Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.3.5. Значение языковой игры в рекламе

  Словесная игра является неотъемлемой, динамичной и наиболее гибкой частью нашего языка. Словесная игра элемент не только языка, но и самой реальности, которая представляет собой семиотический универсум, состоящий из большого количества языковых игр разных порядков, достаточно сложно между собой переплетенных. В сфере же языка она реализует языкотворческую функцию, способствуя созданию новых словесных элементов, обогащая словарный запас.
  В этой связи представляет интерес следующее высказывание З. Фрейда: «Какую экономию выгадывает остроумие благодаря своей технике? Произнесение нескольких новых слов, которые можно было, в большинстве случаев, найти без труда. Вместо этого острота из кожи лезет вон, чтобы найти одно слово, сразу покрывающее смысл обеих мыслей... Не проще ли, легче и, собственно экономнее было бы выразить обе мысли так, как это именно нужно?.. Не будет ли больше чем уничтожена экономия, добытая выраженными словами, излишней тратой интеллектуальной энергии?» Фрейд не учитывает одно важное обстоятельство: интеллектуальные затраты не пропадают бесследно: найденное в акте индивидуального творчества нередко закрепляется в языке как новый, более яркий (! и экономный) способ выражения мысли. Долго не осознавалось (и не полностью осознается сейчас), что языковая игра может быть бессознательно преследует не только сиюминутные интересы (заинтриговать, привлечь внимание), но она призвана достичь и иную цель — развивать человеческое мышление, развивать язык. Ведь только то, что освоено языком, полностью освоено и мышлением. Мысль, для которой язык нашел краткое и четкое выражение, становится достоянием народа и народного мышления, и это мышление может подниматься уже на следующую, более высокую ступень. Язык закрепляет достижения мышления.
  З. Фрейд рассматривает языковую игру как стимулятор развития языка и закрепления в нем новых форм.
  Кроме того, языковая игра выполняет и так называемую функцию психологического характера. Словесная игра реализует человеческую склонность к самоутверждению. У наблюдателя, свободного от отрицательных черт, могущих вызвать осмеяние объекта, пробуждается фарисейское довольство собой. Иногда такое самоутверждение через осмеяние того, что происходит вокруг, — просто оправданная необходимость (например, в условиях советского тоталитаризма, когда то, о чем запрещалось говорить всерьез, облекалось в форму шутки).
  Так же именно в словесной игре язык зачастую выходит за свои пределы, посягает на их нерушимость, превосходя себя самого. «В смешном скрывается истина», — сказал Б. Шоу. Так что можно поспорить с теми философами, которые утверждают, что выразительное и образное (как результаты языковой игры) лишь запутывают, усложняют продвижение к истине, предлагая нам «бродить среди бесчисленных нелепостей».
  Значимость языковой игры обуславливает ее широкую распространенность в современных публицистических, речевых и рекламных текстах. Конечно, нельзя утверждать полное отсутствие языковой игры в прошлом. В силу особенностей русского национального характера, нашей ментальности языковая игра практически не исчезала со страниц литературных произведений, иногда принимая особую форму выражения авторской мысли или стилистической характеристики персонажа. Но сегодня в связи со стремлением к «эскалации экспрессии» (понятие В. Г. Костомарова), лежащей в основе речевой игры, можно говорить уже не о простой тенденции распространения языковой игры, а об ее невероятной популярности. Особенно это касается разного рода рекламных обращений, что вполне объяснимо, если принимать в расчет инралингвистическую причину экспансии языковой игры — стремление к «коммуникативному равенству адресата и адресанта речи» (М. Ю. Федосюк). Суть ее — в достаточно сходном фонде общих знаний двух участников процесса коммуникации и вытекающей из этого понятливости адресата. Вот как это объясняет М. Ю. Федосюк: «.презумпция коммуникативного равенства адресанта, в частности, установка на высокую осведомленность (и, если можно выразиться, «понятливость») адресата получила проявление ... в широком распространении языковой игры.». Еще в начале 70-х гг. исследователи (в частности, В. Г. Костомаров) отмечали активное насаждение форм языковой игры на страницах газет и журналов. Позже, став характерологическим свойством многих массовых изданий, игра прочно обосновалась сначала в печатной рекламе, затем в радио и ТВ- роликах. Этот захват территории рекламы легко поддается объяснению в силу неотьмлемого признака языковой игры — тенденции к проникновению в соприкасающиеся с ней сферы. Языковая игра не может мирно сосуществовать с какой-либо областью, лишенной ее, она всегда стремится к экспансии, подчинению окружающих ее территорий. Пожалуй, «рождена, чтобы властвовать» — сказано именно о ней.
  Переход копирайтеров к тексту-игре — один из наиболее естественных способов создания интересного для разного реципиента материала, стремление установить диалог. Ведь игра всегда предполагает сотрудничество. Рекламист рассчитывает на участие в игре реципиента-партнера, разбрасывая по тексту знаки, вовлекающие в процесс чтения. Игровые детали, забавные языковые номинации содержат психологические, эмоциональные добавки и увеличивают количество прочтений рекламного обращения в зависимости от того, как адресат скомпонует информацию, какой ход сделает.
  Благодаря включению информации в контекст игры текстовая ситуация выглядит по-новому, что, безусловно, важно для процесса коммуникации. Ведь новое связано с уходом от наскучивших формулировок, однообразия; легче поддается запоминанию. Необычное ускоряет быстроту реакции, интенсифицирует восприятие. Попадая в нестандартные текстовые условия, известное приобретает неожиданные нюансы и обогащается в смысловом отношении.
  Так же в рекламе игру можно рассматривать и как вариант творческого поведения креатора в процессе обработки конкретной информации.
  В результате благодаря языковой игре формируется новая, преобразованная реальность. Возможно, это реальность субъективного плана, но все же реальность! В этой иной реальности царит языковая вседозволенность: полное отсутствие норм сочетаемости слов, нарушение стандартизированных моделей словообразования, морфологии и грамматики.
  В заключение на основе вышеизложенного сделаем краткие выводы.
  Во-первых, дадим определение понятию «игра» как некоей свободной деятельности, которая осознается как ненастоящая, не обусловливается материальными интересами или доставляемой пользой, протекает в особо отведенном пространстве и времени в соответствии с определенными правилами.
  Во-вторых, обозначим присущие игре признаки:
  а) Важный признак игры — напряжение. Именно оно сообщает игре то или иное эстетическое содержание, ведь напряжение игры подвергает игрока испытанию его физической и духовной силы;
  б) Соревновательность — неотъемлемое свойство игры. Это может быть простой показ чего-либо перед зрителями или некое состязание в том, кто лучше других что-то представит.
  в) Кульминация игры заключается в выигрыше или победе, ради которой игра и начинается, и ведется.
  г) Игра не есть «обыденная» или «настоящая» жизнь. Всякая игра полностью захватывает тех, кто в ней принимает участие. Поэтому противопоставление «игра—серьезность» всегда подвержено колебаниям. Недооценка игры граничит с переоценкой серьезности;
  д) Пятый отличительный признак игры — замкнутость, ограниченность. Она «разыгрывается» в определенных границах места и времени. Её течение и смысл заключены в ней самой;
  е) Игра устанавливает порядок, она сама есть порядок — и этот порядок непреложен. В каждой игре — свои правила. Правила игры бесспорны и обязательны, и не подлежат никакому сомнению, ведь стоит какому-либо игроку отойти от правил, и мир игры тотчас же разрушится;
  ж) Игра склонна быть красивой. Понятия, которые применяются для обозначения элементов игры большей частью лежат в сфере эстетики: напряжение, контраст, кульминация, завязка и развязка, разрешение;
  з) Игра — свободное действие, игра по принуждению не может оставаться игрой;
  и) Наконец, последняя отличительная черта игры — её обособленность, выраженная в таинственности.
  Многие из этих признаков присущи и словесной игре, которую можно определить как игру с формой речи для усиления ее выразительности или создания комического эффекта.
  Благодаря своему воплощению в языке игра становится неотъемлемой частью нашего общения, и ее правилам подчиняется не только вымышленная, условная действительность, но и сама реальность.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Дэннис Э., Мэрилл Дж. Беседы о масс-медиа. — М.,1997. — С.310.
  2. Эйдинов М. К вопросу формировании понятия «рекламы» // Реклама. — 2000.— №2. - C.41.
  3. Давтян А. А. Роль персонажа в создании дополнительной привлекательности рекламируемого товара // Журналистика в 2003 году:обретения и потери, стратегии развития. Материалы научно-практической конференции. — М., 2004.— Ч. 2. — C. 277.
  4. Вайль П., Генис А. Американа. — М., 1991. — С.25.
  5. Лотман Ю. Б., Даунис Б. Игра // Большая советская энциклопедия. — Т. 10. — С. 31.
  6. Лебедева Т. Искусство обольщения. Паблик рилейшнз по-французски. Концепции. Практика. — М., 1996 . — С.62.
  7. Полукаров В.Л., Головлева Е.В., Добренькова Е.В., Ефимова Е.М. Рекламная коммуникация. — М., 2002. — С. 17.
  8. Сметанина С. И. Медиа-текст в системе культуры. — СПб., 2002. — С. 15.
  9. Словарь иностранных слов / Отв. ред. А. Г. Спиркин и др. — М., 1987. — С. 426.
  10. Язык рынка / Отв. ред. Б. А. Райзберг. — М., 1991. — С. 12..
  11. Евстафьев В. А. Журналистика и реклама: основы взаимодействия (опыт теоретического исследования). — М., 2001. — С. 200.
  12. Там же. — С. 198.
  13. Боева Е.П. К исследованию художественной ценности рекламы// Журналистика и социология. — СПб., 2000. — С. 113-116.
  14. Тулупов В. Дизайн и реклама в системе маркетинга российской газеты. — Воронеж, 2000. — С.184.
  15. Эйдинов М. К вопросу формировании понятия «рекламы»// Реклама. — 2000.— №2. — С.41.
  16. Калинин А.В. О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы. Постановление ЦК КПСС от 26 апреля 1979г.
  17. Ильченко С. Н. Игровое телевидение — новый жанр? //Средства массовой информации в современном мире: Материалы межвузовской научно-практической конференции. — Спб.: С.-Петерб. Ун-т, 2002. — С. 220-221.
  18. См. подробнее: Лучанкин А.И. Социоантропологический идеал: горизонты конвергентности, виртуальности, пуерильности // Жизненные миры философии.- Екатеринбург.: ИфиП УрО РАН, 1999. - С.67-86.
  19. Покровский Е.А. Детские игры, преимущественно русские. — М., 1987. — С.1.
  20. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. — М., 1970. — С. 91.
  21. Хейзинга И. Homo ludens. Статьи по истории культуры. М., 1997. — С.45.
  22. Там же. — С.23.
  23. Гадамер Х.-Г Истина и метод: Основы философской герменевтики . — М., 1998. — С. 148.
  24. Лотман Ю. М. Структура художественного текста. — М., 1970. — С.80.
  25. Ницше Ф. Собрание сочинений в 2-х т. — М., 1997. — Т. 1. — С. 375.
  26. Зарецкая Е.Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. — М., 1998. — С. 412.
  27. Этимологические корни определения войны как сферы серьезного усматриваются в немецком слове «Ernstfall», которое означает наступление состояния войны и дословно переводится как «серьезный случай».
  28. Г. В. Плеханов в «Письмах без адреса» придерживается иной точки зрения. В истории человеческого общества, — считает он, — игра не может появиться раньше труда и пусть самого примитивного искусства.
  29. Смирнов С.А. Философия игры (пролегомены к построению онтологии игры) // Кентавр. — 1995. -№ 2. — С. 20-21.
  30. Шиллер Ф. Письма об эстетическом воспитании человека. Статьи об эстетике. — М.-Л., 1935. — С. 242.
  31. Тэйлор Э. Б. Первобытная культура. — М., 1989. — С. 409.
  32. Новосельцев В.И., Полевой Ю.Л. Конфликтология// Связи с общественностью. Базовые понятия // Под ред. В.В.Тулупова и Ю.Л.Полевого. — Воронеж, 2003. — С. 207.
  33. Гадамер X.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики. — М., 1998. — С. 150.
  34. Гадамер X.-Г. Указ. соч. — С.151-155.
  35. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. —СПб.- М., 1996. — С. 36.
  36. Лотман Ю. М. Указ. соч. — С. 81.
  37. Там же.
  38. Спенсер Г. Основания психологии / Физиологическая психология в 14 лекциях /— М., 1998. — С. 331-335.
  39. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М., 1946. — С. 592.
  40. Гадамер X.-Г. Указ. соч. — С. 155.
  41. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. — СПб.: Алетейя, 1998. — С. 32.
  42. Xейзинга И. Указ. соч. — С. 26.
  43. Шиллер Ф. Письма об эстетическом воспитании. — М., 1957. —Т. 6. — С.302.
  44. Xейзинга И. Указ. соч. — С. 31.
  45. Xейзинга И. Указ. соч. — С. 32.
  46. Шиллер ф. Сочинения в 6-ти томах. — С. 302.
  47. Xейзинга И. Указ. соч. — С. 13.
  48. Витгенштейн Л. Философские работы. — М., 1994. — Ч. 2.— С. 83.
  49. См. подробнее о разных трактовках термина «языковая игра» у Потсар А.Н. Игровое начало в современной массовой коммуникации ( «Школа злословия») // СМИ в соременном мире. Петербургские чтения: Материалы межвузовской науч.- практ. конференции. — СПб., 2003. — С. 177-179.
  50. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. — СПб.: Алетейя, 1998. — С. 33.
  51. Русская разговорная речь. Фонетика. Морфология. Лексика. Жест. — М., 1983. — С. 172.
  52. Лисоченко Л.В., Лисоченко О.В. Языковая игра на газетной полосе. Эстетика и поэтика языкового творчества. Межвуз. сб. науч. статей. — Таганрог, 2000. — С. 128-142.
  53. Там же.
  54. Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. — М., 1971. — С. 149.
  55. Ширков Ю. Модель формирования массовых представлений. Часть 2 / Реклама и жизнь. — 2000. — № 1. — С. 33.
  56. Iina Helsten. Door to Europe or outpost towards? Russia Political metaphors in journalism // Journalism at the Crossroads.Perspectives on Research. -Tartu university Press, 1997. — Р 122-127.
  57. Цитата по Фрейду З. Остроумие и его отношение к бессознательному. — СПб.: Алетейя, 1998. — С. 196.
  58. Ницше Ф. Собрание сочинений в 2-х томах.. — М., 1997. — Т. 1. — С. 349.
  59. Фрейд З. Указ. соч. — С. 166.
  60. Фрейд З. Указ. соч. — С.14.
  61. Локк Дж. Сочинения в 3-х т. — М., 1985. — Т. 1. — С. 566-567.
  62. Гоббс Т. Сочинения в 2-х т. Т. 2. — М., 1991. — С. 36.
  63. Фрейд З. Указ. соч. — С. 58-59.
  64. Гоббс Т. Указ. соч. — С. 36.
  65. Федосюк М. Ю. В каком направлении развивались стили русской речи XX века // Филология и журналистика в контексте культуры: Материалы Всерос. науч. конф. — Вып. 4. — Ростов-на-Дону, 1998. — С.4.

 
© www.textb.net