Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Развитие отношений с органами федеральной и региональной власти

  Защита интересов компании в коридорах государственной власти, или лоббирование - это важная и неотъемлемая часть деятельности крупных российских холдинговых компаний. В России, стране с неразвитыми рыночными механизмами, успех в крупном бизнесе зависит в значительной степени от отношения с органами государственной власти. Понимая это, крупные компании придают большое значение политическому лоббированию. Известны, например, факты о сотрудничестве «ЛУКойла» с депутатской группой «Регионы России», о тесных связях «Альфа-групп» с «Единством».
  Более того, имеют место и официальные соглашения. Например, руководство холдинга «Металлоинвест» заключило с депутатской группой Государственной Думы РФ «Народный депутат» официальное соглашение о сотрудничестве. Данное соглашение включает в себя основные направления совместной деятельности. В первую очередь, это совместная работа по подготовке законопроектов в сфере экономики. Не меньшее внимание крупные компании уделяют развитию отношений с федеральными и региональными органами власти. Лоббированием корпоративных интересов в органах власти, как правило, занимается руководитель ПР-службы.
  Паблик рилейшнз в сфере политики. Отношения с общественностью в политической сфере многообразны. Каждое звено политической структуры общества (партии, государство, общественные движения, союзы, неправительственные организации) имеет связи как со «своими» социальными группами, так и со всем обществом в целом. Чаще всего эти связи поддерживаются пресс-центрами, сотрудничающими с редакциями газет, телевидение и радио, а также системой специально проводимых мероприятий, создающих общественную поддержку, благоприятное впечатление, доверие какой-либо политической организации (митинги, собрания общественности, демонстрации, марши, политические забастовки и т.п.).
  Политический менеджмент - одно из направлений развития ПР на Западе, имеющее целью создание партийным лидерам солидной репутации, привлекательного имиджа накануне выборов, перед референдумом, в преддверии принятия непопулярных мер и т.п. В команду таких политиков входят советники по вопросам международных отношений, проблемам экономики, внутренней политики и т.п. Кроме советников, с лидером работают ПР-специалисты, отвечающие за контакты с прессой и другими СМИ, пресс-секретарь, специалист по организации политических кампаний или политический менеджер, директор рабочей группы (ведает административно-хозяйственными делами, а также финансами), юрист, специализирующийся по конституционному праву. В команду входит и координатор ПР-агентства или ПР-фирмы, привлекающий по ходу дела новые силы (специалистов «узких» направлений).
  Международный опыт политического менеджмента использовался в России со времен первых президентских выборов, референдума; выборы в местные органы власти также были отмечены созданием рабочих групп советников и специалистов по общественному мнению.
  Имиджмейкер создает образ политика, привлекательный для массовой аудитории (а не только для целевой группы!). Этот образ должен органично соответствовать внешнему облику, костюму, стилю поведения будущего лидера, властителя симпатий публики. Далее, имиджмейкер должен соединить живой образ с политической программой, политической позицией тех партий и организаций, которые будут представлены (в персонифицированной форме!) претендентом на доверие народа. Эта вторая часть программы работы имиджмейкера наиболее трудна и для него, и для его «клиента». На этом этапе отрабатываются приемы диалога с журналистами, ответы на вопросы и записки из зала собрания, поведения в телевизионном кадре и т.п. Импровизация в рамках программных установок вырабатывается подготовкой нескольких вариантов ответов на наиболее вероятные опросы журналистов.
  «Меню политических услуг» ПР-агентства:
  • Исследования состояния общественного мнения в связи с политическими событиями; тестирование концепции политической программы (социологические исследования); анализ структуры аудитории, ее сегментов; динамика политических процессов в восприятии аудитории.
  • Политическая кампания (выборы, подготовка закона и т.п.) - исследование эффективности кампании; тестирование концепции кампании; мониторинг политической кампании в прессе.
  • Имидж лидера: рейтинг популярности; создание индивидуального стиля политика; работа политика с прессой и другими СМИ; ТВ- имидж политика.
  • Предвыборная кампания: социологические исследования ожиданий избирателей; подготовка ПР-обращений к избирателям, «прямая почта», листовки, плакаты и т.п.; прогноз результатов избирательной кампании; мониторинг деятельности СМИ в период кампании; анализ итоговых результатов, рекомендации на будущее.
  • Функционирование исполнительной власти: рейтинг популярности руководителя; мониторинг деятельности СМИ (освещение и оценка акций исполнительной власти); общественное мнение и текущие акции управления; непопулярные меры: восприятие общественным мнением; эффективность работы пресс-центра, управленческой структуры.
  • Корпоративные отношения: выработка оптимальных моделей взаимоотношений руководителей и подчиненных (начальника и служащих); конфликтные ситуации в управленческих структурах: анализ, рекомендации по преодолению; экспертиза управленческих решений; тестирование служащих управленческих структур на соответствие занимаемым должностям; обучение персонала (новые модели управления, новые управленческие знания и пр.); прием на работу: тестирование; увольнение: методика подготовительных операций, рекомендации по трудоустройству в другом месте.
  • Разработка имиджа, руководителя; анализ эффективности стиля руководства; психологические аспекты работы руководителя (психологическая совместимость, отношение к критике и пр.); другие аспекты (по предложениям заказчиков).
  Связи с законодателями
  Законодательная ветвь власти (Верховный Совет, Конгресс, Государственная Дума и т.п.) обеспечивает правовую основу жизнедеятельности как всего общества, так и каждого социального института. Период подготовки закона, обеспечивающего легитимность действий и исполнительных властей, и самих объектов законодательства, в наибольшей степени подходит для активной, целенаправленной работы ПР- специалиста. Будущий закон уже на стадии подготовки имеет своих сторонников и противников.
  ПР-специалист должен знать основные противоборствующие тенденции, их представителей среди законодателей, вне парламента, в средствах массовой информации и т.д.
  Средства воздействия на законодателей: персональные ПР- обращения к каждому законодателю, намеревающемуся поддержать обсуждаемый закон (обращения составляются от имени заинтересованных организаций, предприятий и пр.); организация личных контактов законодателей с представителями заинтересованных структур (неофициальные приемы, обеды, презентации и т.п.) для обсуждения проблем в неофициальной обстановке; составление (редактирование) писем и запросов избирателей (по канонам ПР-обращения); выработка концепции, составление текстов петиций, коллективных писем, обращений коллективов (в адрес группы депутатов); выработка концепции ПР-кампании, включающей цикл публикаций в печати, видеоматериалы на ТВ (интервью, репортажи, хроника и пр.); лоббирование, т.е. система мероприятий, направленная на ускорение или, напротив, на задержку принятия готовящегося законопроекта.
  Практика российских законодателей только еще вступает в систематические контакты с лоббистами; отсутствие законодательной базы превращает лоббизм в России в деятельность «на грани фола». У нас развивается поэтому скрытый лоббизм (давление на законодателей со стороны директорского корпуса, не желающего легализации банкротства; со стороны председателей колхозов, противодействующих развитию фермерства, продаже земельных участков и т.п.). В этой связи есть смысл обратиться к зарубежному опыту.
  Лоббизм
  Термину «лоббизм» более 400 лет. Он означает и группы, и формы, и команды давления на законодателей, работающих над подготовкой правовых актов. В Британском парламенте с самого начала его истории в коридорах, куда выходили члены палаты общин на перерыв между заседаниями, были расположены специальные комнаты представителей заинтересованных деловых кругов - в современном понимании лоббистов.
  Задача лоббистов - оказывать влияние на парламентариев, пользуясь своими связями, авторитетом своего патрона, искусством делового общения. «Лоббирование, - отмечали Скотт М. Катлип, Аллен Х. Сентер, Глен М. Брум, - это часть общественной деятельности, которая пытается оказывать влияние на законодательные и нормотворческие решения в правительстве». Главная проблема правового регулирования такой деятельности - четко определить грань между легальностью, законностью лоббистских акций и подкупом.
  В США деятельность лоббистов носит профессиональный характер. Приняты и действуют законы, регулирующие их деятельность, функционирует Ассоциация лоббистов. Обязательная регистрация лобби при Конгрессе, ежеквартальные отчеты о зарплате, текущих расходах, об источниках финансирования как раз и определяют легальные рамки «дозволенного» лоббизма. Лоббирование без соблюдения регистрации, отчетности в расходах и доходах - заведомо попадает в разряд взятки, подкупа, коррупции. Правовой основой лоббизма в США выступает 1-я поправка к американской Конституции, закрепляющая право народа «обращаться к Правительству с петициями».
  Обычные формы деятельности лобби: публикация брошюр, книг, воззваний; телефонные звонки (напоминания, запросы избирателей, протесты и т.п.); сбор подписей под петициями, обращениями и т.п.
  Так, например, закон о трудоустройстве инвалидов прошел стадию обсуждения в Конгрессе США под знаком применения лоббистами нетрадиционного метода. Места для публики лоббисты заполнили инвалидами в колясках, с костылями. Они молчали (в зале заседаний не может быть никаких демонстраций!), но именно их молчаливое присутствие оказало «нужное» воздействие на конгрессменов. В США запрещено лоббировать действующим конгрессменам, а так же тем, кто только что покинул свой пост (должно пройти определенное время, чтобы этот запрет перестал действовать). Членам правительства также запрещено заниматься лоббистской деятельностью.
  Не только в Конгрессе США действуют лоббисты. Их офисы открываются в крупных городах - центрах деловой и политической жизни. В Вашингтоне на регулярной основе действуют более 500 лоббистских представительств «большого бизнеса». В них занято более 15 тысяч служащих (среди которых немало и ПР-специалистов). Крупные компании, как правило, имеют своих «собственных» лобби. Так, компания Форда открыла в 60-х годах для начала 3 офиса, в конце 70-х ее интересы обеспечивали уже 40 лобби-офисов. Двадцать семь крупных авиакомпаний имеют собственные лоббистские структуры в американской столице. Лоббистская организация Earthquake Project защищает интересы страховых компаний. Ее цель - убедить правительство разработать федеральную программу на случай землетрясения. Лоббирование на локальном уровне (штат, город) не может, разумеется, сравниться со столичным уровнем. Тем не менее, оно существует, ускоряя или замедляя законодательный процесс с учетом местных условий и возможностей.
  Группы давления и лоббизм в политике
  Важными категориями в политической и ПР науке являются «группы давления» и «лоббизм». Термин «группы давления» был введен в науку американским ученым Артуром Бентли, которого считают основоположником теории заинтересованных групп, впоследствии послужившей основой для развития плюралистической теории демократии.
  Главная задача лобби той или иной заинтересованной группы, заключается в том, чтобы найти необходимые точки доступа, через которые можно было бы оказывать целенаправленное воздействие. «Точкой доступа», как она трактуется американскими исследователями лоббизма, можно назвать любой элемент политической системы (государственный орган или его структурное подразделение, партийный механизм, выборы, должностное лицо, закон, процедуру, полномочие и т.д.), который обладает качествами, делающими его способным ... сыграть существенную, а то и решающую роль в судьбе рассматриваемого законопроекта или административного акта».
  Как считают многие исследователи, именно от наличия множества точек доступа зависят благоприятные условия для лоббизма, а количество этих точек зависит от структуры и типа самой политической системы. В Соединенных Штатах, например, политическая система опирается на принцип разделения власти как по вертикали, так и по горизонтали, что создает необходимые условия для децентрализации государственной власти при одновременном усилении бюрократического аппарата. А это, в свою очередь, обеспечило появление большого количества точек доступа, что превратило США в наиболее благоприятное место для различных лоббирующих групп, которые к тому же имели глубокие исторические традиции. Но, несмотря на наличие большого количества точек доступа, не каждая группа давления имеет возможность добиться своих целей - это зависит от влияния самой группы.
  Американский исследователь М. Олсон обосновал тезис о «нерав- новесности» политического влияния различных интересов и выделил особую категорию «привилегированных групп». Существенной характеристикой таких групп является то, что они обладают большим финансовым, организационным, легитимным потенциалом и имеют возможность эффективно применить санкции против правительства и конкурирующих групп в случае несоблюдения ее требований.
  При всех лозунгах о демократическом принципе равенства возможностей и плюрализме, нельзя на одну доску ставить по степени влиятельности богатую и организованную группу давления какой- нибудь корпорации, которая может рассматриваться политиками как один из спонсоров предвыборной компании, и небольшую, бедную организацию, выступающую против строительства АЭС в каком-либо штате. Но с развитием современных СМИ возможностей у таких групп обратить на себя внимание властей и добиться своих целей становятся больше. Для этого лишь надо создать событийную ситуацию, которая привлечет внимание СМИ и вызовет общественный интерес и поддержку.
  Здесь акцент делается на формирование благоприятного для группы общественного мнения, с которым властям приходится считаться в условиях демократического политического устройства. В особых случаях такая группа может прибегнуть к крайним формам социального выступления, в виде акций неповиновения или насилия. В западной политической науке такая форма воздействия на власть является «непрямой» формой лоббизма, то есть такой ситуацией, когда между группой и адресатом влияния не существует непосредственного контакта. Посредником в таком лоббировании обычно выступает СМИ или оно может выражаться в подстрекательстве членов группы к тому, чтобы они подготавливали письма для нужного чиновника или законодателя с требованиями и просьбами решить ту или иную проблему, создавая в их глазах иллюзию «всеобщей» поддержки тех целей, которые добивается группа.
  Здесь следует сказать о тех методах и средствах, которые обычно используют различные группы давления для достижения своих целей. Следует отметить, что долгое время, да и сегодня, в общественном сознании, слово «лобби» являлось синонимом слова «коррупция». Как указывает американский исследователь лоббизма Алан Грант, «... в американском обществе широко распространенно мнение, что методы, которые используют группы давления на правительство, часто аморальны и незаконны... Секрет вовлеченности групп давления в лоббистскую деятельность, где переговоры ведутся за закрытыми дверями..., также вызывает опасения».
  Такое настороженное отношение к деятельности групп давления лоббирующих свои партикулярные интересы и действующих в большинстве случаях скрытно, имело под собой основание в виде многочисленных фактов коррупции, злоупотребления должностным положением и преступным нарушением законов со стороны тех, кто призван был их защищать. Но при этом складывается интересная ситуация, когда, с одной стороны, эзотеричность в деятельности лоббирующих групп, их способность ускользать от любых попыток установления контроля над ними, вызывали не только опасения у общества, но и повышала уровень социальной раздражимости, что, с другой стороны, умело использовали те же самые группы давления. Со стороны общества очень часто игнорируется тот факт, что появление информации о неприглядной деятель - ности неких «темных сил» в структурах государственной власти, под которыми понимаются различные группы давления, часто являлось хорошо спланированной акцией других конкурирующих лоббирующих группировок, использующих информацию как мощный инструмент формирования общественного мнения. Это пример использования методов непрямого лоббирования своих интересов, которое получило свое развитие в условиях становления информационного общества.
  Здесь следует отметить, что устойчивый стереотип о связи групп давления с усилением коррумпированности власти все же имеет свои корни в истории становления института лоббизма. Известно, что ранние формы лоббизма представляли собой нечто иное, как неприкрытую покупку голосов законодателей во властных коридорах. До сих пор банальная взятка и подкуп чиновников имеет место в деятельности групп давления. Более того, со временем коррупция с участием лоббирующих группировок приобрела гораздо изощренные формы. Теперь нет надобности поджидать «нужного человека» в коридорах государственных учреждений для того, чтобы оказать на него давление или просто «купить» его голос, как этот делали на заре лоббистской деятельности.
  Сегодня его можно просто пригласить на званный вечер, где можно пообещать профинансировать его избирательную кампанию. Кроме того, широко распространена практика выплаты гигантских гонораров за мнимые лекции или неопубликованную книгу, а также организация туристической поездки под видом деловой командировки. Но абсолютизация именно этих моментов в деятельности групп давления вряд ли можно считать правомерным, обоснованным и научным подходом. Кроме взятки, у лобби есть достаточно большой набор других методов и средств для достижения своих целей.
  Американский исследователь Л. Милбэрт выделил следующие методы лоббистской деятельности: 1) личное представление аргументов; 2) предоставление результатов исследования; 3) выступления на слушаниях в комитетах и комиссиях конгресса; 4) воздействие на законодателей через контакты лоббистов с влиятельными избирателями; 5) воздействие на законодателей через контакты с его близкими, личным другом или лицом, пользующимся особым доверием.
  Уже упоминавшийся исследователь Алан Грант к числу основных методов давления на институты публичной власти относит финансирование избирательных кампаний и процесс лоббирования с привлечением услуг профессиональных лоббистов. Но, кроме этого, он также выделяет: 1) использование лоббистами судебного процесса для популяризации своих идей; 2) организация массовых акций, демонстраций и шествий; 3) паблисити и реклама для информирования общества о своих целях и создания благоприятного или, по крайней мере, нейтрального общественного климата; 4) организация беспорядков и проведение насильственных акций с целью привлечения внимания властей и общества к своим проблемам. Наглядным примером таких акций могут быть перекрытие шахтерами железнодорожных путей в России с требование выплаты всей задолженности по заработной плате.
  В дополнение к вышеперечисленным методам можно отнести и «финансовые консультации», то есть оказание помощи в правильном размещении капиталов, а также частные договоренности относительно дальнейшей карьеры лоббируемого лица. Очень часто эта карьера, после ухода из госслужбы, продолжается в качестве высокооплачиваемого лоббиста той или иной заинтересованной группы.
  Таким образом, на основе рассмотрения тех методов и средств, которые используются современными группами давления в своей деятельности можно составить представления об их основных функциях в политическом процессе. На сегодняшний день большинством политологов и политиков группы давления признаются не только как факт политического бытия, но и как неизбежная и необходимая часть демократического процесса.
  Первой важной функцией групп давления является функция «выражения интересов» различных социальных слоев или, говоря языком политической науки, артикуляция, то есть преобразование социальных ожиданий, иллюзий, чувств неудовлетворенности в определенные политические требования. Как известно, одной из целей политических партий также является выражение интересов и выдвижение политических требований.
  Так в чем же заключается их отличие от групп давления? Во- первых, главная цель партии - завоевание власти, в то время как группы давления стремятся лишь оказывать влияние на политику. Во-вторых, как указывал английский исследователь политических отношений Ричард Роуз, группы давления не участвуют в выборах, то есть они не указываются в избирательных бюллетенях, как партии, хотя и могут поддерживать тех или иных кандидатов. В-третьих, группы давления выражают узкие интересы часто отдельной или нескольких заинтересованных групп, а политические партии стремятся создать базу для объединения разнородных социальных слоев и выражения как можно более общих, обтекаемых социальных интересов, способных удовлетворить разношерстную публику. Но в тоже время некоторые политологи указывают на то, что в политической реальности эти различия характерны, в первую очередь для крупных партий, которые добиваются успеха на выборах. Что касается «малой» партии, у которой нет шансов прийти к власти, то очень часто трудно провести различие между ней и группой давления.
  Второй функцией групп давления является функция распространения и получения информации, когда группа давления доносит до властей сведения о состоянии той или иной проблемы общественной жизни и сама получает нужную информацию о деятельности государственных институтов. Здесь стоит отметить, что одной из главных задач современного лобби является именно сбор информации для заинтересованной группы. Эта информация нужна для того, чтобы, во-первых, своевременно дать заинтересованной группе сведения о любой акции правительства, которая может отразиться на ее деятельности; во-вторых, обеспечить сведениями о предстоящих акциях с тем, чтобы заинтересованная группа могла предпринять нужные действия.
  Одновременно, с усложнением социальной организации и появлением широкого спектра различных социальных интересов, сами государственные структуры стали рассматривать группы давления как дополнительный и очень важный канал коммуникации. В политике, где нужная информация становится не просто товаром, но и главным составляющим политического успеха, появление любого дополнительного информационного источника имеет большое значение. Дж. Монохэн, политический советник губернатора Колорадо Р. Лэма, по этому поводу заметил, что «...подавляющая часть законодателей считает лоббизм полезным явлением получая благодаря ему, при собственных ограниченных информационных ресурсах, необходимую информацию...» . Именно поэтому лоббисты приглашаются представителями власти в качестве экспертов по тем или иным вопросам. Особенно эта помощь полезна для законодателя в процессе подготовки законопроекта, тем более, что часто инициаторами и разработчиками законопроектов являются сами группы давления.
  Некоторые политологи к числу одной из функций групп давления относят также функцию формирования политической элиты. Эта связано с тем, что группы давления часто выступающих как эксперты по тем или иным вопросам, имеют возможность предлагать своих членов для работы в государственных органах, поддерживать определенных деятелей в правительственных и иных структурах, влиять на отбор кадров участвующих в процессе принятия решений.
  К четвертой функции групп давления можно отнести увеличение активности участия граждан в политической жизни. В свою очередь, участие в работе общественной организации может способствовать развитию навыков политической деятельности.
  Пятая функция связана со способностью групп давления разрешать конфликты в обществе, выступая в качестве одного из социальных клапанов. Их активная деятельность, соревнование и компромиссы между ними - характерная черта плюралистической демократии. Учет правительством интересов наиболее представительных и влиятельных социальных групп ведет к большему уровню взаимопонимания в политике и обществе, снижает социальную напряженность, позволяет решать назревшие проблемы в компромиссной манере.
  В тоже время не стоит забывать и той негативной роли, которую могут играть те или иные группы давления, пытающихся влиять на власть. Здесь речь идет о таких моментах, как экономическая неэффективность политики направленной исключительно на удовлетворение потребностей заинтересованной группы. Кроме этого, большинство влиятельных групп давления, представляющих в основном крупные финансово-промышленные конгломераты, часто препятствуют проведению активной социальной политики. К тому же наличие большого числа заинтересованных групп не говорит об их равных возможностях в достижении своих целей. Всегда есть группы, которые «равнее всех равных», что превращает процесс принятия политических решений в серию сделок между бюрократией и немногими, богатыми и хорошо организованными группами давления.
  Тем не менее, лобби конца XX века представляет собой «... не только закулисный подкуп, но и систему аргументации, механизм подготовки и принятия социально-конструктивных актов». Нет смысла отрицать лобби, как «темную», асоциальную силу, подпитывающую коррупцию. Целесообразнее было бы признание его в качестве существенного фактора политической жизни, дополняющего социальную мозаику демократического общества, ибо, как заметил вышеупомянутый Дж. Монохэн, «... лобби можно сравнить с дыханием. Оно необходимо, хотя воздух бывает чистым или отравленным».
  Но лоббизм, как явление общественно-политической жизни, характерен не только для демократических политических систем, где он играет роль одного из социальных посредников и каналов коммуникации. Группы давления, оказывающих влияние на государственные органы и структуры, существовали также и при тоталитарных режимах, в том числе и в Советском Союзе. Но специфика политической системы тоталитарного общества, выражавшаяся в отсутствии политического и социального плюрализма в виде активных социально-политических групп и движений, имеющих осознанные интересы, вело к тому, что советские группы давления очень сильно отличались от лобби демократических стран.
  Главная особенность заключалась в том, что если на Западе группы давления могли представлять интересы различных слоев общества, то в тоталитарном советском обществе с его апологетикой единства интересов и фактически узко групповой монополии на их выражение, группы давления были сосредоточены исключительно внутри гигантского бюрократического аппарата. Они представляли из себя относительно обособленные звенья этого аппарата, а также узкие земляческие, клановые, этнические, региональные и отраслевые подгруппы, которые постоянно соперничали друг с другом. Борьба между ними шла за контроль над государственными ресурсами и новыми привилегиями и, в основном, она протекала закулисно и негласно в кулуарах, опираясь, в первую очередь, на личные связи с ключевыми фигурами.
  После распада Советского Союза подобная модель функционирования бюрократических лоббирующих группировок во многом сохранилась и в условиях современной России, а также и в других странах СНГ.

Вопросы для повторения к пятой теме

  1. Комментирование и интерпретация корпоративной политики. Управление кризисом.
  2. Первая реакция на кризис и антикризисные мероприятия.
  3. Отношения с властью и СМИ.
  4. Общая стратегия отношений с прессой.
  5. Работа ПР-служб со средствами массовой информации.
  6. Общественная и благотворительная деятельность в связях с общественностью.
  7. Этические нормы пресс-секретаря.
  8. Развитие отношений с органами федеральной и региональной власти.
  9. Связи с законодателями.
  10. Лоббизм.

 
© www.textb.net