенные части Русской земли, этот старший князь собирал в своих руках раздробленные элементы верховной власти и превратил, в конечном итоге, Московское княжество в национальное Русское государство, а следовательно, и сам превратился в русского государя. В то время, когда Москва поднималась, поглощая другие русские княжества, ее великий князь возвышался, подчиняя себе удельных московских князей.
  Следуя за возвышением Москвы, мы видим на первом плане деятельность московского великого князя. Но московский великий князь был не единственным, а только старшим из московских князей. Вотчина московских князей не была цельной владельческой единицей: подобно вотчинам других княжеских линий, ока представляла группу независимых удельных княжеств. В то время, когда начиналась объединительная роль Москвы, в семье ее князей еще вполне действовали старые удельные отношения. Но по мере того, как расширялись владения, и возрастало внешнее значение Москвы, изменялись и внутренние отношения между московским великим князем и его младшими удельными родичами. Обстоятельно этот процесс рассмотрен в первой книге В. О. Ключевского "Русская история". Попытаемся его восстановить в период XIII-XIV вв., не касаясь влияния Орды.
  В системе княжеской власти, как справедливо отмечал В. О. Ключевский, во все времена особое значение имел порядок наследования и порядок осуществления этой власти. Порядок наследования, действовавший в Московском княжестве в XIII-XVI вв., открывается современному исследователю из дошедших до нас духовных грамот князей — их духовного завещания. По этим грамотам князь разделял свои владения между сыновьями, а при отсутствии таковых — между ближайшими родственниками. При этом каждый князь-наследник являлся полным хозяином доставшегося ему удела. Он владел им вполне независимо. Формулой этой независимости можно признать слова Дмитрия Донского в его договорной грамоте со своим двоюродным братом от 1388 г. В ней записано: "Тобе знати своя отчина, а мне знати своя отчина". На основании этой формулы и определяются взаимные отношения князей-сонаследников по владению. Каждый князь обязывался: не вмешиваться в удельные дела другого, не мог без разрешения владельца приобретать земли в чужом уделе, не мог даже без позволения местного владельца проехать через его владения "на свою утеху", т. е. на охоту. Итак, каждый удельный князь был независимым владельцем своего удела. Однако все они, согласно заветам отца, обязаны были чтить старшего брата вместо отца, а старший обязывался держать младших братьев в братстве без обиды и заботиться о детях их, если они осиротеют.
  Существовали ли какие-либо обязательные отношения по владению удельными княжествами с характером политических связей между ними? По договорным грамотам ХІV в. они отсутствовали. Старший великий князь не имел политической власти над младшими своими родичами, он не мог судить их, если это не были его дети. Притом тогда уже не существовало на Руси и единого великого князя. Такой титул имел каждый отделившийся княжеский род: у князей тверских был свой великий князь, у ростовских — свой, у ярославских — свой и т. д. Правда, первым из этих великих князей, старейшим из старших, можно было считать великого князя московского, потому что с Ивана Калиты он владел непрерывно и великокняжеской Владимирской областью. Но в ХІV в. под влиянием начал, на которых был построен удельный порядок владения, и Владимирское великое княжество утратило свой прежний родовой характер. В духовной с коей 1389 г. великий князь Дмитрий Донской благословил своего старшего сына этим княжением, как своей отчиной, а внук его Василий Темный включил Владимирскую область в состав своей наследственной московской вотчины. Так исчез последний остаток прежнего нераздельного княжеского владения.
  Действительные отношения московских князей с Дмитрия Донского или даже при его ближайших предшественниках становились уже на другие основания. Началось постепенное превращение удельных князей из самостоятельных владельцев в слуг своего старшего родича, великого князя. Великий князь московский приобретал все большее преобладание над удельными младшими родичами.
  Усиление старшего наследника происходило при условии подчинения ему удельных князей. Это подчинения принимало различные формы. Простейшую форму представляла личная служба удельного князя великому князю по договору. Эту форму встречаем в договоре Дмитрия Донского с двоюродным братом Владимиром Серпуховским 1362 г. Здесь удельный князь, оставаясь независимым в своем уделе, обязывается служить великому без ослушания, по обоюдному договору, а великий князь — "кормить", "вознаграждать слугу по его службе".
  Другую форму представляло положение окупных князей, у которых великий князь покупал их уделы, оставляя за ними пользование их бывшими вотчинами с известными служебными обязательствами. В подобном положении находились и князья, у которых великий князь отнимал уделы, но самих принимал на свою службу, возвращая под ее условием отнятые вотчины или части их в виде пожалования.
  Наконец, великие князья стремились подчинить себе удельных в силу общего принципиального требования, чтобы удельные князья повиновались великому именно потому, что они удельные. Здесь вотчины удельных князей не отнимались и не покупались, а князья сами по договору отказывались от них и получали их обратно, как пожалование. Кроме того, с конца ХІV — начала XV в. московский князь получает право суда над младшими князьями.
  Итак, мы проследили два процесса, за счет которых создавалось политическое и национальное значение Московского княжества и его старшего князя. Один процесс расширял территорию и внешнее влияние этого княжества, другой — собирал элементы верховной власти в лице старшего из московских князей. Эти процессы шли в условиях монголо­татарского ига, которое не разрушило систему управления русскими княжествами. В результате при активной и ведущей роли этой системы управления в XV в. удалось восстановить полную государственную независимость русских земель и образовать российское централизованное государство.

Вопросы и задания для повторения

  1) Какие причины и последствия имело монголо-татарское иго?
  2) Какие ступени включала в себя система русской управленческой иерархии XIV в.?
  3) Каково было положение православной церкви в рассматриваемый период?
  4) Какой порядок сбора дани действовал на Руси?
  5) С чем было связано возвышение Москвы и превращение её со временем в центр национального объединения русских земель?
  6) Какой порядок наследования княжеской власти существовал на Руси?
  7) Существовали ли какие-либо обязательные отношения по владению удельными княжествами с характером политических связей между ними
  8) Перечислите существующие формы подчинения удельных князей московскому князю после возвышения Москвы.
  9) С какого периода московский князь получает право суда над младшими князьями?
  10) За счёт каких двух процессов создавалось политическое и национальное значение Московского княжества?

 
© www.textb.net