Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


«Переоценка ценностей» в философии Ф. Ницше

  В своем исходном принципе философия Ницше непосредственно примыкает к учению Шопенгауэра о «мировой воле». Но вместо единой мировой воли А. Шопенгауэр постулирует плюрализм конкурирующих и сталкивающихся между собой воль - своего рода центров духовных сил. Ф. Ницше критически отнесся к шопенгауэровской «воле к жизни», считая, что сострадательность ослабляет и даже убивает волю к жизни. Поэтому он вводит понятие «воли к власти». В психологическом плане «воля к власти» - максимальная концентрация волевого напряжения, прежде всего в акте творчества, когда достигается высшая степень самообладания и самоопределения. Однако «воля к власти» онтологизируется, превращается в независимую от реального человека сущность всего мироздания, формирующую его через непрерывную борьбу «индивидуальных воль» за господство.
  Онтологическое предназначение «воли к власти» - это прежде всего быть объективным, постоянно действующим импульсом к «переоценке ценностей»: к отказу от не оправдавших себя нравственно-религиозных христианских ценностей, которые привели к глубокому нравственному кризису европейское общество, поиску и утверждению идеалов, способных преодолеть кризис через создание новых ценностей. Эти ценности вырастают из понимания естественного хода вещей, который определяется самым глубинным основанием мира - «волей к власти».
  «Волю к власти», стимулирующую переоценку ценностей, нельзя представлять как элемент развития, как фактор, ведущий к совершенству общества и людей. Ницше является решительным противником идеи развития, идеи общественного прогресса. Правда, в своих сочинениях философ часто использует понятие «становление», однако оно не имеет ничего общего с дарвиновской идеей эволюции, хотя последняя оказала определенное влияние на взгляды Ницше. Ницшеанское «становление» сродни до- сократовским представлениям, отрицавшим какие-либо конечные цели изменения мира и тем сохранявшим вечность первоначал мироздания. Поэтому становление у древних - это гераклитовская игра постоянного повторения мира в его вечных возвращениях. Ницше сравнивал такое «становление» с бесконечной игрой морских волн, которые постоянно накатываясь на песчаный берег, выбрасывают одни и те же существа, а затем уходят, чтобы еще бесконечное количество раз произвести такую работу - вечное возвращение.
  «Воля к власти» - это не исторический процесс, ведущий к росту числа людей, достойных звания «сверхчеловека». Такой цели у истории нет. «Сверхчеловек» появляется в процессе «вечного возвращения» как уникальный, чрезвычайно редкий дар природы, который становится для всех людей нравственным маяком, создателем новых ценностей.
  Итак, «воля к власти» является той неудержимой естественной силой, которая и определяет динамику процесса переоценки ценностей. Среди ценностей, наполняющих в соответствии с традиционными представлениями жизнь человека смыслом и целью, а на самом деле ведущих к упадку и вырождению, Ницше называет нравственные ценности. К такому парадоксальному, с точки зрения здравого смысла, выводу философ приходит в результате критического анализа принципов нравственного поведения, которые были введены в европейскую культуру учениями Сократа, Платона и их последователями. По мнению Ницше, эти философы в своем моральном учении, заменили реального человека со всеми его чувствами, страданиями, естественными природными качествами человеком вымышленным, то есть таким, каким он должен быть по их представлениям. Ущербность такой точки зрения, полагал Ницше, проистекает из отсутствия веры в мир, веры, которая позволяет видеть мир таким, какой он есть, и жить в соответствии с тем, что он предлагает. Нельзя во имя мира вымышленного подавлять мир реальный. Подмена веры в естественное становление жизни верой в несуществующий моральный идеал ведет к обесцениванию жизни, утрате ее смысла. Мораль, лишенная веры в мир, считает Ницше, приведет к тому, что «именно по моральным соображениям однажды перестанут делать добро». Смысл критики традиционной морали проясняется еще отчетливее, если иметь в виду, что для Ницше человек является носителем «воли к власти» именно как природное существо. «Воля к власти» природна и естественна, поэтому, когда во имя вымышленных моральных ценностей это природное начало человека подавляется, он становится слабым, теряет веру в себя, в свое природное предназначение.
  Из тех же последствий угнетения естественного и природного в человеке вымышленными ценностями исходит Ф. Ницше в своей критике христианства: «Когда придумали понятие «природы - противостоящей Богу, «природное», «естественное» стало означать падшее и порочное, - весь воображаемый мир христианства коренится в ненависти к природе (действительности), он выражает глубочайшую неудовлетворенность реальным... и этим все объясняется» [2. С. 29]. Было бы опрометчиво на основании подобного рода высказываний, а их немало, утверждать, что Ницше - атеист материалистического толка. Нельзя забывать, что «воля к власти» - духовный принцип мироздания. Не случайно свою критику религии философ начинает не с материалистического утверждения «Бога нет», а исторического: «Бог умер» в духовной жизни его эпохи, и задача заключается в том, чтобы понять, почему это произошло.
  Ответ Нищие, на первый взгляд, парадоксален: в смерти Бога повинно само христианство, вся его история. Христианство придало миру, который движется наугад и не имеет цели, цель - освобождение его от зла. Но эта цель придуманная, она навязана миру, чтобы утвердить Бога. В таком случае Бог становится ответственным за все невзгоды и страдания человечества, а люди, веря в Бога, избавляются от ответственности за свою историю. Несостоятельность христианства Ницше видит в том, что религиозное учение подходит к миру с ценностными суждениями, придавая ему то, чего в нем нет. Мир, следовательно, принимается не таким, какой он есть, и о нем судят через сопоставление с тем, чем он должен быть - царством небесным, с миром вечных идей и т.п. Но того, что должно быть, не существует, и нельзя осуждать этот мир от имени «Ничто».
  Признавая цель, данную Богом миру, христианство делает природу исторической и предъявляет человечеству требования сообразоваться с теми моральными ценностями, которые заранее были для него написаны и ему предложены. Христианство, таким образом, навязывая жизни воображаемый смысл, мешает выявить ее подлинный смысл. Это и ведет - по вине христианства - к смерти Бога.
  Избавленный от ценностей в результате их несовершенства, человек остается один, без Бога, но приобретает свободу. Однако свобода от груза ценностей и идеалов - нелегкая свобода, она, скорее, бремя свободы, которое давит на человека не меньше, чем груз ценностей. Переставая верить в бога, человек становится ответственным за все, что творится на земле.
  Конечно, Ницше прекрасно понимал, что человечество, освобожденное от груза ценностей, стоит на пороге произвола, который ведет к анархии, а анархия - к рабству. Не случайно высказывания Ницше по этому поводу накануне XX века многими оцениваются как пророческие. Оценивая историческое значение философии Ф. Ницше, важно подчеркнуть, что философ констатирует утрату этих ценностей и полагает, что своим учением он может заполнить образовавшуюся нравственную «нишу». Если существующие ценности, определявшие закон жизни, умерли, то разум должен взять на себя обязанность найти новый закон жизни и построить на нем иную систему ценностей.
  Эта задача чрезвычайно трудная, она под стать только сильному духу, способному, по образному описанию философа, превратить верблюда во льва, который должен «создать себе свободу для нового созидания» [3. С. 24]. Отвергая мир, в котором свобода - это ведущий в рабство произвол, Ницше полагал, что новые ценности могут быть найдены в мире, где четко определено возможное и невозможное. Если мир не преследует никакой цели, если его нельзя осуждать, и человек не может поэтому быть судьей, то мир надо принимать таким, какой он есть, и тогда отчаяние сменится радостью свободы, ибо быть свободным - это значит отказаться от цели. Свободен тот, кто без всякого принуждения остается таким, какой он есть, в мире таком, каков тот есть. Принять мир таким, какой он есть, может только «невинное дитя», своего рода «чистая доска» человеческого духа. На пути переоценки ценностей происходит превращение льва в ребенка. Принимая мир таким, какой он есть, человеческий дух принимает все его пороки и страдания. Это высокая цена, но она оправдана тем, что в слиянии с природой дух обретает «волю к власти». Мировая «воля к власти», ставшая свободой человеческого духа в своем стремлении к совершенству, порождает «сверхчеловека» - творца и носителя новых моральных ценностей, которые, в отличие от старых, чья сущность заключалась в «любви к ближнему», определяется Ницше как «любовь к дальнему».
  Этика «любви к дальнему» рассматривается философом как отрицание ходячей этики благодетельных мещан, главный смысл жизни которых в элементарной пользе, постоянных заботах о личных благах, о достатке и благополучии семьи и близких. Если отличительная черта любви к ближнему - сострадание, то «любовь к дальнему» - это даже любовь не к человеку, а к «призракам», к которым Ницше относит такие ценности как справедливость, достоинство, честь, свобода. Отсюда отличительная черта этики «любви к дальнему - бескорыстие, т.е. то, что можно выразить тезисом - «не хлебом единым». Любовь к дальнему - любовь творческая, деятельная. Она с необходимостью приобретает форму борьбы за идеалы с теми, кто видит смысл жизни в материальных благах и удовольствиях. Если психологическим коррелятом «любви к ближнему» является душевная мягкость и сострадание, то «любовь к дальнему» предполагает твердость характера, мужество, жертвенность во имя дальнего. Этика «любви к дальнему» провозглашает самоценность нравственных ценностей, их независимость от «для и ради». Поскольку в таком случае нравственное поведение становится внутренней потребностью личности, оно не требует внешней мотивации.
  Для Ницше жить по морали «любви к дальнему», быть идеалом морального и интеллектуального совершенства - естественная миссия сверхчеловека. Именно в сверхчеловеке находит свое полное выражение «воля к власти». Весь пафос нравственного учения Ницше заключается в том, что стремление к власти не есть жажда господства над людьми силой кесаря. Для Ф. Ницше это - духовная власть человека, обладающего выдающимися нравственными и духовными качествами и покоряющего людей силой духа, возвышенностью и чистотой нравственных устремлений.
  Однако судьба философии Ницше была трагичной, ее высокий нравственный потенциал был извращен, отброшен, а негативные стороны учения были использованы реакционными идеологиями XX века. «Разумеется, в истории известны философские «учения, которые были извращены и преданы, - писал Альберт Камю о трагедии Ницше, - но до Ницше и национал-социализма не было примера, чтобы мысль целиком освещенная благородством, терзания единственной в своем роде души, была представлена миру парадом лжи и чудовищными грудами трупов в концлагерях» [1. С. 176].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Камю А. Бунтующий человек. - М.: Издательство политической литературы, 1990.
  2. Ницше Ф. Антихристианин // Сумерки богов - М.: Издательство политической литературы, 1989.
  3. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.
  4. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. - М.: Издательство «Наука», 1993.

 
© www.textb.net