Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Философские воззрения И. Канта

  Иммануил Кант (1724-1804) положил начало новому философскому направлению, которое вошло в историю как немецкая классическая философия.
  Волею судеб И. Кант - наш соотечественник, так как родился, трудился и умер в Кенигсберге (ныне г. Калининград).
  Суть философского мировоззрения Канта можно выразить его собственными словами: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне. И то и другое мне нет надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или лежащее за пределами моего кругозора: я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием моего существования. Первое начинается с того места, которое я занимаю во внешнем чувственно воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой я нахожусь, с мирами, над мирами и системами систем, в безграничном времени их периодического движения, их начала и продолжительности.
  Второй начинается с моего невидимого «я», с моей личности, и представляет меня в мире, который поистине бесконечен, но который ощущается только рассудком и с которым (а через него и со всеми видимыми мирами) я познаю себя не только в случайной связи, как там, а во всеобщей и необходимой связи.
  Первый взгляд на бесчисленное множество миров как бы уничтожает мое значение как животной твари, которая снова должна отдать планете ту материю, из которой она возникла, после того как эта материя короткое время неизвестно, каким образом была наделена жизненной силой.
  Второй, напротив, бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа, через мою личность, в которой моральный закон открывает мне жизнь, независимую от животной природы и даже от всего чувственно воспринимаемого мира, по крайней мере поскольку это можно видеть из целесообразного назначения моего существования через этот закон, которое не ограничено условиями и границами этой жизни» [2. Т. 4. Ч. .2. С. 499-500].
  Но вернемся к подробностям жизненного пути философа.
  После окончания Кенигсбергского университета Кант проработал там всю жизнь. Он преподавал естествознание, математику, логику, метафизику, физическую географию. В 1758 г. (во время Семилетней войны) Кенигсберг вошел в состав Российской империи и находился в ней до 1762 г. В этот период помимо своих учебных курсов Кант читал специально для русских офицеров фортификацию и пиротехнику.
  Деятельность философа делится на два периода - докритический (занятие наукой) и критический (когда он занимался философией).
  Свой путь в науке Кант начал как астроном-теоретик, ньютонианец. Он первым поставил задачу проследить все возможные для Вселенной следствия проявления закона всемирного тяготения и понять с этой точки зрения, как устроена и развивается Вселенная. В одной из ранних работ Кант обращает внимание на то, что лунно-солнечные приливы в океане должны систематически тормозить вращение земли, а это значит, что во Вселенной, по Канту, существуют необратимые процессы: она становится иной, имеет свою историю. В своем главном астрономическом труде «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755) Кант развивает первую научную теорию происхождения Солнечной системы.
  Практически все космогонические гипотезы XX-XXI вв. сохраняют в себе ядро кантовской идеи о происхождении земли и планет из холодного газо-пылевого вещества [2. C.147-149].
  Занимаясь наукой, Кант начинает задаваться философским вопросом: насколько точно научное знание отражает мир? Это непростой вопрос, и скептицизм Д. Юма свидетельствует об этом. В трактате «О человеческой природе» Юм сделал вывод: нельзя считать, что научное знание отражает законы мира, поскольку оно целиком зависит от наших восприятий и ничем другим проверено быть не может.
  Но еще до Юма Декарт сформулировал тезис: «Я мыслю, следовательно, существую», определив знание о мире как знание с точки зрения «Я», субъекта. Во времена Канта Лейбниц в своей «Монадологии» построил философскую теорию монад как предельных реальных сущностей, способов организации реальных вещей. Согласно этой теории, эмпирическое познание не является истинным.
  Таким образом, в философии назревала проблема отношения сознания (а наука о мире и есть сознание о нем) и бытия (или мира, который изучается наукой). Она звучала так: если науки, как считал например Юм, не отражают мир, а знание есть лишь наша привычка наблюдать за одним явлением другое (солнце всходит и заходит), то почему же они существуют?
  Если науки существуют, то как они возможны? Таков вопрос Канта.
  Как же Кант решал эту задачу - задачу о знании «звездного неба»? Это вопрос гносеологии, теории познания: как возможна наука в качестве знания о мире? Остановимся на этой теме. Затем обратимся ко второй теме Канта: «моральный закон во мне», т.е. проблеме человека. Для Канта-философа проблема познания мира и проблема человека являются основными, причем они органично соединены, т.к. философ видит одно основание для таких казалось бы различных вопросов: один - по ведомству естествознания, другой - по ведомству человеческой души. Как свидетельствует выше приведенное высказывание Канта - он связывает с сознанием своего существования и звездное небо, и моральный закон. В этом состоит коперниканский переворот в философии, совершенный Кантом и им самим так обозначенный.
  Человек - фокус природного и духовного. Поэтому Кант еще знаменит тем, что он поставил фундаментальные вопросы человека и человечества: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться? Согласитесь, нет ни одного из нас, кто либо глубинно философски, либо утилитарно-практически не задавался этими вопросами
  Итак, тема первая в философии Канта: как возможно познание, как возможна наука о мире? Ведь законы науки - это всеобщее и необходимое знание, а человек никогда не имеет дело со всеми многообразными явлениями, напротив, его опыт ограничен и конкретен.
  Вспомним, что Д. Юм считал эту проблему неразрешимой. Ну а кто из нас согласится, что реальность с ее многообразием и научное знание о ней есть одно и то же? Наверное, такое утверждение невозможно. Однако наука о мире отражает мир. С этим все согласятся. Тогда возникает вопрос: до каких пределов возможно познание этой реальности? Ведь оно же существует, существует наука, которая отражает реальность. Этот вопрос Кант исследует в работе «Критика чистого разума».
  Проследим за его рассуждениями. Для решения этого вопроса Кант раскладывает «по полочкам» весь процесс познания, в котором участвуют наши чувства, рассудок и разум. Анализ позволяет ему понять, каким образом вообще происходит познание, как мы можем познать вещи находящиеся и существующие вне нас и независимо от нас.
  1. «Всякое наше познание начинается с опыта», - пишет Кант. И это нам вполне понятно, а как же иначе? «В самом деле, чем же пробуждалась бы к деятельности познавательная способность, если не предметами, которые действуют на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают наш рассудок сравнивать их, связывать или разделять и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом?» [2. Т. 3. С. 105]. Знания, которые человек добывает в этом опыте, называются эмпирическими, или знаниями апостериори, т.е. посредством опыта. Всякое знание состоит из суждений. Например: «Сегодня температура воздуха 10 градусов тепла» - это знание, выраженное в суждении апостериори.
  Почему это предложение или суждение есть знание? Потому что в нем заключена информация. Почему это эмпирическое знание? Потому что в нем зафиксировано наше знание температуры воздуха на сегодня.
  Но знание состоит не из одних только суждений апостериори. Скорее наоборот, все истины науки в виде законов, аксиом и т. д. не могут быть выражены в таких суждениях. Приведем пример суждений, в которых «превышена» способность фиксации лишь опытных данных: «Всякое изменение имеет свою причину», «Все тела имеют тяжесть». Но посредством опыта нельзя охватить все изменения и иметь опытные суждения о «всех» телах.
  2. Поэтому Кант пишет: «Но хотя всякое наше познание и начинается с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта». И далее подчеркивает, что даже если взять одно опытное знание (только чувственное восприятие), то «вполне возможно, что и оно складывается из того, что наша собственная познавательная способность (только побуждаемая чувственными впечатлениями) дает от себя самой» [2. Т. 3. С. 105]. В этом высказывании Кант выделяет два положения:
  а) наше познание не исчерпывается опытом;
  б) опытное, эмпирическое знание состоит не только из того, «что мы воспринимаем посредством впечатлений», но и из того, «что наша собственная познавательная способность дает от себя самой».
  Итак, Кант пишет о двух видах знания - знании апостериори (посредством опыта) и знании априори (присущем нашей собственной познавательной способности до опыта), которое независимо от опыта и даже от всех чувственных впечатлений. Если бы не было знания, вытекающего из нашей собственной познавательной способности, то вообще не могло бы быть знания всеобщего и необходимого, не могло бы быть науки.
  3. Что представляет собой априорное знание? Сначала разберемся в вопросе: что такое эмпирическое знание. Обратим внимание на приведенные выше слова Канта. Характеризуя опыт, он пишет, что в его процессе предметы действуют на наши чувства и «отчасти сами производят представления». Далее Кант поясняет, что в опыте мы должны еще переработать грубый материал чувственных впечатлений. На это у нас имеются определенные способности: «сравнивать, связывать или разделять этот грубый материал чувственных впечатлений».
  4. В процессе обработки чувственных впечатлений и проявляются априорные, т.е. присущие нам до всякого опыта, но в опыте проявляющиеся формы чувственности. Благодаря им, наши ощущения - это не какой-то хаос, а определенная наглядность, определенный «воззрительный порядок». А именно, мы воспринимаем предметы в форме времени и пространства. Время и пространство - априорные формы чувственности, которые и придают «воззрительный порядок» нашим восприятиям предметов и обеспечивают координацию наших чувственных впечатлений. Они являются как бы схемой, в которую мы, воспринимая наши чувственные впечатления, сразу включаем их, координируем, упорядочиваем. И эта схема есть наша собственная, присущая до всякого опыта, априорная способность. Иными словами, время и пространство в данном случае не могут быть ни внешними предметами, ни понятиями, отвлеченными от наших восприятий.
  Они априорны и субъективны: я воспринимаю мир, значит, воспринимаю его уже во времени и пространстве. Иначе вообще невозможен был бы опыт как определенный акт восприятия явлений мира или сознания. Именно поэтому время и пространство - не продукт опыта, а его условие. Кант считает, что именно благодаря этим априорным формам чувственности, возможна математика как настоящее познание, дающее всеобщее и необходимое знание. Числа есть априорные, но вместе с тем воззрительные акты сложения во времени; геометрические величины - тоже априорные и воззрительные акты сложения в пространстве.
  5. Но существуют еще априорные формы рассудочной деятельности, без которых также невозможен опыт. «В рассудке содержатся чистые априорные знания, заключающие в себе необходимое единство чистого синтеза воображения в отношении всех возможных явлений», - пишет Кант. Это основные способы понимания мира, с помощью которых мы познаем мир, познавая мир, даем характеристику опыта. Они зафиксированы в определенных способах составления наших суждений. Во-первых, в категориях количества, во-вторых, в категориях качества, в- третьих, - отношения, в-четвертых, в категориях модальности. Например, категориями отношения является категория субстанция (и принадлежность), причина (и действие), взаимодействие (или общение). Также суждения бывают - проблематические (сомнительные), утвердительные и обязательные. Им соответствуют три категории модальности: возможность (проблематичность), действительность (утвердительность), необходимость (обязательность)). Все эти категории и есть способы организации нашего опыта. Благодаря им систематизируется чувственный опыт, мы что-то понимаем в мире, познаем. Это, считает Кант, и служит для определения коренных истин, обусловливающих естественнонаучное познание.
  6. До сих пор мы говорили о способах организации нашего опыта с помощью априорных форм чувственности и априорных форм рассудочной деятельности. Но весь этот опыт как бы собирается в производящем его человеке, или точнее, в познающем субъекте (Кант называет его трансцендентальным-родовым - в противоположность индивидуальному субъекту). Именно он обладает способностью синтезировать все чувственные и рассудочные элементы познания, осуществляя единство сознания. Общая связь всех чувственных и рассудочных элементов осуществляется при условии, что существует единство и тождественность сознания самого познающего субъекта. Это единство сознания, или точнее, единство самосознания (Я=Я) Кант называет трансцендентальным единством апперцепции.
  Благодаря единству своего сознания, познающий субъект соединяет, связывает данные чувственных впечатлений и рассудка по следующим схемам: 1) аксиома воззрения, которая соответствует категории количества - субъект выделяет, обособляет предмет опыта; 2) предварение восприятия - субъект способен воспроизвести то, что было воспринято - это соответствует категории качества; 3) аналогия опыта - это узнавание воспринятого раньше. Кроме того, существуют постулаты эмпирического мышления, которые соответствуют категориям модальности - о возможности явления, его действительности или его необходимости.
  Таким образом. Кант разложил на части весь процесс познания в сфере опыта и создал теорию познания объектов внешнего мира, тем самым объяснив, как возможно естествознание. Именно изучение его объектов возможно благодаря аксиоме воззрения, предварению восприятия и аналогии опыта. Сегодня стало ясно, что под аналогией опыта Кант понимал основные положения современной ему ньютоновской физики: это понятие субстанции, понятия причины и действия, понятие всеобщего взаимодействия. Под субстанцией физика понимала наличие неизменной основы мира, нерушимый вечный порядок явлений природы. Понятие причины и действия это принцип детерминизма как необходимой и линейной связи между физическими явлениями, понятие всеобщего взаимодействия также постулат механики Ньютона. Кант проанализировал физику как опытную науку и пришел к выводу, что там «грубый материал чувственных впечатлений» воспринят с помощью априорных форм чувственности и рассудка, в данном случае категорий: субстанция, причина и следствие, взаимодействие, то есть таких понятий которые, как известно, не содержатся в мире вещей, а составляют способности субъекта.
  В наше время существует специальная отрасль философии - науковедение или философия науки. Она пришла к выводу, что развитие научного знания - нелинейный процесс. Существуют так называемые научные революции, когда происходит смена научно-исследовательских программ и возникает новая научная картина мира. Кант, анализируя ньютоновскую картину мира, предпринял первый опыт философии науки. Своим скрупулезным анализом научного знания он заслужил похвалу виднейшего философа науки ХХ в. К. Поппера: «Кант - мыслитель, у которого надо учиться тому, что такое наука». В своей теории познания Кант показал, что «чистого опыта», как например у Ф. Бэкона, быть не может.
  7. До сих пор речь шла о формах чувственности и рассудка, которые И. Кант анализирует. Но есть еще одна ступень познания - это разум, «выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцания и для подведения его под высшее единство мышления» [2. Т. 3. С. 340].
  В чем различие деятельности рассудка и разума? Если рассудок осуществляет единство нашего опыта, то разум так же как и рассудок, обладая априорными способностями, придает единство многообразным знаниям рассудка, благодаря своей логической способности делать опосредованные выводы, т.е. умозаключения. Разум стремится свести огромное разнообразие знаний рассудка к наименьшему числу принципов.
  Принципы разума отличаются от правил рассудка тем, что если правила рассудка, как мы знаем, обусловлены опытом, то принципы разума являются основоположениями. Это абсолютные принципы разума Они - необходимый элемент в системе познания, поскольку с их помощью совершается высший синтез знания, благодаря чему оно становится завершенным.
  Принципы (или идеи разума) - безусловны, т.е. сверхчувственны: они мыслимы, умопостигаемы, но не познаваемы опытным путем. «Под идеей я понимаю, - пишет Кант, - такое необходимое понятие разума, для которого в чувствах не может быть дан никакой адекватный предмет» [2. Т. 3. С. 358]. Это идеи- требования, идеи-цели, идеи-образцы, идеи-регулятивы нашего познания. Таких абсолютных принципов разума или идей, которые обеспечивают максимальное единство научного знания, и в которых осуществляется его завершенность, существует три класса:
  1. Идея безусловного субъекта или души.
  2. Идея безусловного объекта или мира (она соответствует абсолютному единству ряда явлений мира).
  3. Абсолютному единству условий всех предметов мышления соответствует идея безусловного бытия вообще или Бога.
  Благодаря этим априорным идеям разум придает систематичность нашему познанию, а деятельность рассудка из фрагментарной становится целостной. Идеи «направляют рассудок к определенной цели»: к познанию души, познанию мира, познанию Бога. Мы задаем вопросы природе сообразно этим идеям и считаем наше знание недостаточным, пока оно неадекватно им. Задавать вопросы есть собственная потребность чистого разума, т.е. деятельность разума свободна. В ней реализуется интерес разума: свести к наивысшему синтезу все имеющиеся знания, как если бы «все устроение мира возникло из намерения наивысшего разума». Таким образом, познавательная способность разума реализуется в его практическом интересе - исследовать природу, в которой отражалась бы целесообразная деятельность по устроению мира.
  8. Итак, по Канту, наука возможна, познание возможно, поскольку существует мир вещей, природа, которая служит предметом опыта, и познающий субъект, обладающий определенными способностями познания. Однако эти знания не могут претендовать на знание «вещей самих по себе», ведь предмет нашего познания - мир явлений этих вещей как результат синтеза первоначального чувственного материала и способностей нашего ума.
  Следовательно, мир мы познаем постольку, поскольку сами же его конструируем соответственно априорным формам чувственности и рассудка, а также априорным идеям разума. Отсюда агностицизм Канта: сам по себе мир вещей непознаваем, а познаваемы лишь его явления. Всякие попытки разума судить об эмпирическом мире вещей являются ложными, поскольку идеи разума, подчеркнем еще раз, безусловны, т.е. совершенно независимы от опыта, и составляют его свободную деятельность, практику. Эта деятельность выражается не в следовании опыту, а, наоборот, в активности по отношению к нему, ибо он, разум, определяет цели познанию.
  9. Заметим, свободная деятельность разума имеет свои границы: Кант считает, ,что разум не ставит и не может ставить перед собой цель абсолютного познания мира. Но что чрезвычайно важно - познание для него не самоцель, не сверхценность. Разум подчиняется определенному принципу - исследовать природу как если бы в ней отражалась целесообразная деятельность по устроению мира. И последнее, на что надо обратить внимание: главное назначение разума, по Канту, не теоретическое, а практическое или, как пишет философ, «интерес всех душевных сил» стоит на первом плане. Свободная воля познающего субъекта определяет конечную и полную цель чистого разума. Это осуществление высшего блага в мире. Идея блага составляет сердцевину практического разума. Высшие априорные принципы чистого разума оказываются обусловленными разумом практическим.
  Тут мы вступаем в новую тему кантовской философии - тему человека и его поступков («Что я должен делать», - в формулировке Канта).
  Что такое свободная воля познающего субъекта? Мир человека - это мир его личности, то есть мир, бесконечно возвышающий его ценность как существа мыслящего, а значит живущего «независимо от животной природы» (см. вышеприведенное высказывание философа). Основным регулятором жизни человека являются не законы природы, а законы человеческой природы, как существа мыслящего и, следовательно, поступающего по своим намерениям и смыслам, по своей свободе. Но свобода - не вседозволенность, ведь это свобода разумного человека. Он, будучи природен и вместе с тем свободен, сам формулирует основополагающий принцип своего поведения.
  Рассмотрим учение И. Канта о нравственности. Высшим определяющим основанием нашей воли - воли разумных существ - является нравственность, считает Кант. Он формулирует моральный закон как принуждение, значит обязательное следование определенным требованиям, категорическому императиву, дисциплине разума: «Поступай так, чтобы максима твоей воли в то же время могла иметь силу принципа всеобщего законодательства».
  Моральный закон свят и нерушим. Но человеку свойственны различные страсти, естественные склонности, например эгоизм, себялюбие или самодовольство. Кант считает, что все естественные склонности, свойственные человеку от природы, «действующие в нас еще до морального закона», либо вообще исчезают, либо превращаются в разумные. Разумное себялюбие возможно, однако самомнение вообще сокрушается моральным законом. Но чувства не отрицаются вовсе. В связи с овладением моральным законом появляются другие чувства - не по склонности, а на интеллектуальной основе. Это чувство уважения к моральному закону, уважения к себе, вместо чувства самомнения (по склонности).
  Так моральный закон, будучи объективным, определяющим основанием нашей воли, становится одновременно и субъективной основой уважения. Так на место чувства по склонности приходит моральное чувство.
  Поскольку моральный закон является чисто интеллектуальной априорной идеей и поэтому совершенно свободен от всякого эмпирического - он никогда не может быть связан с какой-то выгодой. «В самом деле, что касается природы, то именно опыт дает нам правила и служит источником истины, - пишет Кант, - в отношении же нравственных законов опыт (увы!) есть источник видимости и, устанавливая законы того, что должно делать, было бы в высшей степени предосудительно заимствовать их из того, что делается, или ограничиваться этим!» [2. Т. 3. С. 353]. Человек, наделенный моральными чувствами, свободно подчиняет свою волю закону, с неизбежным смирением своих природных склонностей. Основной побудительный мотив поступка - свободная разумная воля, сама себя определяющая (самозаконная). Этой воле свойственно чувство долга как моральное чувство. «Для людей как всех сотворенных разумных существ, пишет Кант, - моральная необходимость есть принуждение, то есть обязательность» [2. Т. 4. Ч. 1. C. 408]. Так в наших поступках проявляется дисциплина разума.
  Но человек «не так уж свят», и полное соответствие воли моральному закону, т.е. святость совершенно недоступна «ни одному разумному существу в чувственно воспринимаемом мире, ни в какой момент его существования». И мы как разумные существа, размышляет философ, должны стремиться к наиболее полному его исполнению в лице развивающегося по пути прогресса человечества. Несмотря на то, что этот путь бесконечен, мы должны совершать такое практическое движение вперед. В кантовском моральном законе вновь звучит древняя библейская заповедь, однако звучит по-новому. Кант дал ей глубокое философское обоснование. В этом принципиальная разница кантовского категорического повеления разумному и просвещенному человеку и библейской проповеди добра как правила поведения человека.
  Поскольку человек сосредотачивает в себе не только свободу, будучи разумным, но и природу (человек, как мы уже знаем, представляет собой единство природного и духовного), Кант формулирует и такой принцип категорического императива: «Поступай так, как если бы максима твоего поступка посредством воли должна была стать всеобщим законом природы».
  Человек также должен сосредоточить в себе все человеческое и нести за него свою ответственность. Поэтому категорическое повеление его поступкам выражается в таком правиле: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему как к средству, ибо человек есть цель сама по себе».
  В своей теории познания Кант ответил на первый поставленный им вопрос: «Что я могу знать?» В учении о нравственности он ответил на второй, сформулированный им, вопрос: «Что я должен делать?»
  Как решается тема Бога в философии Канта?
  Онтологическое доказательство бытия Бога является классическим способом доказательств со времен философии Средних веков и даже раньше, наряду с космологическим и телеологическим (см. гл. III- IV). Философ отвергает все три доказательства: можно доказать лишь бытие вещей, которые являются предметами нашего познания, которое начинается с чувственного восприятия. Значит, чтобы познать Бога, надо превратить его в предмет, наряду с другими предметами. Но ведь Бог - априорная идея разума. Эта идея служит практическим ориентиром для свободного человека, то есть человека, поступающего по моральному закону. Кант обосновывает новое, нравственное доказательство бытия Бога. Такое доказательство воскрешает истину христианства: верить в Бога означает прежде всего преобразовать себя.
  Кант отвечает на свой третий вопрос: «На что я могу надеяться?». Надежда выражается в нравственном поведении человека, которое максимально приближает человека к Богу как постулату практического разума. (Позже другой немецкий философ Ф. Ницше скажет о сущности Благой вести - Евангелия - не действовать, а «быть иначе»).
  Апофеозом философии И. Канта является субстанциальное понятие свободы. В нем, как в фокусе, собирается познавательная и практическая деятельность человека его вера и надежда. В образовании человека, в просвещении развивается его свобода и ответственность. Понятие свободы - основной стержень развития человечества в процессе становления гражданского общества и государства. Право каждого гражданина основано на принципе свободы не повиноваться иному закону, кроме того, на который он дал свое согласие. «Законодательная власть может принадлежать только объединенной воле народа», - пишет Кант. На такой правовой основе существует государственная власть с ее тремя ветвями: законодательной (воля законодателя безупречна), исполнительной (способность к исполнению у верховного правителя неодолима) и судебной (приговор верховного судьи неизменяем) [См. 2. Т. 4. Ч. 2. С. 234-237].
  Кант в своей философии ответил не только на вопросы:
  1. Как возможна наука, выяснив, при этом границы познающей способности как дисциплины разума. Этот вывод Канта чрезвычайно актуален для нас, ибо верить в безграничные возможности познания - наш стереотип и сегодня.
  2. Проанализировав наши возможности познания, Кант придает главное значение разуму практическому, стержнем которого является моральный закон.
  3. Человек как познающий субъект подчиняется дисциплине разума, знание - не самоцель, оно предназначено для достижения высшего блага в мире, которое должен осуществлять человек как существо свободное, а значит, поступающее по моральному закону. Кант соединил природное и надприродное, культурное бытие человека. В этом состоит коперниканский переворот: философ показал органическую связь природного начала в человеке и его духовного начала. Свободный человек ответствен за природу и свои поступки. Этот тезис Канта также чрезвычайно актуален для нас.
  Великий русский философ Владимир Соловьев отметил философские заслуги Канта в том, что он основал философский критицизм, но главная заслуга философа, по оценке В. Соловьева, что в области этики Кант стал завершителем.

 
© www.textb.net