Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Вместо заключения. Интеллигентность как ценность культуры

  Как бы ни изменялось содержание понятия «интеллигенция», сохраняется то, что этим словом обозначается разумная, образованная, умственно развитая часть жителей (В. Даль), общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным, творческим трудом. И поскольку, таким образом, в разряд интеллигенции попадают учителя, врачи, ученые, инженеры, люди искусства и т.д. - постольку кажется очевидным, что это - духовно ведущий слой народа, который создает, развивает и распространяет культуру, сохраняет и творит ее ценности. И что поэтому сама интеллигентность (и ее носитель - интеллигенция) - неоспоримая ценность культуры. Но вопрос ведь в том, какой смысл вкладывается в понятие «культура», каково соотношение «интеллигентности» и «культурности», какова роль интеллигенции в бытии культуры, на разных уровнях последней.
  Если у человека (или группы) доминируют потребности материально-вещного комфорта, собственного благополучия, удобства, выгоды и т. д., то для него естествен низкий уровень культуры. Бытие и смысл любых ценностей жизни у таких людей ограничивается, как пределом, собственной пользой, своекорыстными интересами. И вера, и разум, и образование, и умственный труд становятся значимыми прежде всего в этом плане. И хотя, скажем, образование создает богатые возможности для развития культуры, оно само по себе не обеспечивает высокой культурности человека. И настоящей интеллигентности тоже. Есть разница не только между образованными и культурными людьми, но между, так сказать, «образовенцией» и интеллигенцией. Ни диплом о высшем образовании, ни самая громкая академическая степень, ни занятия сложной умственной, интеллектуальной деятельностью, - не свидетельствуют ни о культурности, ни об интеллигентности.
  Хотя, если образование не куплено, а действительно получено, то оно может свидетельствовать о высокой степени цивилизованности. Образование, имеющее непосредственное отношение к культуре (как одно из средств ее развития), все же является плодом цивилизации и может оставаться в ее поле, в поле полезности, будучи «инструментом» умственного прогресса, но не духовного возвышения людей. Кто-то из великих сказал, что просто хорошо образованный человек - самое скучное существо на свете. Добро бы только скучное. Но ведь образование, даже гуманитарное, автоматически не предполагает в человеке ни совести, ни тактичности, ни милосердия. Ну, разве что дает знание обо всем подобном.
  То, что обычно называют интеллигентностью, включает в себя образованность, но этого мало. Интеллигент всегда образован, но образованный человек не всегда интеллигентен. Образованности недостаточно и для выхода на более высокий уровень культуры, «специализированный», хотя полноценное образование, особенно гуманитарное, может весьма содействовать этому. Для специализированного уровня культуры характерно доминирование у человека (и ли группы) интереса к той или иной деятельности, которая становится в известной мере самоценной, в которой человек удовлетворяет свою потребность в самореализации. Особенно благоприятны для этого наука, искусство, научно-техническое творчество, религиозная деятельность, т. е. вообще сферы умственной, интеллектуальной, эмоциональной активности. Именно на этот уровень культуры выходит большинство людей, которых не зря называют интеллигентами. Кажется, что сама сфера интересов и занятий, а тем более существенные достижения в той или иной области, - предполагают, что эти люди и интеллигентны и в высшей степени культурны. Такое заблуждение понятно. Ведь это - изобретатели, учителя, врачи, юристы, ученые, художники и т.д. Они создают духовные ценности, во многом действительно творят культуру, живут поисками истины, рождают красоту.
  Но почему я тогда говорю о заблуждении? Потому что, как это ни парадоксально, не только те, кто называет себя интеллигентами, но даже те, кто на самом деле являются таковыми, - вовсе не обязательно люди высокой культуры. Специализированный уровень культуры ограничивается, во-первых, самой специализацией. Незабвенный К.Прутков заметил, что специалист подобен флюсу, тот и другой односторонни. Когда Ч.-П.Сноу открыл для всех наличие якобы двух культур, т.е. очевидную для XX века поляризацию духовного мира, где два полюса олицетворили художественная интеллигенция и ученые (физики, математики, а также инженеры), он конечно говорил не о культуре и не о культурности в точном смысле этих слов, а скорее о цивилизованности. Ибо, если многие английские ученые, например, смущенно говорили, что «пробовали» читать Диккенса и вообще не читали серьезной художественной литературы, а гуманитарии и художники совершенно не понимали смысла и значения научно-технической революции, языков науки, то эти проявления ограниченности касались не собственно высоты уровня культуры, а скорее узости сферы деятельности, и уже отсюда, - следовала некоторая общая духовная ограниченность, неспособность понимать и адекватно оценивать явления культуры или цивилизации, те явления, которые не укладываются в полосу пристрастий, в поле специализированной деятельности.
  Во-вторых, что гораздо важнее, и о чем говорил еще Демокрит: ученость еще никого не сделала хорошим человеком, и не только ученость, но и талантливость и мастерство а любой из сфер деятельности, не исключая и искусство. Это немаловажно, ибо у человека высокой, полноценной культуры, высшего ее уровня, доминирующая потребность - потребность в жизни другого человека, главная ценность - другой, и не абстрактный, а конкретный человек. Конечно, нельзя сказать, что всякий хороший человек - культурен, но полноценная культура предпопагает-таки оформленное выявление именно человечности в человеке. Культура на этом уровне выступает прежде всего в таких реализуемых ценностях как совесть, порядочность, милосердие, терпимость, деликатность вкус, желание и умение понять и «принять» другого человека, другой этнос, другую культуру. Блез Паскаль, писавший о том, что все мироздание не стоит и самого посредственного разума, «....ибо он способен познать и все плотское и самого себя...», недаром дальше заявил: «Все плотское, вместе взятое, и все разумное, вместе взятое, и все, что они порождают, не стоит самомалейшего порыва милосердия». Полноценная культура проявляется в этом и проверяется этим: не одним порывом и не только порывом, правда, но и умением явить, к примеру, милосердие, по- человечески оформив его. Важно ведь и то, насколько человек внутренне культурен и то, насколько органично выражает он свою культуру вовне, в отношении к другим людям, иным культурам.
  Ни образование, ни профессиональные занятия умственным, и вообще творческим трудом, интеллектуальной, духовной деятельностью, - не обеспечивают сами по себе такого уровня культуры, то есть действительной культуры, которая и есть культура в полном смысле этого слова.
  Значит, или тот слой, который обычно называют интеллигенцией, вовсе не обязательно - духовно ведущий слой народа, высококультурный слой населения. Или понятие «интеллигенция» надо понимать, вводя в него дополнительные смыслы и учитывая то, что постоянно путаются «интеллигентность» и «образованность», «культурность» и «цивилизованность».
  Не только понимание интеллигентности, но и отношение к ней и к ее носителю далеко не однозначно. В сознании, особенно российского населения, часто встречается полупрезрительное отношение к интеллигентам как к существам слабым, мягкотелым, беспомощным в делах и годным поэтому только для использования другими их знаний.
  В то же время, у многих представителей российской интеллигенции есть претензии на то, что они не столько цивилизованны, сколько олицетворяют высший уровень культуры, и призваны учить «как обустроить Россию», духовно возвышать других, и в России и за ее пределами, и, таким образом, служить нуждам народа, содействовать народному счастью, счастью человечества. Большей части этого слоя свойственно то, что С.Булгаков называл: крайности «народопокпонничества и духовного аристократизма».
  С одной стороны, русским интеллигентам, точнее тем, кого считают таковыми, - свойственна бездеятельная абстрактность, о которой писал В.Н.Муравьев: «Интеллигентская мысль есть мысль о человеке, о мире, о государстве вообще, а не об этом человеке, об этом мире, об этом государстве». А также то, что отмечал С.Франк: любовь к бедности, а не к бедным, духовный аскетизм, а не духовное культурное богатство.
  С другой стороны, у русской интеллигенции (хотя не только у русской) заметен и налет утилитаризма: «... русскому интеллигенту чуждо и отчасти даже враждебно понятие культуры в строгом смысле слова». Потому что, говоря о культуре, у нас постоянно имеют в виду необходимость ее практического применения, использования. Культура важна, если она служит чему-то, если она - средство, скажем, развития политического механизма, народного образования, воспитания, упорядочения общественной жизни. Отвечая этому, Франк, как уже упоминалост, справедливо писал о том, что культура не средство, а цель человеческой деятельности, что она не служит совершенствованию человеческой природы, а сама и есть это совершенствование.
  Интеллигенцию же везде, и в России, стремятся также прежде всего использовать, в том числе и в политических целях.
  Мне представляется, что интеллигентность и культурность в высших проявлениях того и другого - во многом совпадают по реальному содержанию этих понятий. И уж во всяком случае в том отношении, что интеллигентность - тоже не средство для чего-то; это состояние человека, к которому следует стремиться, стремиться быть по сути интеллигентным. И это также самоценно, как и культурность человека, этноса, человечества, наконец.
  Интеллигенция, слой людей, которых подводят под это понятие, может быть или имитирующей интеллигентность, не обладая ею, чисто внешне (образование, знание о ценностях культуры). Но может быть, и бывает, более-менее узкий слой настоящей интеллигенции: людей хорошо образованных, лишенных предрассудков, веротерпимых, с трудом поддающихся политическому руководству, и, я добавил бы, - людей высококультурных, которые и сами представляют собой (хотя и не воображают себя) ценность культуры данного общества, людей, которых нельзя купить ни в каком смысле, к которым прямо относится то, что выразил в одном из своих «гариков» И.Губерман:
  Дух мой растревожен невозможно денежным смутительным угаром, я интеллигентен безнадежно, я употребляюсь только даром.

 
© www.textb.net