Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Осознание грядущих перемен в их значимости для культуры

  Не случайно именно в XX веке остро встал вопрос о том, что же все-таки такое культура? Но рассмотрение судьбы и особенностей, этого, ставшего в XX веке непонятным феномена, следует начать, возвращаясь в век XIX-ый. Ибо не только в метаморфозах искусства второй половины и конца XIX столетия все явственнее проступали черты грядущих перемен. Как везде, несколько опережая время, отдельные, прежде всего европейские мыслители, видели их приближение. В сознании мыслителей мир, все еще казавшийся обывателям в целом устойчивым, в общем надежным, - предстал неравномерно, неровно и быстро движущимся, готовым катастрофически обрушиться, обнажающим в своем развитии бездны, провалы. В реальности все это начало подтверждаться лишь с начала XX века, с первой мировой войны и революции в России, а в науке с открытий ученых-физиков, проникавших в микро и макромиры. Но то, о чем в 1907 году в книге «Творческая эволюция» живописал французский философ А. Бергсон - о многовариантности и сложности мира и его движения, его фундаментальной неустойчивости, нестабильности, - вот это раньше, по-иному, выразил и Ф. Ницше и З. Фрейд, и отчасти, немецкие философы-неокантианцы. Впрочем, о последних мало кто слышал, кроме специалистов. А вот Ницше и Фрейд были услышаны широкой аудиторией, поначалу эпатированной, почти оскорбленной небывалой откровенностью и, мягко говоря, странностью их размышлений и утверждений. Они оба, каждый на свой манер, опрокидывали представление о разумности существующей цивилизации и культуры, о разумности как главной ценности бытия и о разумности других ценностей этого самого бытия.
  Чем ближе к XX веку, тем более нарастал интерес мыслителей к осмыслению не просто бытия, а именно человеческого бытия, его значимости, смысла жизни, ее ценностей, которые, как ни странно, оказались весьма сомнительными. Ф. Ницше прямо-таки обрушился на незыблемость идеалов святости, добра, красоты. Он увидел, что несмотря на внешне вполне благополучное развитие христианской цивилизации, вся система ее ценностей умирает. В христианской Европе с ее наружной благопристойностью, кажущейся устойчивостью религиозных верований, Ницше заявил: «Бог умер», вера не является действительной движущей силой и принципом поведения людей. И «смерть Бога» знаменовала собой не только умирание традиционной религии, а, главное, - гибель безусловных ценностей традиционных жизни и культуры. Ведь Бог воплощал в себе абсолютные Истину, Добро и Красоту, вообще ценности духа. Ницше, констатировав это, не призывал к спасению, сохранению ценностей, ибо умирающее должно умереть. По мнению Ницше, ценности, в том их виде и значении, которые они приняли в ходе развития христианской культуры, нужно отвергнуть, низринуть. Ницше выступил с острой критикой фальшивой, лицемерной христианско-буржуазной морали, против пошлости жизни европейского общества (с расчетом, корыстью, вещными мелочными интересами). То, что при этом выдвигалось немецким мыслителем в качестве новых идеалов и ценностей (воля к власти, идея сверхчеловека, настоящее серьезное искусство), выглядело очень поэтичным, было слишком многозначным и не могло стать реализуемым. Сама форма, в которую обрекал свои идеи Ницше (по сути художественная) допускала разнообразие трактовок смыслов высказанного. Оценки Ницше поэтому колебались от признания его то бунтарем-революционером, то чуть ли не религиозным пророком, - вплоть до третирования философа, как идеолога фашизма. Ницше конечно не ответственен ни за революцию, ни за фашизм, который пытался использовать его наследие. Этот поэт-философ раньше других разглядел признаки грозящих человечеству духовных тупиков и катастроф и сумел привлечь внимание к болезненным проблемам бытия цивилизации и культуры. По-другому о том же «кричали» теоретики марксизма и некоторые другие мыслители. Все они пытались вновь и вновь осмыслить будущее, перспективы человеческой свободы, человечества. Еще в конце XVIII века Ф. Шиллер в стихотворении «Вселенские мудрецы» иронизировал над попытками философов до конца понять законы, управляющие миром. Стихотворение заканчивалось тем, что до тех пор, пока философия не сможет управлять миром, им будут управлять голод и любовь. Марксизм очевидно исходил из того, что миром правит голод, и стремился показать, как преодолеть эту роковую зависимость людей, изначально извратившую всю их историю. Предлагалось идти путем дальнейшего развития производства, на основе радикальных социальных и экономических преобразований. Революция в России позже стала грандиозным (и провалившимся) «экспериментом» по воплощению этой идеи. Но уже в конце XIX века идея эта выглядела не только и не столько утопичной, сколько в принципе неверной, ибо на первое место среди ценностей жизни выдвигалась сытость. В 1883 г. русский поэт Надсон писал:
  «Нет, я больше не верую в ваш идеал
  И вперед я гляжу равнодушно.
  Если б мир ваших грез наконец и настал, —
  Мне б в нем было мучительно душно:
  Сколько праведной крови погибших бойцов,
  Сколько светлых созданий искусства,
  Сколько подвигов мысли, и мук, и трудов,
  И итог этих трудных рабочих веков -
  Пир животного сытого чувства!
  Жалкий, пошлый итог! Каждый честный боец
  Не отдаст за него свой терновый венец...»
  Ницше в этом же году закончил книгу «Так говорил Заратустра». Правда, в этом же году русский революционер Г. В. Плеханов создал марксистскую группу «Освобождение труда»,
  начавшую пропаганду идей марксизма в России. Марксизм в его российском варианте оказался вполне рациональным и трезвым опровержением буржуазного рационализма. Человек рассматривался как социальное существо, находящее свое счастье в борьбе за лучшее будущее всего человечества, обеспечиваемое полным удовлетворением потребностей каждого члена общества (прежде всего - материальных!). Преодолевая при этом угрозу голода, разобщающую их, люди должны были обрести и свободное время и условия для своего духовного развития. Вопрос, однако, в действительности состоял в том, - каким образом духовно неразвитые в массе своей люди смогут придти к этому «царству божьему» на земле без массового насилия, уничтожения друг друга. Российский эксперимент показал, что насилия в ходе достижения целей революции - более, чем достаточно, а достижение благородных целей - все время отодвигается на потом. Кроме того, хотя и не сразу, выяснилось, что сама по себе сытость, даже всеобщая, достигается быстрее на буржуазном, капиталистическом пути развития.
  Человек оказывался гораздо более сложным существом, чем это представлялось веками. В конце XIX столетия недаром начали интересоваться не только внешними условиями бытия человека, внешними его действиями, но и их мотивами, внутренними основаниями. Начала развиваться психология. Причем, опять-таки, с одной стороны, в стремлении к новому развитию - рационально, экспериментально обоснованной науки о психике человека (например Сеченов, Павлов в России). С другой стороны, в попытке прорыва к глубинам той же психики, в связи с открытием сферы бессознательного и ее значения, прорыва, начатого З. Фрейдом. Любопытно, что если вспомнить шиллеровскую мысль о голоде и любви, правящих миром, то Фрейд, в отличие от Маркса, сделал акцент на последнем, обратив особое внимание на роль в жизни человека и общества сексуальных влечений. И хотя роль именно этих влечений была им явно преувеличена, важным стало то, что Фрейд привлек внимание к тому, откровенные размышления о чем считались по меньшей мере неприличными. Это произвело на европейскую общественность действие не менее ошеломляющее, чем идея переоценки ценностей Ницше. Действие, повлиявшее на характер культуры XX века в целом ряде отношений.
  Искусство конца XIX века, идеи Маркса, Ницше, Фрейда и ряда других мыслителей, - все это, вместе и порознь, выражало то, что культура, по крайней мере европейская, входила в XX век с явным ощущением своего предгрозового или предкризисного состояния. Культура в конце XIX века и начале XX века стала осознаваться в ее противопоставленности движению цивилизации, катящейся к пропасти.

 
© www.textb.net