Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Ренессанс как начало коренного перелома в цивилизации и культуре Европы

  Возрождение оказалось началом того самого перелома, который привел к так называемой современной цивилизации и культуре, развившейся в Европе, и зачастую считавшейся не только самой передовой, но и общечеловеческой. В Европе началось движение к машинной цивилизации с ускоренным развитием науки и техники, существенным изменением характера производства, ростом человеческих потребностей и возможностей их удовлетворения. В это время человек начал ощущать себя царем природы, верящим не столько в судьбу, не только и не столько в Бога, сколько в самого себя, в свой разум, в свои способности к творчеству, в возможности самых невероятных деяний и свершений. Средневековье тяготело к устойчивости, к покою, хотя и не достигало его. Ренессанс стремился к динамике, движению, изменениям. В Средневековье человек удобно и защищенно чувствовал себя, будучи частью группы, общины, сословия. Выбиться из групповых связей, остаться одному, стать свободным, - было страшно. Возрождение пробуждает личностное начало, порождая индивидуализм титанических масштабов.
  Вся эта ломка мировоззрения совершалась бурно и проявлялась весьма противоречиво. Так, в религиозной культуре, религиозном быте, религиозном мировоззрении обнаружился сложный симбиоз язычества: и античного, и средневекового, и мистики, и собственно христианства, окрепшего в Средние века. Вроде бы очевидно нарастает разумность, рациональность веры. Но при этом, как ни странно, усиливается вера в знамения, магию, колдовство, астрологию. Это касалось даже первосвященников и гуманистов-ученых. Исследователи ренессанса отмечают, что в этот период повсеместно гадали на трупах, составляли любовные зелья, массово верили в привидения, в дурной глаз, порчу. Изменилось отношение к предметам религиозного почитания. Все, что требовало благоговейно-целомудренного отношения, стало близким, доступным для всяческого натурализма. Изображения возрожденческих мадонн фактически переставали быть иконами. Они стали светскими портретами или картинами, изображающими дам, притом дам чаще всего, так или иначе, близких художникам. Вера явно расшатывалась. И вполне понятны действия церкви, которая именно в это время развернула активность «святой инквизиции». Ибо ересь в обычной жизни стала и распространенной и опасной, порой чуть ли не богоборчески- титанической.
  Вообще многое в ренессансную пору было ориентировано на титанизм. А. Ф. Лосев считал выражение «титаны Возрождения» не просто словами. Ренессансная жизнь оказалась направленной к использованию всего и максимально. И это проявилось в известных завоеваниях, тех, что дали основание считать Ренессанс временем расцвета культуры, прежде всего художественной, но не только. В искусстве, науке, политической жизни эпохи Возрождения засверкало множество имен людей, которые до сих пор признаются великими или даже величайшими в истории человечества. Согласно концепции Л. Н. Гумилева, очевиден колоссальный «пассионарный взрыв» в ренессансной Европе. Художники, такие как Джотто, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Тициан, Дюрер и десятки, если не более, других. Литераторы и мыслители, начиная с Данте и Петрарки, Боккаччо, Эразма Роттердамского, Рабле и т. д., и кончая Монтенем и Шекспиром. Томазо Кампанелла, Томас Мор, Джордано Бруно, Макиавелли. И множество других из разных областей знания, искусств, практической деятельности. Огромно количество великих произведений искусства и мастерства, открытий, свершений.
  Но тот же А. Ф. Лосев показал, что если бы мы остановились на позитивно-гуманистическом богатстве возрожденческой действительности, картина получилась бы прекрасная, но неверная, ибо односторонняя. Во-первых, огромные массы людей оставались в состоянии ничем особенно не отличавшемся от того, что было в эпоху Средневековья. Во- вторых, пассионарии, и по Гумилеву, - люди деятельные не только в качестве творцов цивилизации и культуры, но и в качестве разрушителей. Гуманизм и титанизм эпохи Возрождения мало того, что проявлялись далеко не везде и не всегда, хотя достаточно ярко, чтобы оставлять следы, воздействие которых ощущается до сих пор. И гуманизм и титанизм проявились очень неоднозначно, особенно что касается нравственности, гуманности в ее жизненной реализации. В возрожденческой Италии, например, разгул страстей, своеволия и распущенности достигал тоже титанических размеров. Священнослужители содержали мясные лавки, кабаки, игорные и публичные дома. Ренессанс откровенно проявил желание грешить и получать наслаждение, хотя бы и через насилие. В связи с этим, организация и систематизация разврата, легализация проституции и сходных с ней форм (куртизанки, фаворитки и др.) казались даже необходимыми для защиты брака и семьи (см. об этом: Фукс Э. Иллюстрированная история нравов. Эпоха Ренессанса. - М., 1993. Гл.У.). Монахини читали «Декамерон» Боккаччо и нередко предавались оргиям. Тысячи монахов и монахинь жили вне монастырей. В церкви пьянствовали и пировали почти открыто. Лосев пишет о том, что Папа Александр VI и его сын Цезарь Борджиа собирали на свои «праздники» до 50 куртизанок. Незаконных детей имели все: ученые-гуманисты, художники, духовные лица, князья. Ценились непристойные книги и такие же шутки. Политические деятели занимались коварными интригами и отличались невероятной жестокостью в борьбе за власть. В этой борьбе использовалось все: козни, убийства из-за угла, погромы, поджоги, грабежи, отравления (вплоть до отравления чаш со святой водой). При этом, тиран, изверг, мучитель мог быть прекрасно образован и ценить науки и искусства. Сами гуманисты непрерывно соперничали и не брезговали ни кулаком, ни кинжалом, будучи чрезвычайно самолюбивыми и тщеславными. Святая инквизиция организовалась как специальное учреждение тоже в этот период и действовала фактически бесконтрольно, устанавливая полный беспредел с пытками, конфискацией имуществ.
  А. Ф. Лосев видимо прав в том, что все это было отвратительным выражением коренной ломки порядков и отношений, существовавших до этого. Такая ломка потребовала сильных страстей и характеров. И в ответ на эту потребность пришли гиганты мысли и чувства и титаны земного самоутверждения. Расцвел индивидуализм, о котором невозможно судить по принципу «хорошо» или «плохо». Он стал нужен, а проявился во всем и весьма по-разному. Что касается морали, правда, то при этом утверждается не христианская нравственность, не христианский идеал поведения. Зарождается мораль купцов и банкиров, шерстянщиков, мореплавателей, зорких политиков, расчетливых, но пока еще не сухих и скучных, коммерсантов. Ренессанс реализовывал удивительную смесь неистовой энергии, кровавой вспыльчивости и мстительности (особенно в Италии, на юге) с мелочным расчетом. Смесь азарта со стяжательством, осторожности с тягой к риску и авантюре. Это была и смесь аморализма, политиканства, бескультурья с, как ни странно, мощно реализующейся устремленностью к облагороженности, возвышенности жизни, мыслей, чувств. Витальный уровень культуры, не преодолевался, а как бы дополнялся ее специализированным уровнем. Тяга к физическому обжорству, комфорту, наслаждению, у многих совмещалась со стремлением к духовному пиршеству и гурманству. Последнее ярче всего обнаружило себя в эстетической стороне жизни, связанной как всегда с ее религиозной и нравственной составляющими.

 
© www.textb.net