Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Вместо предисловия. О смысле и значении разных образов культуры в современной России

  Один из активизировавшихся в последнее время в России образов культуры - ее старый европейский возрожденчески-просветительский образ, в его российском варианте. Для него, с одной стороны, характерна ориентация на идеальную гармонию, на самоценность знания, высокую значимость просвещения, образованность. А с другой стороны, в нем же светится российское неприятие рационализованности западной цивилизации.
  Культура и ее ценности при этом оказываются некими идеалами, очень возвышенными, но реализуемыми разве что в исключительных случаях и ситуациях. Скажем, в жертвенности во время войны, в произведениях искусства. А вообще, - в предельной духовности, которой любая цивилизованность жизни только мешает. Русским скучно устраивать, цивилизовать, окультуривать свои дома, дороги, свой быт. В России не кажется проявлением культуры, например точность, «вежливость королей». Духовность у нас связывается с чем-то глобальным и не конкретным. Не с обычной житейской порядочностью, а с чем-то «сверх» или глубже, с глубинами «таинственной “русской души”».
  Исходя из этого, собственную недоцивилизованность зачастую не только оправдывают, но считают как будто даже благом. Ведь цивилизоваться на свой российский манер пока что не очень получается, а на западный очень не хочется, ибо это представляется гибельным для самобытной русской культуры. Тем более, что совсем недавно Запад ворвался за «железный занавес» не столько с достижениями своих культур, которые плохо востребованы в России. Не столько с плодами своей цивилизации. Для нас они малодоступны, непривычны, а отсюда и полувраждебны. С Запада потекла околокультурная и антикультурная муть, суррогаты, интерес к которым в России уже явно ослабевает. То, что это не наше, не будущее нашей культуры, - это точно; ведь и на Западе оно оценивается невысоко. Другое дело, что наше? На что мы сегодня ориентируемся, какой образ культуры совместим с насущными для России дальнейшими цивилизационными сдвигами?
  Некоторые тенденции к становлению нового образа культуры намечались в России «серебряного века», в русской философии, русском «авангарде», отчасти в русском марксизме, в которых по-разному проявилось осознание ценности свободы, необходимости устранения средневековых отношений, самодержавия, рабства, всяческой грязи и уродства. Ощущалась необходимость кардинальных изменений жизни, культуры, духовного обновления, революции.
  Но пролетарская революция, как когда-то петровские реформы, сущностных перемен не произвела. Опять укрепилась империя, было создано и укреплено новое самодержавие, продолжено (в новом обличье) крепостничество, физическое и духовное рабство. Цивилизовалось (как и при Петре I) - то, что было внешне и для немногих, и то, что шло на пользу империи, государству: армия, флот, промышленность (военная), идеология, сбазированная, хотя и не на ослабевшем православии, но на верованиях полуязыческого характера.
  Культура ценилась в плане ее использования партией и государством, как средство просвещения, образования, идеологического воздействия.
  К концу ХХ века в СССР снова наметилась необходимость существенных политических, цивилизационных и культурных изменений. Начались: развал империи, крушение идеологии, системы прежних «ценностей», верований. И почти сразу, в связи с колоссальными хозяйственными, социально-бытовыми и иными издержками процесса «перелома», - возникло ощущение краха, в том числе и культуры. Как обычно сработал миф: «раньше жили лучше», когда и гуманность якобы была и культура якобы расцветала. И естественно очень многих потянуло назад: к самодержавию, православию и народности, к империи «от края до края», к старым псевдоценностям от новых. Ведь старые были устойчивы, определенны и хотя бы имитировали духовное благополучие.
  Во всяком случае, в сознании части российской интеллигенции активизировался уже упоминавшийся образ культуры и ее ценностей, с тягой к практически нереализуемой, но воспеваемой духовности и к совсем нереализуемой соборности.
  Наряду с этим, в России существуют и иные образы культуры. В одном из вариантов аксиологических представлений о ней, культура понимается как обработка, оформление, облагораживание самого человека и среды путем создания и реализации духовных ценностей, таких как Добро, Красота, Истина, Вера, Свобода и т. д. Казалось бы, речь идет опять-таки об абстрактных идеалах. Но дело в том, что реальность культуры при этом означает именно конкретное воплощение этих и им подобных ценностей, модифицируемых в качестве честности, совестливости, порядочности, справедливости, милосердия, деликатности, такта, вкуса и т. д. Воплощение - в конкретностях намерений, чувств, поведения. Воплощение, выражаемое в различных текстах, посредством разных языков. Воплощение, - в формах бытия (в том числе и в вещах), в традициях, нормах морали и права, в цивилизованности жизни (хотя все это, далеко не всегда несет в себе культуру). Состояние культуры и характеризуется проявленностью духовных ценностей, реальной воплощаемостью их в разнообразных носителях.
  Такой образ культуры и общечеловечен и конкретен, и не исключает самобытности, специфичности реализации ценностей.
  Конечно, так понимаемую культуру невозможно ни «возродить», ни «законсервировать», ни «внедрить» в сознание и бытие, так сказать «по заказу». Исходя из такого понимания, возможно только, не копируя слепо ничьих цивилизационных и культурных форм, - цивилизовать-таки жизни, создавая для начала хотя бы элементарные условия для творческой, свободной и ответственной самореализации каждого конкретного человека, который и есть высшая ценность в иерархии жизненных ценностей. Условия, наиболее оптимальные для реализации ценностей культуры в обычном повседневном бытии. Конечно, цивилизованность может иметь разный характер. Она сама по себе не гарантирует культурности. Но ее отсутствие, недоцивилизованность жизни и межчеловеческих отношений в современной России лишает культуру многих возможностей ее реализации.
  В современной отечественной теории культуры многое неоднозначно, противоречиво, парадоксально, начиная с того как разные авторы трактуют смысл термина «культура». Вроде бы все знают, что это такое. Но произносят и пишут слово «культура», порой имея ввиду нечто принципиально различное. Сказанное относится и к трактовкам сущности культуры и к вопросам о ее структуре, так называемом функционировании, подходах к ее познанию и изучению, о ее отношениях с пространством и временем, вообще от особенностях реального бытия.
  Известно, что культура во многом иррациональна, таинственна, возможно даже непостижима во всей ее полноте. Но ученые продолжают попытки рационально осмыслить иррациональное, постичь, проанализировать, структурировать культуру как некую систему, понять, наконец, что же это такое - культура и ее ценности. Эта книга представляет собой одну из таких попыток. Не мне судить, насколько она удачна. Тем более, что в ней немало рассуждений и убеждений очевидно не бесспорных. Тем не менее, надеюсь, что книга окажется полезной не только для научной полемики, но и в качестве учебного пособия по теории культуры и, будучи не слишком наукообразной, будет читаться неспециалистами, интересующимися культурой и ее ценностями.

Назад
 
© www.textb.net