Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.2.1. Пуерильность как аспект актуальности игрового начала в современности

После изгнания из рая
Человек живет играя.

Лев Лосев 

  Даже с этим утверждением Л. Лосева можно поспорить. Возможно, человек стал играть еще раньше, возможно, он даже был задуман Богом как Homo Ludens. Вспомним Платона и его представление о человеке как об игрушке в руках богов, некой марионетке, которую за ниточки дергают те, кто стоит на ступень выше. В таком предназаначении человека Платон усматривал истинную людскую природу, согласно свойствам которой надо было и строить свою жизнь. Эти мысли Платона нашли подтверждение в Книге притчей Соломоновых. Там Вечная Мудрость, начало справедливости и господства, говорит, что она до сотворения мира играла перед Богом для его увеселения а, играя в земном его царстве, она веселится вместе со смертными.
  Сейчас человек из своеобразной игрушки превратился в игрока, азартного, жаждущего страсти и наживы. Он уже сам стремится дергать за веревочки, заставляя более слабого (выступающего в роли куклы) превращаться в глупое, жалкое и смешное существо.
  Феномен игры активно изучается современной философией, психологией, социологией. Игровые элементы языкового пространства становятся объектами исследования когнитологии, семиотики, лингвистики, теории коммуникации.
  Проблематика игры неспроста с такой остротой звучит в наше неспокойное время. Именно оно сделало столь актуальным вопрос неразрывно слитого со стихией игры пуэрилизма.
  Термин «пуерилизм» (от латинского риег — мальчик, отрок) был введен нидерландским культурологом И. Хейзингой в книге «В тени завтрашнего дня». В этой работе, вышедшей как раз накануне Второй мировой войны, он писал: «Пуерилизм — так мы назовем позицию общества, чье поведение не отвечает уровню разумности и зрелости, которых оно достигло в силу своей способности судить о вещах; которое вместо того, чтобы готовить подростка к вступлению во взрослую жизнь, свое собственное поведение приноравливает к отроческому... Бесчисленное множество как образованных, так и необразованных людей культивирует неизменное ребяческое отношение к жизни. Масса чувствует себя просто замечательно в состоянии полудобровольного оглупления. Это состояние может в любую минуту стать крайне опасным из-за того, что больше не действуют тормоза моральных убеждений»[3]. Образно же пуерилизм И. Хейзинга определял как «демон тупоумия». Среди особенностей пуерильного поведения выделяют никогда не насыщаемую потребность в банальных развлечениях, жажду грубых сенсаций, тягу к массовым зрелищам, подверженность всякой иллюзии.
  Жизненная необходимость самоутвердиться, найти точку опоры, когда вокруг рушатся ценности, столь долго казавшиеся незыблемыми, вынуждает общество искать поддержку не у лишившихся доверия авторитетов, а у молодежи — в некотором смысле заискивая перед будущим. В неустойчивые, переходные эпохи резко повышающийся интерес к молодежи приобретает подчас параноидальный характер. Так было с распространением среди советской, а затем и европейской молодежи троцкизма, взращиванием комсомола, появлением гитлерюгенд.
  Попутно заметим, что феномен пуэроцентризма проявляется и в образовательном буме, свойственном нашему времени. В насильственной деятельности обучения находит выход страх общества перед непредсказуемым молодым поколением и, видимо, пустое стремление предотвратить неминуемую агрессию — естественную реакцию на какие бы то ни было перемены. Поистине спасительным кажется здесь повальное увлечение всевозможными играми: телевизионными, компьютерными, играми в казино.
  Изложенные мысли находят подтверждение в статистических цифрах. Так, социологический опрос Института социально-психологических исследований, проведенный в конце 1990-х годов, оперирует следующими данными: по числу аудитории ток-шоу занимают почетное второе место, при этом опережая по количеству зрителей политические программы и спортивные репортажи и уступая лишь аудитории сериалов и художественных фильмов. А недавние исследования крупнейшей компании СОМСОЫ выявили ситуацию такого плана: телеигры уже вытеснили с первого места даже столь популярные мыльные оперы. Это стремление к доминированию в эфире не могло не привести к возникновению целого направления в практике отечественного телевидения, которое определяется исследователями как «игровое». «Кто хочет стать миллионером», «Слабое звено», «Последний герой» и множество разноообразных проектов новоиспеченного жанра «реалити-шоу» — вот перечень однотипных (клонированных) программ, обрушившихся в последнее время на не- искушеннного россиянина. Телеигра создает для него иллюзию жизни, эффект сопричастности, чем и привлекает внимание своих зрителей. Видимо, продюсеры таких телеигр следуют рекомендации, данной Рэй- ем Бредбери в романе «451 градус по Фаренгейту» еще в начале XX века: «Устраивайте различные конкурсы, например: кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать главные города штатов или кто знает, сколько собрали зерна в штате Айова в прошлом году. Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, — ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперед, хоть на самом деле они стоят на месте. И люди будут счастливы, ибо «факты», которыми они напичканы, это нечто неизменное. Но не давайте им такой скользкой материи, как философия или социология. Не дай бог, если они начнут строить выводы и обобщения. Ибо это ведет к меланхолии!»
  Что же касается компьютерных игр, развивающихся в эпоху постнеокультуры, которая располагает мультимедийными компьютерными средствами, они обогатили рынок развлечений новым видом игр и стали еще одним проявлением пуерилизма. Социологи установили, что американцы ежегодно расходуют на компьютерные игры больше средств, чем на закупку звукозаписей, билетов в кино и театр вместе взятых. Возможно, скоро эта статистика будет иметь прямое отношение к российской действительности. Кроме того, сейчас начинается внедрение так называемых маркетинговых РекламИгр (advergames) как инструмента изучения потенциальный аудитории клиентов. Такие игры запускаются через Интернет и, заинтересовывая потребителей, погружают их в среду, где они сами развивают в себе эмоциональную предрасположенность и влечение к бренду.
  Наше поведение и мышление побуждает нас, таким образом, в корне всех зол усматривать и ключ к избавлению. Присущие юному возрасту преимущественно игровые формы поведения стимулируют соответствующий универсальный подход к поведению человека вообще. В свете всеохватывающего принципа игры пуерилизуется вся наша деятельность, вся наша культура. Пример тому — потенциальный идеал персоны, пришедший на смену «всесторонние развитой и гармоничной личности». Становление такой персоны сегодня определяют такие факторы, как виртуализация, пуерилизация и конвергентность.
  Пуерилизуется, обретая игровые формы, и наш язык. Он стремится к экономии как времени, так и пространства, отдавая предпочтение лаконичным фразам, которые и являются результатом словесной игры. Помимо этого, сегодня демократизация литературного языка привела к распространению повального увлечения молодежным сленгом как в журналистских, так и в рекламных текстах. Данный факт является подтверждением актуальности стихии пуерилизма не только для поведенческой деятельности, но и для языкового пространства.

 
© www.textb.net