Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Эстетическая и художественная культура Ренессанса

  Своеобразие эстетической культуры периода Возрождения превосходно описано А. Ф. Лосевым. Он обратил внимание прежде всего на свойственное Возрождению энергичное признание высочайшей ценностью красоты, и притом, - чувственной красоты. Если средневековые теологи утверждали, что чувственная красота греховна, что тело человека - пища для червей, и только, то Возрождение провозглашает идеал физической красоты. Средневековый Христос изображался как живые мощи. Возрожденческий Христос, возрожденческие святые могут быть скорбными, но в их изображениях подчеркивается и телесная возвышенность. Возрожденческие мадонны - прекрасны в своей женской привлекательности. Вообще идеальный человек для ренессанса тот, кто лучше другого в состоянии вызвать чувства восхищения и любви у противоположного пола. В мужских образах подчеркиваются мужественность и здоровье (сила, энергия), в женских - женственность и здоровье (необходимое для материнства). И не потому, что в Бога не верили. Верили и были уверены, что мир лежит во зле и что со злом надо бороться. Но ведь и энергичное мужское и изящное женское тела тоже созданы Богом. О телесной красоте, красоте природы, вселенной рассуждали самые пылкие теисты. Лосев отметил, что восторг вызывали не только объекты созерцания, не только предметы изображения, но и сами художники, творившие дело божие и по воле божьей.
  Считали, что талант художнику дается от Бога. Но талант надо было развивать и с пользой употреблять. Художник должен был быть воспитан, образован, понимать во всех науках, разбираться в философии, богословии. А первым и главным учителем художника объявлялась математика, направленная на изучение природы и человека. Если античные скульпторы делили рост человека на 6 или 7 частей (изучая их соотношение), то итальянский зодчий Альберти делил человеческое тело на 600, а немецкий художник Дюрер на 1800 частей. Реальные пропорции человеческого тела (которыми не интересовались средневековые иконописцы) теперь изучались для лучшего изображения. Эти пропорции снова, после античности, становились основанием для пропорций в архитектуре. Художники эпохи Возрождения были знатоками не только математики, но и реальной анатомии. В результате интерес к человеческому телу, к его красоте (происходящей от Бога), становился самодовлеющим, а изображаемая красота - самоценной. «Венера» художника Джорджоне - это трехмерное выпуклое изображение прекрасного обнаженного тела. Мысль о его божественности не исчезла вовсе (Венера - богиня), но как бы ушла в тень. Художник, при всей идеализации женского образа (да еще вымышленного, мифического), уже исповедовал принцип: «пиши то, что видишь и как видишь».
  Эстетическое мышление Ренессанса «вполне доверилось» (А. Ф. Лосев) человеческому разуму и человеческому зрению. В эту эпоху человек впервые стал думать, что субъективно, чувственно видимая им картина мира и есть самая настоящая, правильная его картина, что это не иллюзия. Например, мы видим как, по мере удаления от нас зримого нами предмета, он сокращается в размерах, видится иначе. И плоское изображение в живописи сменилось трехмерным, скульптурным, с учетом реальной геометрии пространства.
  А. Ф. Лосев отметил еще индивидуальную человеческую жажду жизненных ощущений, свойственную ренессансному художнику, которого интересовала природа, но для которого искусство было выше природы. Ибо оно открывало тайны природы. Художник поэтому должен был творить как Бог творил, и даже совершеннее того.
  В общем, искусству Ренессанса было свойственно бурное жизне- и человекоутверждение, утверждение активности и ценности человеческого существования. Но утверждая ценность человеческой жизни, человеческой личности, возрожденческое искусство знало и об их ограниченности, а иногда и беспомощности. Поэтому, наряду с реальным жизнеутверждающим мироощущением, ему были свойственны и грусть, и драматизм, и даже трагизм. Это касалось и живописи и скульптуры (к примеру, Боттичелли и Микеланджело) и литературы (Данте, Шекспир) и философии, особенно поздневозрожденческой (М. Монтень).
  Помимо всего отмеченного и, может быть, самым важным в ренессансном искусстве явилось то, что вместо диссонансов Средневековья, оно потянулось к гармонии. И не просто потянулось, а стало началом искусства того типа, который утвердился в Европе и доминировал до ХХ века. Да и в ХХ веке этот тип еще многое определял. Для всего так называемого «классического искусства» (живописи, скульптуры, архитектуры, литературы), может быть менее всего для музыки, ибо она развилась позже. Для его принципов, критериев красоты, художественности, способов изображения и выражения. Для всего этого исходным стало то, что было заложено в эпоху Возрождения. Для классики оказалась характерной гармоничная содержательная оформленность (даже если она мятежна), завершенность, согласование частей, частей и целого - в едином замысле и в его воплощении. Это доминировало вплоть до модернистских прорывов в иное. Но и «прорывы» эти до сих пор работают на оппозиции классике, используют ее мотивы, сосуществуют с ней и нередко негативно оцениваются именно в сопоставлении с ней, по критериям красоты и содержательной глубины, свойственным ей и ее восприятию.
  Ренессанс породил не просто новые формы облагораживания, очеловечивания мира, его окультуривания. Подобные формы рождались и до этого периода.
  Ренессанс дал толчок к рождению нового типа художественной культуры и развитию современного профессионального искусства. И это касалось не только искусства, не только художественной культуры. Частично совпадавший с ренессансом, частично последовавший за ним процесс так называемой «реформации» уже очевидно был процессом становления вообще новоевропейской цивилизации и культуры во всем их своеобразии, которое во многих истоках - ренессансно.
  Особенности культуры эпохи Возрождения (не цивилизации, а именно культуры) связаны с тем, что в этот период впервые в истории (по крайней мере в истории регионов Европы и ее ближайшего окружения) культура вышла к самосознанию на ее специализированном и даже высшем уровнях. Конечно, был существенно обогащен и уровень витальный. Но важно не это. И даже не столько то, что реальным ценностями культуры уже становятся, наряду с Верой, Добро, Красота, Истина, в их земных вполне жизненных проявлениях. Существенно то, что осмысленными, целенаправленными становились попытки земного воплощения этих ценностей (не вовсе и не всегда удачные) в искусстве, в создании идеалов общественного устройства. Реальная обработка, облагораживание оформление человеком своей среды и самого себя обрели неустойчивую еще, но направленность к до сих пор несуществующей общечеловеческой культуре.

 
© www.textb.net