Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Лекция 6. Золотой век китайской культуры (VII-VIII вв.)

  Прославленная империя Тан. Золотой век китайского буддизма. Архитектура. Скульптура. Живопись. Поэзия. Рождение гуманизма.
  Высочайшему взлету китайской культуры - поэзии и новеллы, живописи и архитектуры, музыки и скульптуры и пр. соответствует период VII-VIII вв., когда существовали два крупных государства - Тан (618-907 гг.) и Сун (960-1279 гг.) Эти государства поддерживали широкие торговые и культурные связи с другими державами, особенно в этом плане прославилась империя Тан. К VI^. Китай, расширивший свои пределы завоевательными походами, стал одной из самых сильных и передовых держав Востока. Раздробленность страны и междоусобицы сменились территориальным единством и сильной императорской властью. Что способствовало ее экономическому расцвету и международному престижу, а также интенсивности контактов с внешним миром. Морские и караванные дороги пролегли между Китаем и далекой Индией. Великий шелковый путь связал восточные и западные земли с многообразием их культур.
  В прославленную империю Тан из многих стран Ближнего Востока и Индии наряду с богословскими трактатами ввозили сочинения по философии, математике, астрономии, медицине. Известный синолог Э. Шефер подчеркивает, что "трактаты на эти темы были во дворце столь же желанными, как золото и драгоценные камни". Особенно большим успехом пользовалась в Танской империи индийская астрономия, причем в VIII в. официальные календарные исчисления стали монополией экспертов-астрономов из трех индийских семейств: Кашьяпа, Гаутама и Кумара. В целом Китай получил от других культур множество достижений, и сама китайская культура превратилась в сплав, в котором невозможно выделить собственное и заимствованное.
  Танская империя представляла собой централизованное государство со сложной иерархической системой управления, все нити которого соединялись в руках правительственного аппарата. Такой строй помогал наладить в огромной стране порядок, устранить многие отжившие нормы социальной жизни к проявиться наиболее прогрессивным тенденциям времени. Эти новые тенденции и черты получили свое наиболее полное выражение в экономике, идеологии и культуре в последующей за пятидесятилетней разобщенностью страны империи Сун. Последняя подняла на новую ступень культурные завоевания и довела до логического конца многие начинания предшествующей эпохи.
  Духовная жизнь эпох Тан и Сун чрезвычайно интенсивна, небывалой высоты достигла китайская городская культура, выступавшая в истории китайской культуры недосягаемым образцом в не меньшей мере, чем для Европы - культура античной Греции и Рима. Города были большими по своим размерам и играли немаловажную роль уже в древнем Китае. Однако в жизни мощных империй Тан и Сун они приобрели особую значимость. Эти города с их миллионным населением стали основными центрами ремесленного производства, торговли, распространения учености, художественных взглядов и идей. Концентрация материальных и духовных ценностей, выдающихся деятелей - живописцев, поэтов, мыслителей и администраторов получила в городах грандиозный, невиданный дотоле размах.
  В расцвете культуры эпох Тан и Сун колоссальное значение принадлежит пришедшему из Индии буддизму. Уже в начале эпохи Тан Китай был покрыт густой сетью буддийских храмов, пагод и монастырей; многие из них были известны и влиятельны. Часто это были целые монастырские городки с многочисленными храмовыми сооружениями, дворцами-павильонами, с большими залами для собраний и медитаций, помещениями для библиотек и переписки сутр, а также домами и кельями для монахов и послушников. Такой монастырь был и святым храмом, и культурным центром, и гостиницей для путников, и университетом для жаждущих знаний и укрепленным плацдармом, где в смутную пору можно было отсидеться за крепостными стенами.
  Эпоха Тан - золотой век китайского буддизма, период его всестороннего расцвета и одновременно начало его упадка Удар по нему нанесло конфунцианство, ревниво относящееся к его успехам; в результате в соответствии с официальными данными оказалось закрыто и ликвидировано 4600 монастырей и храмов, разрушено около 40 тыс. кумирен и пагод, расстрижено 260 тыс. монахов. И хотя со временем буддизм в определенной мере восстановил свои позиции, он остался наряду с даосизмом на втором месте по сравнению с конфунцианством. Тем не менее буддизм, особенно чань- буддизм, сыграл немалую роль в расцвете китайской культуры, что наиболее наглядно проявилось в искусстве, литературе и особенно в архитектуре Китая. Многочисленные буддийские храмы и монастыри, величественные пещерные и скальные комплексы, изящные, порой ажурные и всегда великолепные по своей художественной цельности пагоды придали китайской архитектуре совершенной новый, иной облик, фактически преобразили её.
  Буддизм познакомил Китай с зачатками художественной прозы - жанра, до того почти не известного нам. Новеллы, восходящие к буддийским прототипам, к жанру бяньвэнь и некоторым другим (в конечном счете - к индо-буддийским джатакам), со временем стали излюбленным видом художественной прозы. Более того, они сыграли определенную роль в становлении более крупных жанров, в том числе классического китайского романа.
  Буддизм, особенно чань-буддизм, оказал немалое влияние на развитие классической китайской живописи, в том числе эпохи Сун. Тезис чань-буддизма о том, что Истина и Будда везде и во всем, - в молчании гор в журчании ручья, сиянии солнца или щебетании птиц и что главное в природе - это великая безмерная Пустота, вошел в мышление художников сунской школы. Так, для них не существовало линейной перспективы, а горы, в обилии присутствующие на их свитках воспринимались как символ, иллюстрировавший Великую Пустоту Природы.
  Буддийские монастыри на протяжении многих веков были одним из главных центров китайской культуры. Здесь проводили время, искали вдохновения и творили поколения художников, переписчиков и компиляторов - накапливали в архивах и библиотеках бесценные сокровища письменной культуры. Многое из буддийской и индо-буддийской философии и мифологии, начиная от практики гимнастики йоги и кончая представлениями об аде и рае, было воспринято в Китае, мы не говорим уже о том, что искусство чаепития впервые возникло в буддийских монастырях, став потом национальным обычаем китайцев.
  Архитектуре утверждающего свое могущество Танского государства присущ дух монументальности, ясной гармонии, праздничности, классической простоты и спокойного величия форм. Города представляли собой мощные крепости, окруженные стенами и рвами, четкие по прямоугольному Плану. Огромные сады окружали раскинувшиеся на несколько километров дворцы, также обнесенные стенами и состоявшие из многих деревянных зданий, покрытых яркими обливными черепичными крышами с загнутыми вверх углами. Прежняя отчетливость плана, характерная для ранних китайских городов, теперь превратилась в стройную систему, отражавшую представления об иерархической структуре мироздания, незыблемом и совершенном порядке его устройства и соответствовавшую новым социальным и эстетическим требованиям.
  При Сунах, когда государство потеряло под ударом завоевателей чжурчженей часть своих земель, когда могущество страны было подорвано, архитектура постепенно утратила монументальную мощь, но приобрела более изысканный и интимный характер, тяготея к гармоническому слиянию с природой. В новой столице начали возводиться комплексы маленьких декоративных садов, воспроизводившие мир естественной скромной природы и состоявшие из искусственных тихих водоемов, заросших лужаек и скал с будто случайно приютившимися в живописных местах легкими деревянными беседками.
  Высокого подъема в эпоху Тан достигла скульптура. Статуи буддийских святых в пещерных монастырях приобрели большую пластичность, достаточно вспомнить статуи Будды Вайрочаны в Лунмэне. На стенах храмов появилось много бытовых сюжетов, исполненных в старинной технике рельефа, но более земных и полнокровных по восприятию мира. Особой пластичностью отличаются статуи Дуньхуана, вылепленные из лессовой глины. Здесь можно видеть и страшных духов - охранителей входов, свирепо топчущие злых демонов, и ярко раскрашенные, полные земной красоты фигуры милосердных божеств - юных бодисатв и прекрасных небожителей с цветами в руках. Погребения императоров, как и монастыри, вмещали в себя скульптуру, украшались рельефами на темы реальной жизни. Скульптура эпохи Сун отличается от танской пластики большей вытянутостью пропорций фигур, образы божеств отмечены хрупкостью и утонченной грацией. Вместо камня и глины часто применялись сухой лак, сандаловое дерево, металл и т.п.
  Высшим достижением искусства эпох Тан и Сун была живопись - появляется совершенно новый вид искусства, созданного специально для рассматривание или созерцания и освобожденного от подчиненно-декоративных функций, - живопись на свитке. В отличие от анонимного творчества индийских пасторов, свитки китайских художников несут их подписи и печати, посвятительные надписи и стихи. Китайская картина-свиток, родившаяся из книги-свитка, - живопись для образованных людей и .ее содержание в корне отлично от фольклорно-мифологического, яркособытийного, демократического и более архаического монументального искусства. В YIII веке поэт и художник Ван Вэй основал новое направление пейзажной живописи, откуда в дальнейшем происходит течение «живописи для образованных людей». При помощи оттенков и жестов и техники «размытой туши», когда друг на друга налагается несколько слоев туши различных тонов, добиваются разнообразной интенсивности тона, используя только черный цвет. Значение линии уменьшилось, потому что бесконечное разнообразие пейзажа создается градацией тонов монохромной туши. Эта поэтичная и загадочная живопись с импрессионистическим эффектом, «поэзия без слов», подсказывает больше, чем показывает, создавая таинственную атмосферу, Последняя хорошо передает дух спокойного созерцания, свойственный «образованному человеку».
  В период Пяти Династий (907-960) зарождается великая пейзажная живопись, основополагающим критерием развития которой является абсолютное правдоподобие живописи, но не по внешнему сходству, а по сходству с принципами природы. Почтительно наблюдая природу, художник открывает ее вечные черты; сосредотачивая на них свое внимание, выявляет язык визуального отображения этого огромного опыта наблюдения Вселенной. Из этого процесса созерцания действительности рождается тенденция к явному реализму в живописи первого периода Сунь, и некоторую роль в этом сыграло конфуцианство, распространившееся с началом династии. Оно способствовало укреплению веры человека в возможность познания мира посредством внимательного и пристального наблюдения явлений природы. Речь идет не о научном исследовании в западном смысле слова, но о поиске начала или сущности каждого явления. Посредством глубокой концентрации становится возможным приблизиться к познанию отдельных явлений и на более высоком уровне - к ощущению мира в его полноте. Это выявляет синтетическое, а не аналитическое видение мира. Аналогичным образом художник должен изображать то, что, как он знает, существует в определенном месте, а не только то, что он в состоянии увидеть лишь с одной точки зрения. Поэтому пейзаж должен рассматриваться не в ограниченной линейной перспективе, как в западном искусстве, а с абстрактной точки зрения, позволяющей охватить все. Заслуживает внимания также и то обстоятельство, что философский смысл китайского живописного свитка выражает сверхличную метафизичность, характеризуя зрелость китайской культуры. Сама динамика пространственной структуры живописного свитка непременно связана функционально с искривлением пространства, что влияет на темп течения времени - он замедляется. С позиций современной науки можно утверждать, что морфологическая структура китайского живописного свитка обладает римановым пространством и негалилеевым временем.
  В художественной культуре Китая имеется органическая связь между живописью и литературой. Живописность китайской поэзии и поэтичность живописи - нерасторжимый синтез, выросший на почве сформировавшегося в глубокой древности мировоззрения - учения о "дао", "пути", дополненного позднее буддизмом в новом, модифицированном сообразно коренным китайским представлениям виде.
  Для того, чтобы появился этот новый тип живописи, был необходим и ее потребитель, достаточно состоятельный, чтобы иметь дорогой свиток, и достаточно образованный, чтобы оценить его. Китайская живопись находит своего зрителя в среде ученых и поэтов, а также вельмож и государственных чиновников, получавших специальное образование и проходивших ряд строгих экзаменов. Государственные должности сверху донизу занимались образованными людьми, "ученость" бала одной из высших добродетелей. Занятия литературой и живописью поощряются императорским двором. Возникают императорские академии: в VIII веке - Академия наук "Ханьлинь", в X-XI веках - Академии искусств в Нанкине, Кайфыне и Ханьчжоу. Императоры династий Тан и Сун окружали себя поэтами и художниками, поддерживали их изыскания в области эстетических исследований.
  В силу различных причин (набеги кочевников, пожары и пр.) до нас не дошли свитки, выполненные прославленными мастерами эпохи Тан, они представлены и случайно уцелевших копиях. Зато сунская живопись хорошо сохранилась в многочисленных и разнообразных свитках. К этому времени сложились основные жанры живописи на свитке: исторический и бытовой, иератический портрет, связанный с заупокойным культом, пейзаж, жанр "цветы и птицы". В живописи сложились два основных направления - яркая многоцветная картина со множеством четко прорисованных деталей и монохромная живопись тушью, получившая необычайное развитие как в самом Китае, так и в Японии. Между этими крайними полюсами - мягко тонированная тушь отличающаяся богатством нюансов и нежностью цветовых оттенков. Сам свиток мог быть как вертикальным, висящим на стене, так и горизонтальным предназначенным для рассматривания справа налево. Горизонтальные свитки достигали иногда огромной длины, разворачивая подробное повествование или представляя необъятно раскинувшийся пейзаж. Его созерцание уподоблялось путешествию, в котором ландшафты незаметно перетекают один в другой по мере движения путника в пространстве. Такой свиток имеет свою динамику - здесь не единая точка зрения, а последовательная смена видов и событий, разворачивающихся перед взором зрителя, "прокручивающего" перед собой "кадры" свитка. Обстоятельность и неторопливость рассказа, начало и конец повествования уподобляют такой свиток литературному произведения.
  Однако наиболее выразителен вертикальный пейзажный свиток. Ограниченный естественным зрительным полем, такой пейзаж сохраняет те же качества необычайной протяженности пространства, в котором "путешествует" глаз зрителя, стремясь за уходящими вдаль и ввысь планами, сменяющими друг друга за полосами тумана. Название традиционного китайского пейзажа - «горы и воды» - передает и его внешнее, и внутреннее, глубинное содержание. Высокие и пологие горы, голые и покрытые лесом, водная гладь и туманы, камни и старые деревья на первом плане - непременные компоненты такого пейзажа, не написанного непосредственно с натуры, а созданного воображением и кистью наблюдательного художника в соответствии с традиционными правилами.
  В китайской картине каждый предмет символичен - каждое дерево каждый цветок, каждое животное несет на себе знак поэтического языка: сосна - это символ долголетия, бамбук - стойкости и мужества, пион - богатства и счастья, аист - одиночества и святости и т.д. Форма китайских пейзажей - вытянутый свиток - помогала создавать ощущение необъятного пространства, показать не какую- либо часть природа, а как бы утвердить ее необычайную мощь, господство над человеком, ощущающим себя малой частицей огромного мироздания.
  Замечательна и танская поэзия, принадлежащая времени, когда литература выполняла также роль философской и даже исторической науки. Недаром акад. В.М. Алексеев отмечал, что "культ поэзии и вообще художественного слова в Китае зашел гораздо далее, чем в западном мире...". Развиваясь на протяжении трехсот лет существования Танской империи поэзия сделала новые открытия в познании мира, в его художественном осознании, в понимании возможностей и задач человека в обществе. Новаторство танской поэзии сочеталось с традиционностью изобразительных средств и выражалось не только в открытии новой, но - часто - и в углублении привычной темы. Горы и реки, застава и луна, странник, ивы и весна - все это жило и развивалось в китайской поэзии со времен "Шицзина", и все это приобретало на протяжении веков новую окраску, облекалось более близкой к жизни художественной плотью. Достижением танской поэзии является и простота, и открытость чувств, в ее стихах заметны как человеческая непосредственность во взгляде на мир, так очаровывающее нас чувство слияния с природой.
  Однако расцвет танской поэзии во всех возможных для языка формах и для культуры; сюжетах был, по мнению В.К. Алексеева, "лишь предтечей дальнейшему "золотому веку" - поэзии эпохи династии Сун". Эта эпоха дала китайскому миру (и миру вообще) громадное число поэтов, превышающее количество танских; во времена Тан и Сун созданы тысячи и тысячи стихов. В стихах знаменитых поэтов Ли Бо, Ван Вэя и Ду Фу чисто конфунцианская по типу и идеологии классическая поэзия, иногда окрашиваемая фантастикой даосов и мистикой буддистов, перед нами предстает гуманистическое начало.
  Если Петрарка - первый поэт итальянского возрождения, то, по мнению акад. Н.И. Конрада, Ли Бо, Ван Вэй и Ду Фу - подлинные зачинатели великой поэзии Возрождения в Китае, провозвестники эры гуманизма в Китае. В стихах этих трех поэтов "вознесена к цветам", как говорили китайцы, т.е. дана в поэтическом преображении, человеческая личность, человеческая жизнь со всеми ее горестями и радостями. Эпоха, которая вдохновила их, была одним из таких переломных моментов в жизни человечестве, которые открывают путь к новому, к светлому, к гуманному. Не случайно идеологические принципы, появившиеся в общественном сознании эпохи Сун и выражавшие собою культурные поиски связаны главным образом с идеей любви - любви человека к самому себе как существу и к другим существам, ибо в них пульсирует мировое начало. В качестве проявления сочувствия к человеку принцип любви становится фундаментом гуманистического движения. Обращенная к иным живым существам, она вместе с тем является основой созидания человеком самого себя осуществления идеала совершенства. Высокого уровня гуманизм сунских поэтов, художников, ученых и других достигает в учении о «жэнь», о человеколюбии. Это значит, что мысли у человека должны быть правильными, вся его личность должна править государством. Так рисуется в гуманизме интеллектуально, морально и общественно полноценная человеческая личность.

 
© www.textb.net