Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Лекция 9. Золотой век арабо-мусульманской культуры

  Расцвет арабо-мусульманской культуры в IX-XI вв. Теология, право и философия. Мистицизм. Литература: расцвет дидактическо-развлекательной литературы и золотой век андалусской поэзии. Арабская классическая музыка. Каллиграфия, миниатюра и архитектура. Достижения науки.
  Для арабо-мусульманской культуры IX-XII века - это время блестящего развития культуры халифата. И хотя начался распад мусульманской империи, наблюдается подъем культур при одновременном изменении ее основных тенденций. Громадный запас знаний, приобретенный исламом в предыдущие века, теперь постепенно подвергается ассимиляции, кристаллизуется в эклектическую, но на удивление монолитную систему. Неудивительно, что швейцарский востоковед.
  А. Мец, ученик Я. Буркхардта, назвал IX-X вв. Ренессансом ислама. Наверное, лучше говорить о рождении зрелой мусульманской культуры, нежели о ее ренессансе, ибо в Х и последующих веках возникают новые города (построен Каир!), процветает торговля, охватывая весь тогдашний мир, а ислам продолжает свою экспансию в направлении Индии. Арабская Испания переживает расцвет, которого потом уже никогда не могла достигнуть. Для золотого века арабо-мусульманской культуры характерен подъем в архитектуре, искусстве, музыке, художественной литературе и науке; эта культура оставила далеко позади тогдашнюю европейскую культуру, подготовив для последней эпоху Возрождения.
  Громадный расцвет науки и философии, литературы и искусства приходится прежде всего на первый период господства династии Абассидов со столицей в Багдаде. Уже с конца VIII в. началась интенсивная работа по переводу важнейших греческих, персидских и индийских трудов на арабский язык. Знаменитый просвещенный халиф Аль-Мамун (813-833 гг.) особенно поощрял науку и ученых, допускал свободу мысли. Не только на арабском Востоке, но и на арабском Западе (арабской Испании, называемой Андалузией) блестяще развивалась наука, философия, литература и искусство под покровительством халифов Омейядов, а затем их преемников, эмиров - властителей небольших государств. Кордова, столица "испанских" Омейядов, прославилась как центр утонченной культуры, не уступавший Багдаду Абассидов. Арабские мыслители и ученые не только внесли в сокровищницу арабо-мусулъманской культуры древние научные и философские достижения иных народов, но и внесли оригинальный вклад в науку и философию, а также в медицину.
  Краеугольным камнем религиозной теории мусульман, основным кредо ислама является широко известная и часто употребляемая фраза "Нет бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк его". В этом изречении четко и определенно выражена идея монотеизма, доведенная до своего наиболее последовательного завершения именно в исламе. Здесь нет Яхве - хотя и высшего, и единственного, но все же пристрастного по отношению к "избранному" им народу бога. Нет и христианской троицы с ее запутанными взаимоотношениями между богом-отцом, его сыном Иисусом и мистической фигурой бога-духа святого. Здесь только один Аллах - бог единственный и великий, высший и всемогущий, мудрый и всемилостивый, творец всего сущего и его верховный судья. Слово и волю Аллаха, его заповеди и суть его учения донес до правоверных великий пророк Мухаммед. Основные идеи и принципы вероучения Мухаммеда зафиксированы в Коране и хадисах - устных преданиях о жизни и деятельности пророка. И если ислам вначале представлял собой цельное и единое учение, то потом в нем выделились суннизм, шиизм и суфизм - различные версии мусульманской теологии.
  Все виды знаний, все дисциплины, за которыми арабская классическая мысль признавала право на существование, благодаря Корану получали религиозное осмысление. Ибо Коран не только утверждал религиозную связь между верующим и его творцом-благодетелем, но и давал также импульс к неутомимому творческому поиску во всех областях знания. Именно Коран лежит в основе развития "религиозных" дисциплин, в число которых в исламе включают правоведение - фикх. Иными словами, мусульманское право тесно связано с религией, а правовые нормы имеют религиозную санкцию. Право в исламе играет большую роль, чем теология, не случайно значительная часть священной книги посвящена предписаниям права. Упорядочивание человеческих дел в этом мире для пророка Мухаммеда было не менее важным, нежели дела горнего мира. Халифы и законоведы придавали огромное внимание систематизации норм канонического права, регулирующего жизнь мусульманина от колыбели до гроба.
  В рамках ислама развивалась философия; от нее требовалась разработка методологической и теоретической основы толкования божественных принципов. Понятно, что философия отличалась от строго религиозного аспекта классического ислама и даже утверждала себя как видимая противоположность, о чем говорили постоянные расхождения в воззрениях на соответствующую роль разума и веры, деление на религиозное и рациональное знание на рациональные суждения и суждения канонического права. Однако философия фактически переплеталась с теологией, когда дело касалось этики, политики и метафизики. Взаимопроникновение философии и теологии прослеживается в Х в. в трудах грамматиков, правоведов-теологов, литераторов, медиков и энциклопедистов.
  Культурный подъем в золотой век арабо-мусульманской культуры трудно преувеличить. То и дело возникали и боролись за признание школы, возглавлявшиеся мыслителями всех направлений; монолитное правоверие, которое на самом деле никогда и не существовало, разве что в умах упрямых ревнителей благочестия, сменил буйный рост самых разнообразных идей тлеющий кризис веры. Но даже и тогда явственно ощущалась тенденция к стандартизации исламской мысли и исламской жизни. Поэтому нет ничего удивительного в том, что и виде реакции на господство догматического благочестия возник и стал развиваться мистицизм. Подобно любому другому направлению религиозной жизни в исламе, мистицизм был прочно скреплен со "словом Божьим", с тем источником, многообразие которого позволило ему изменить внутреннее отношение к Создателю. Он необычайно быстро проэволюционировал от аскетизма до стремления создать покоящийся на любви союз с богом; главные фазы этой эволюции связаны с именами Хасана ал-Басри (ум. 728 г.), ал- Мухасиби (ум. 857 г.) и Джунайда (ум. 909 г.).
  Во второй половине IX в. исламский мир был уже знаком со всеми гранями любви к богу, мыслимыми в рамках строгого монотеизма, и со всеми видами полной отдачи себя Аллаху (не каждый из которых непременно подразумевал уход от мира). Часто уважение к закону падало, и мистики-суфии впадали в вольность (по крайней мере в интеллектуальном смысле). Восторженные мистики, такие, как персы Байазид Вистами (ум. 874 г.) и ал. Халладж, внесли некоторое замешательство в круги, симпатизировавшие суфизму, когда расширили свое знание человеческой природы до полной идентификации себя с богом или стали доказывать необходимость подобного расширения в рожденных в состоянии экстаза изречениях. Для все увеличивающегося числа людей индивидуалистическая религия мистиков - индивидуалистическая, даже когда позже она вызывала к жизни братства, или ордены, объединявшиеся вокруг наставника, - стала подлинным исламом.
  Для золотого века арабо-мусульманской культуры характерен расцвет дидактически- развлекательной литературы, называемой арабами литературой "адаба''. В этой литературе, предназначенной для воспитания образованного человека, сосуществуют разнородные элементы - познавательные, дидактические и развлекательные. Цель литературы "адаба" (обычно - это сборники повестей и анекдотов определенной тематики) - преподавать читателю знания и представления в занимательной форме. Поэтому арабские прозаики постоянно вводят в свое повествование занимательные истории и анекдоты, порой черпая их из фольклора; нужно иметь виду, что арабская средневековая проза не признавала права на вымысел.
  В отличие от «серьёзной» литературы вымысел и богатейшая, порой необузданная фантазия безраздельно царили в так называемой народной литературе, занимавшей как бы промежуточное место между авторской прозой образованных сословий и фольклором. Парадоксальным образом не в авторской, а именно в этой народной литературе сложилось то замечательное искусство повествования, которым арабы прославились в мировой литературе. Слава эта основана прежде всего на «Тысяче и одной ночи» - наиболее значительном памятнике арабской народной словесности, где слиты воедино познавательный, развлекательный и эстетический аспекты.
  Арабская средневековая литература - это прежде всего замечательная поэзия, ориентированная на древние доисламские образцы и строго регламентированная нормами традиции. Поэзия - диван ал-араб (архив арабов) была воспринята исламом, и только гораздо позднее сформировалась чисто религиозная поэзия аскетического или мистического толка, давшая миру ряд примечательных произведений. Но самое интересное - это «печать ислама», оставившая четкий след на особо выдающихся произведениях светской поэзии, и даже ее наиболее «вольных», а порой и интеллектуально дерзких проявлениях. «Мусульманское стихотворение» является мусульманским до самого мозга костей и не может быть никаким иным.
  Литература любой цивилизации и на любом языке всегда начинает развиваться с поэзией, а не с прозы, и этим объясняется та важная роль, которую играет поэзия. Ещё более существенную роль играет поэзия в арабской литературе, поскольку она, подобна поэзии Гомера в Греции; отличалась совершенством даже на раннем этапе своего развития, а также потому, что в цивилизациях, лишенных эпических традиций, пластических искусств и драмы в той форме, в которой они существовали в культуре Запада, поэзия была призвана заменить их и служить самым разнообразным целям - от политической пропаганды до любовного послания. Наиболее ярко феномен «исламизации» поэзии проявляется в неарабской стране, куда проник ислам, одной из них и выступает Испания, где и наступил золотой век андалузской поэзии (XI в.).
  Мусульманская Испания раздроблена на небольшие эмираты, однако именно это время характеризуется расцветом поэзии; среди многочисленных талантливых мастеров выделялись Ибн Зайдун и ал-Мутамид, эмир Севильи. В андалузской поэзии сохраняются все традиционные арабские жанры, но если в панегирике или сатире преобладает влияние традиционной восточно-арабской поэзии, то в любовной лирике, юморесках и описаниях природы традиции значительно изменяются. Андалузской поэзии присуща ясность выражения, изысканность поэтической фантазии, плавность и легкость языка.
  В золотой век арабо-мусульманской культуры для образованного человека было обязательным изучение музыки: он должен был иметь представление о музыке или владеть в какой- то мере мастерством ее исполнения Эпикурейская любовь к жизни, эротика и прославление мусульманского города - излюбленные темы музыкантов того периода, находивших источники своего вдохновения в доисламской и классической арабской поэзии, в частности в касыдах, или одах. Собрание таких произведений - знаменитая "Книга песен", составленная в X в. Абуль-Фараджем аль- Исфахани, раскрывает перед нами общество одновременно сложное, высококультурное и открытое для различного рода интеллектуальных занятий.
  В IX веке исполнение классической музыки достигает вершины совершенства при дворе абассидских халифов - правителей Багдада. Это привело (уже с IX столетия) к замечательным достижениям в области музыкальной теории и созданию музыкальной терминологии, которая явилась основой для последующего развития арабской, персидской и османской музыки с XII по XIX век. Музыка способствовала развитию некоторых оккультных "наук". Таковой была, например, и наука "соответствий", практиковавшаяся в таких эзотерических кругах, как группа "Братья чистоты", и занимавшаяся изучением взаимоотношений между музыкой и элементами природа, животным, растительным миром, неживой природой и цветом. Практическим результатом всех этих исследований было распространение аббасидского музыкального стиля в арабо-мусульманском мире.
  Арабское искусство, как ни одна из культур, использовало письменность в орнаменте, так как это связано с исламом. Пророк Мухаммед придавал важное значение письменности как средству мусульманской пропаганды; не следует забывать и то, что Коран обусловил религиозный авторитет арабскому языку. К тому же арабское письмо имеет эстетические особенности, проистекающие от своеобразного характера самих букв и симметрической манеры, в которой они соотносятся друг с другом в слитном написании. Все это вместе взятое сделало арабское письмо средством украшения и привело к созданию каллиграфии, самого раннего и самого "арабского" из всех изобразительных видов мусульманского искусства. Создание каллиграфии приписывается современными учеными Али ибн Аби Талибу, двоюродному брату и зятю пророка Мухаммеда.
  Каллиграфия быстро приобрела "демократический" характер, так как она была видом искусства, которым могли заниматься все грамотные арабы, независимо от общественного или материального положения и который считался также наиболее благородным занятием, поскольку только благодаря письменности божественное откровение Корана приобретало осязаемую форму. Для записи текстов Корана использовался куфический (угловатый) шрифт и в силу этого он распространился по всему мусульманскому миру. Куфическое письмо стало предметом художественного поиска и в начале золотого века оно достигло вершин совершенства в виде орнаментальных надписей, которые определили направления развития искусства арабской каллиграфии.
  В религиозных традициях, приписываемых пророку Мухаммеду, решительно осуждается изображение живых существ, особенно человеческих фигур. Поэтому мусульманские художники вынуждены были решать трудную задачу поиска новых форм художественного выражения, показа красоты. Отсюда рождение в исламе прекраснейшей орнаментики, стремящейся к абстракции, - арабески, отсюда - прелестная архитектура, а также заменитель живописи - миниатюра. Эта миниатюрная живопись в исламе развивалась под сильным влиянием иранской традиции; в силу этого она распространена в Персии, Османской Турции и Индии. В ней не отказались от представления даже фигур животных и людей, стараясь, однако, затушевать их натуральный вид. Ремесленники и художники миниатюрной живописи в исламе тяготеют к различного рода символическим сценам, которым придают стилизованные формы. Можно сказать, что геометрический орнамент является основой мусульманского искусства, подобно тому как человеческое тело выступает основой античного искусства.
  Говоря об арабо-мусульманском искусстве, нельзя не упомянуть о наиболее монументальной ее ветви в архитектуре, В этой области арабы имеют огромные достижения, красноречиво свидетельствующие об их гении. К ней относятся в первую очередь сакральная архитектура, прелестные мечети, святыни Аллаха с их изумительной орнаментикой, с изящными стихами из Корана в виде стилизованного арабского письма и чудесной мозаикой. Наряду с ними привлекают внимание художественным убранством медресе, мавзолеи и дворцы халифов и эмиров, удивляющие до сих пор необычной эстетической утонченностью, художественным вкусом.
  Классическая арабская наука в золотом веке имеет значительные достижения в области естественных наук ("Оптика" Ибн аль-Хайтама), медицины ("Трактат для офтальмологов" Али ибн Сины, систематизированное руководство по офтальмологии Хунайна ибн Исхака, медицинская энциклопедия аз-Захрави из Мавритании и др), философии (труды ал-Кинди, Фараби, Ибн Рошда и др.) и т.д. Мы уже не говорим о произведениях Авиценны 1037 г.), аль-Бируни (ум. I04B г.), видающегося историка аль-Масуди (ум. 966 г.), географа аль-Мукаддаси и пр. Чтобы перечислить только имена всех крупных арабских ученых того времени, понадобилось бы много страниц.
  Арабо-мусульманская культура, включая ее вклад в развитие науки достигла наивысшей степени расцвета между IX и XI веков и не раз возрождалась впоследствии, на протяжении XII и XIII веков. В то время Запад лишь пробуждался от спячки; в период между IX веком и эпохой Возрождения труды арабских ученых по всем областям знаний переводились и переписывались В ряде европейских стран, что способствовало возрождению тяги к знаниям в Западной Европе.

 
© www.textb.net