Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.3.1. Элитарная культура

  Участие в культурной жизни, вклад в культуру и т.п. связаны с деятельностью, осуществляемой носителями субкультур. Разделение на массу и элиту определяется тем, что элита владеет знаниями и творческими умениями, недоступными большинству других, часто властью и богатством, и потому ощущает своё положение «над» массой. Данное разделение ведёт начало из глубокой древности человечества. Элита складывалась как жреческие и правящие группы, а также как торговые и финансовые сословия. Часто все эти функции выполнялись одной и той же общественной группой.
  Так, в древней Месопотамии (Шумере, Вавилоне) храмы — то есть жречество — были центрами ремёсел, деловой жизни, наблюдений за природой (прежде всего звёздным небом). Известно, что храмы владели рабами, землёй и орудиями труда, а также нанимали мастеров. В то же время храмы действовали как настоящие банки: на сохранившихся клинописных таблицах содержатся многочисленные записи об отдаче земли в аренду, о предоставлении ссуд зерном, скотом, о ссудных процентах. Шумерские жрецы изобрели контракт как юридическую форму деловых отношений. Сверхбогаты были и храмы древнего Египта. Они владели большой долей обрабатываемой земли (до 15 процентов), собирали свои налоги, получали десятую часть военной добычи. Жрецы участвовали в управлении страной, влияя на решения фараонов. Параллельно развивалось торговое сословие, причём в Вавилоне и Финикии купеческая верхушка соперничала богатством и властью со жрецами и вельможами.
  Позднее элита продолжала существовать как аристократия, правители (в том числе вельможи, высшие чиновники) и клир. В средние века в Европе в состав элиты входит рыцарство. Оно считает себя истинной аристократией, оно властвует в европейских государствах и создаёт новую систему ценностей, заменившую многие старые составляющие европейской культуры. Именно на основе рыцарской субкультуры возникают представления о патриотизме, выходят на ведущие места дух жертвенности, стремление к справедливости, к защите слабых, кардинально меняется представление о любви между мужчиной и женщиной, само место и статус женщины в обществе. К концу Средневековья к ней постепенно приближаются финансисты, удачливые торговцы. В Новое время всё более заметную роль в элите начинают играть представители буржуазии.
  Субкультуры элиты и массы различаются возможностями, которыми располагают названные общественные группы. В частности, коллекционирование произведений искусства ещё на заре цивилизаций стало символической демонстрацией богатства и власти, отличительным признаком элиты. Властители любили окружать себя великолепием, подавлять подданных роскошью, важную часть которой составляли коллекции произведений искусства. Позднее сюда стала добавляться грамотность, поскольку письменные документы показали свою высочайшую эффективность в экономике, в политическом управлении, в религии, науке и финансах. На этой основе возникло коллекционирование литературы. Постепенно традиции собирания произведений искусства и литературы стали приобретать самостоятельную ценность, переставая быть только признаком элитности и доставляя владельцам коллекций эстетическое наслаждение. Однако доступность таких коллекций простонародью, массе очень долго была крайне ограниченной.
  Собирание книг не было так тесно связано с аристократией, как коллекционирование живописи, скульптуры, ювелирных шедевров и т.п., включая дворцы. Грамотность долгое время не входила в число добродетелей, необходимых аристократам. Известно, например, что император Священной Римской империи Карл Великий только в весьма зрелом возрасте с трудом овладел чтением, письму же так и не научился. Библиотеки были принадлежностью учёных и тех людей, чья работа требовала образованности (священники, чиновники, в наши дни — учёные, профессионалы-специалисты). Собрания рукописей существовали ещё в древнем мире, и система государственных и школьных библиотек была в Риме. Но сеть общественных библиотек сформировалась только начиная с середины ХК столетия.
  Природа коллекционирования искусства изменилась в эпоху индустриализации и демократических революций, которые начались со второй половины ХУШ столетия. Художественные коллекции, которые прежде принадлежали монархам, привилегированным классам и церкви и редко открывались публике (за исключением общедоступной части церковного искусства), стали в большинстве европейских стран общественными музеями.
  Однако разрыв между массами населения и элитными группами не исчез и даже не так уж сильно сократился. Прежде всего, создавать культурные ценности могут всё же далеко не все. Не говоря уже о таких продуктах, как научные теории и открытия, очевидно, что и художественной творчество тоже дело не для всех, особенно в таких видах, как симфоническая музыка, живопись, литература. Кроме того, и для восприятия произведений высокого искусства нужна определённая подготовка, тем более серьёзная, чем более новаторским является произведение. Потребность в потреблении ценностей высокой культуры тоже приобретает вовсе не большинство. Сегодня элитные группы как раз и включают тех, кому доступно творчество и восприятие ценностей высокой культуры. Для массы эти ценности обычно кажутся чересчур сложными, часто даже скучными и потому ненужными.
  О существовании элитных групп в обществе писал ещё Платон. Позднее пытались научно осмыслить соотношение и взаимодействие элиты с массой в обществе философы А. Шопенгауэр и Ф. Ницше.
  В своей книге «Мир как воля и представление» (1844) А. Шопенгауэр пишет, что общество состоит из «людей гения» (тех, кому доступно эстетическое созерцание и художественное творчество) и «людей пользы» (способных только на работу под руководством других, материально полезную). Ф. Ницше в известных работах «Рождение трагедии из духа музыки» (1872), «Человеческое, слишком человеческое» (1878), «Веселая наука» (1872), «Так говорил Заратустра» (1884) представляет человека элиты как «сверхчеловека». «Сверхчеловек» у Ф. Ницше занимает привилегированное положение в обществе и обладает выдающейся чувствительностью к искусству.
  В ХХ веке концепцию элиты разрабатывали многие известные философы и социологи, в том числе В. Парето, Г. Моска, Ч.Р. Миллс и др. В 1925 году появилась небольшая книга испанского мыслителя Х. Ортеги- и-Гассета «Дегуманизация искусства». В ней проводился тезис, что новые, возникшие во второй половине ХІХ и начале ХХ веков формы искусства обращены не к массовой публике, а к избранной, к элите. При этом новое искусство призвано уводить людей от реальной жизни, его основой является «дегуманизация». Искусство ХХ века сознательно разделяет публику на способных к его восприятию и на остальных, к этому не готовых. Правда, вхождение в элиту, пишет Ортега, определяется не аристократическим происхождением и не принадлежностью к привилегированным слоям общества, а природными задатками, «божиим даром». Только элита обеспечивает общественный прогресс, поэтому именно ей адресовано искусство.
  Эти идеи продолжают концепцию «чистого искусства» или «искусства для искусства», которая представляет собой полемическое преувеличение особенностей элитных групп. В России на рубеже ХІХ-ХХ веков такие идеи активно пропагандировало объединение «Мир искусства», на Западе — многие творцы авангардного искусства.
  Традиционная связь высокого искусства и собраний произведений искусства с классовыми привилегиями привела некоторых революционеров и авангардистов ХІХ и ХХ столетий к выводу, что учреждение демократической культуры требует разрушения памятников аристократической культуры, собранных в музеях, и самих музеев как хранилищ этого типа культуры.

 
© www.textb.net