Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Неопозитивизм

  Термин «позитивизм» (от лат. positivus - положительный) идет от многоплановой шеститомной работы французского мыслителя О. Конта (1798-1857) «Курс позитивной философии», охватывающей все области знания, начиная с математики, астрономии, физики, кончая биологией и учением об обществе, или, по терминологии Конта, «социологией». Позитивизм - это разработка методологической проблематики научного знания, в особенности физико-математического знания. Отсюда два аспекта исследования:
  1) Отношение науки к традиционной философии.
  2) Изучение логической структуры и языка научного знания.
  Логический позитивизм. Многие представители логического позитивизма были одновременно крупными учеными в области физики, математической логики, теории вероятности и выдвинули важные для науки проблемы формализации научного знания. Сам термин «логический» обусловлен насущной потребностью современной науки в использовании математических и логических средств. И эта формализация приводит к идее «единого знания». В широком значении логический позитивизм, поэтому, выражает сущность всего неопозитивизма т.н. «философии науки». В узком же смысле - это этап развития неопозитивизма, представленный деятельностью Венского кружка 20-30-х годов XX века (М. Шлик, О. Нейрат, Г. Рейхенбах, Л. Витгенштейн) [См.: 1].
  Главные идеи неопозитивизма:
  1. Проанализировать структуру научного знания.
  2. Установить точную границу (демаркацию) между наукой и не наукой.
  3. Это возможно вследствие введения критерия верифицируемости - проверки точности научного факта (его точное выражение в высказывании и подтверждение в наблюдении).
  4. Устранить метафизические (или философские) проблемы из науки, поскольку эти критерии проверки к ним применить нельзя.
  5. Образцом научности считать теории математической физики.
  6. Выработать одну общепризнанную методологию развития науки. Отсюда - термин, обозначающий данное направление - логический позитивизм.
  7. Поскольку все факты науки выражаются в высказываниях, то особой областью неопозитивизма становится логический анализ языка науки.
  Неопозитивисты исключали из сферы методологических исследований проблему научного открытия. В результате объектом их научного интереса была структура уже существующего научного знания, а проблема развития науки оставалась вне поля их внимания.
  Возникновение постпозитивизма. В 1959 году вышел труд Карла Поппера (1902-1996) «Логика научного открытия». Само название труда свидетельствовало о стремлении его автора преодолеть ограниченность концепции неопозитивизма неопозитивизма и перейти к исследованию процесса развития научного знания.
  В качестве методологической основы решения поставленной задачи Поппер предложил принцип фальсификации, который он противопоставил широко используемому в неопозитивизме принципу верификации. Выдвигая свой принцип, Поппер исходил из известного логического правила, согласно которому эмпирическое подтверждение теории не гарантирует еще ее истинности, в то время как соприкосновение теории с противоречащим ей фактом достаточно для ее опровержения. Например, многочисленные подтверждения суждения «все лебеди белы» не изменяют его объективного содержания, но обнаружение только одного черного лебедя делает это суждение ошибочным.
  Принцип фальсификации оказался весьма плодотворным и перспективным. Он открывал новые возможности совершенствования научной методологии, приближал ее к реальной практике научных исследований и создавал хорошие предпосылки для соединения научной методологии с историей науки.
  Соответственно методологии роста научного знания, исследовательская деятельность ученого должна начинаться с выдвижения гипотезы способной разрешить противоречие между новым фактом и существующей теорией. В формировании гипотез, по мнению Поппера, наряду с интуицией ученого, важную роль играют его философские взгляды и установки. Признав значение философии для научной методологии, Поппер сделал существенный шаг вперед по сравнению с неопозитивистами, которые напрочь отвергали всякую метафизику. Поскольку для объяснения нового факта выдвигается, как правило, много гипотез, Поппер занялся проблемой отбора гипотез. Наиболее перспективными, по методике Поппера, являются гипотезы, эмпирические следствия из которых совершенно неожиданны, непредсказуемы.
  В качестве примера можно привести открытие Нептуна Геле, электромагнитных волн Герцем, открытие Планком кванта действия, открытие Беккерелем радиоактивности Пауэллом мезонов Юкавы и др. Все эти открытия явились результатом предсказаний, которые были невероятными в свете имевшихся тогда знаний. Окончательно судьба гипотезы решается в процессе жесткой и откровенной ее критики. Если такая критика не обнаруживает фальсифицирующие ее факты, гипотеза может считаться обоснованной, но оставаться всегда открытой для последующей критики и опровержения.
  Идея роста научного знания через фальсификацию существующей теории привлекла внимание методологов науки, и у Поппера появились последователи. Вместе с тем они же подвергли критике слабые стороны этой концепции. В частности критики Поппера обратили внимание на то, что реальной практике научных исследований ученые предпринимают огромные усилия для сохранения существующих теорий, спасения их от фальсифицируемости, и теории зачастую продолжают существовать в условиях эмпирической аномалии. Например, долгое время в науке господствовала теория эфира. Опыты Майкельсона неоднократно ее опровергали, но ученые упорно ее сохраняли и только с появлением в 1905 году частной теории относительности Эйнштейна, от нее окончательно отказались.
  В этой ситуации попытался разобраться И. Лакатос (19221974). Основным в концепции Лакатоса явилось обоснование необходимости тесной связи между методологией и историей научного познания. История науки является актуальной базой научной методологии, которая в свою очередь раскрывает внутреннюю логику истории науки.
  Свою концепцию единства логики и методологии науки Лакатос попытался реализовать в «методологии исследовательских программ». По Лакатосу, исследовательские программы осуществляются в последовательной серии теорий, объединенных общим ядром уже утвердившихся в наук фундаментальных идей, принципов, законов. Связь этого ядра с постоянно меняющейся эмпирической основой опосредуется предохранительным |поясом вспомогательных гипотез, которые призваны принимать удары многочисленных эмпирических аномалий. Так как не все аномалии способны опровергнуть теорию, Лакатос разработал методологию позитивной а негативной эвристика, посредством которой определяется фальсификационный статус аномалии. В негативной эвристике сохраняется устойчивое ядро исследовательской программы, в позитивной эвристике посредством соотношения верификации и фальсификации происходит развитие теории, обогащение ее новым содержанием.
  Вместе с тем история науки свидетельствует и о том, что развитие научного знания происходит в конкурентной борьбе различных исследовательских программ. Лакатос делит все исследовательские программы на прогрессивные и регрессивные. К первым он относит те, в которых теоретический рост обгоняет роет эмпирический, т.е. развитие которых сопровождается предвидением совершенно новых фактов. Ко вторым он относит исследовательские программы, в которых рост необъяснимых фактов перегоняет рост теории. В конкурентной борьбе первые вытесняют вторые и обеспечивают рост научного знания. Связь научной методология и истории науки, характерная для постпозитивизма, была реализована в оригинальной концепции еще одного представителя этого направления Т. Куна (1922-1996). В 1963 году вышла его работа «Структура научных революций», в которой автор излагает свою концепцию истории науки.
  Основным в концепции Куна является понятие «парадигма.». Содержание его образуют, во-первых, основные принципы, фундаментальные закономерности, методологические установки, утвердившиеся в науке на данном этапе ее исторического развития; во-вторых, набор научных проблем, решение которых в духе сложившейся парадигмы определяет дальнейшее развитие науки» Соответственно этому содержанию, парадигма выполняет две исторические функции. Первая связана е защитой науки от проникновения в ее состав знаний, не соответствующих парадигме и оцениваемых как ненаучные. Вторая - связана с отбором проблем, успешное решение которых возможно на базе сложившейся парадигмы. В результате наступает этап нормального развития науки.
  Со временем возможности парадигмы в научном объяснении объектной реальности исчерпываются, количество аномалий увеличивается, ограниченность парадигмы становится все более явной. Наступает кризис нормальной науки, постепенно у ученых зреет понимание необходимости создания новой парадигмы, способной объяснить возникшие аномалии и обнаружить новую проблематику, работа над которой приведет к новому этану нормального развития науки. Переход от старой парадигмы через ее кризис к новой составляет содержание и структуру научной революции.
  Концепция Куна получила признание и широкое распространение в научной общественности, но и она была подвергнута обоснованной критике. По Куну процесс научной революции носит иррациональный характер, сменяющие друг друга парадигмы замкнуты в себе, они несопоставимы и к ним неприменим критерий, прогрессивности. Следовательно, Кун, как и Поппер, остался на позиции не развития, а роста научного знания.
  Таким образом, постпозитивистское направление в философии науки, при всех своих несомненных достижениях, не преодолело основных пороков позитивистского понимания процесса научного дознания. Неудивительно, что логическим итогом развития постпозитивизма явилось провозглашение П. Фейерабендом (1924-1994), концепция «Эпистемологического анархизма». В 1972 году выходит в свет его работа «Против методологического принуждения». В ней формулируется основная идея Фейерабенда - никакая истинная теория познания невозможна, потому что наука развивается хаотично и незакономерно. Крылатое выражение философа «допустимо все» (anything goes) [5. С. 10] доказывает, что невозможно провести границу между наукой, мифом и философией. П. Фейерабенд развивает тезис о «несовместимости» различных научных теорий, который потом стал известен как «несоизмеримость» научных теорий (теорию «несоизмеримости» развивал также Т.Кун). Ученый всегда интерпретирует факты в рамках той теории, которую он разделяет.
  Итак, постпозитивисты включают в главную тему неопозитивизма - научное знание - его историю, философию, а также рассматривают идею о связи науки, мира и философии. Развитие философии научного познания начинает включать в себя «вненаучные» факторы развития знания. В 1972 году выходит книга Стивена Тулмина (1922-1997) «Человеческое понимание». В своем труде философ исследует культурные, социальные, исторические обстоятельства принятия научным сообществом тех или иных теорий. Его интересует вопрос: как та или иная новая теория добивается признания среди других конкурирующих теорий. Тулмин обращает внимание на то, что человек не только познает, но и осознает то, что познает. Он считает, что на протяжении всей истории мысли эти два рода деятельности всегда осуществлялись параллельно [4. C.25]. Анализируя проблемы осознания познанного, Тулмин рассматривает этнографические, культурные, социальные факторы, которые «участвуют» в этом процессе. Поскольку эти факторы многообразны, то и понимание многообразно. Интересен пример философа: «Путешествие Кука должно было окончательно установить вечную структуру божественного сотворения; вместо этого его результатом была концентрация внимания на многообразии и явной изменчивости человеческих нравов, культур и идей» [4. С. 58]. В связи с тезисом о многообразии условий формирования идей и многообразии этих идей Тулмин ставит проблему так называемой «открытой рациональности». Например, для Платона рациональность ассоциировалась с неким «миром идей», а в Средние века объективное обоснование рационального познания скорее заключалось в божественном разуме [4. С.60].
  Как мы видим, поле исследования философии науки становилось все более обширным. Понятие «точной» науки, «точного» научного факта «утонуло» в многообразии «сопутствующих обстоятельств» его установления. Философские, исторические, социальные, этнографические, культурные характеристики слишком усложнили понятие о точном знании.
  Возникшие проблемы приобрели «второе дыхание» в другом направлении современной философии - в герменевтике или теории понимания.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. - М.: Иностранная лит-ра, 1958.
  2. История философии: Запад - Россия - Восток. Кн. 4. Философия XX века. - М.: «Греко-латинский кабинет» Ю.А. Шичалина, 2000.
  3. Поппер К. Логика и рост научного знания. - М.: Прогресс, 1983.
  4. Тулмин Ст. Человеческое понимание. - М.: Прогресс, 1984.
  5. Фейерабенд П. Избранные труды по философии науки. - М.: Прогресс, 1986.

 
© www.textb.net