Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


8.3. Реформы Петра I и модернизация культуры России в XIX - начале XX в.

  XVIII век - век модернизации культуры России. Как историко­культурное явление модернизация представляет собой отвержение свойственных культуре традиционных принципов и возникновение новых, нередко связанных с инокультурными ценностями. На смену устремленности в вечность приходят ограниченные земной жизнью цели. Единый для всего общества духовный идеал сменяется частными идеями; вместо символизма распространяется прагматизм. Изменяется тип мировосприятия: человека духовного, устремленного к Богу, вытесняет человек психический, душевный, сконцентрированный на собственных ощущениях. Таким образом, модернизм - процесс обмирщения веры и культуры, отход человека от Бога.
  В России эпоха модернизма начинается несколькими столетиями позже, чем в Европе и внедряется властью «сверху», что обусловило особый драматизм столкновения нового и традиционного типов миропонимания. В принципе, русская культура имела открытый характер во все времена: многие ее шедевры созданы при посредстве греческих (Киевская София), болгарских (Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского), романских (Владимиро-Суздальское зодчество), итальянских (Московский Кремль) мастеров. Весьма интенсивными были западные влияния в XVII в.: католическая культура Польши проникала через Украину, протестантская культура Северной и Центральной Европы - через Новгород и Псков. Но до XVIII в. заимствования носили характер инноваций, при которых базовая культура сохраняла свое определяющее значение. При Петре происходит насильственная европеизация, вестернизация России, попытка изменить сам тип культуры.
  Духовный смысл петровских реформ сегодня определяют как столкновение идеационной (главное — идея) и сотериологической (направленной на спасение души) культуры Руси с западной культурой, в которой в XVIII в. утверждалась ориентация на мирские ценности. В результате многое изменилось в самом человеке и вокруг него. Но как показали события последующих веков, петровские реформы не произвели цивилизационного слома, идеи служения высшей правде (а не самому себе) остались главными в сознании народа, Церкви, самого царя. «Батюшка православный царь» и в европейских одеждах был лицом, ответственным за свой народ перед Богом и, значит, «рабом Божиим». Православная духовная традиция не пресеклась.
  Личность, деяния, роль Петра I в русской истории и культуре поныне вызывают противоречивые оценки: от царя-антихриста до Отца Отечества. По мнению С.В.Бушуева, «пока жива Россия, не умолкнут споры о Петре Великом, начатые еще его современниками». Император вошел в историю как великий преобразователь; одновременно его дела и поведение давали много поводов к критике, его личность противоречива. Вопреки распространенному мнению, Петр был человеком церковно­православным в силу полученного им воспитания. В то же время многие деяния Петра несут печать секуляризма, антицерковности, западничества. С одной стороны, Петр преклонялся перед достижениями европейской культуры; с другой, был патриотом своей Родины. Перед Полтавской битвой Петр обратился к войску со словами, выявляющими его верность традиционным ценностям: долгу, служению Родине, вере: «Воины, пришел час, который решит судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и Церковь. Имейте в сражении перед собой правду и Бога, защитника вашего. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, жила бы только Россия во славе и благоденствии, для благосостояния вашего».
  К историко-культурным реформам Петра можно отнести:
  1) развитие науки и техники;
  2) развитие светского профессионального образования и книгопечатания, особенно учебной литературы;
  3) секуляризацию культуры (развитие светской живописи, скульптуры, гравюры, дворцово-парковых и архитектурных ансамблей гражданского назначения);
  4) создание новой столицы - Санкт-Петербурга;
  5) переход к регулярной застройке городов;
  6) реформу календаря (введение эры от Рождества Христова и начала года 1 января);
  7) введение гражданского шрифта и арабских цифр;
  8) развитие периодических печатных изданий (газеты «Ведомости»);
  9) европеизацию внешнего облика (брадобритие, европейское платье, ношение мундиров);
  10) создание публичного театра («комедиальных храмин»);
  11) введение ассамблей с участием женщин;
  12) усиление светскости и рационализма в бытовом укладе жизни.
  Во многом реформы Петра I привели к утрате культурной целостности России. Преобразования в области государственно­церковных отношений, связанные с заменой патриаршества Священным Синодом, привели к подрыву «симфонии» (согласия) духовной и светской властей. Целостность религиозно-церковного сознания русского народа была нарушена, в российскую культуру внедрялись протестантские образцы.
  Яркая черта нового периода - устремленность к знаниям, образованию, науке. XVIII в. - век русского Просвещения, когда образование изымается из ведения Церкви. Вместо церковно­приходских и монастырских школ на базе Священного Писания и святоотеческого наследия развиваются разные модели образования: общеобразовательное начальное (цифирные школы - в них изучают арифметику, геометрию, письмо), профессиональное (школа математических и навигацких наук в Сухаревой башне в Москве, артиллерийская, инженерная, медицинская, горнозаводская школы). Эти школы были государственными и светскими. Учение стало важнейшим делом молодых людей: в 1714 г. был издан указ, запрещавший жениться тем, кто не имеет свидетельства об образовании. Тогда и возникла поговорка: «Не хочу учиться, хочу жениться». Зарождается академическое образование: детище Петра - Петербургская Академия наук, созданная в 1725 г., «дабы науки размножены и в лутчее состояние приведены были». В 1755 г., при посредничестве графа И.И. Шувалова, «для генерального обучения разночинцев» открылся Московский университет, носивший надсословный характер. Указ об его открытии был подписан 25 января, в день св.мц. Татианы - с тех пор она считается покровительницей Московского университета и российского студенчества. При университете работали библиотека, типография, устраивались публичные лекции, вышло руководство по поведению «Юности честное зерцало» (пер. с немецкого, дополнен самим Петром). Возникли элитные дворянские учебные заведения закрытого типа: Шляхетский и Пажеский корпуса, Смольный институт, Царскосельский лицей. На новых началах сформировалась духовная система образования, давшая новое по типу ученое монашество, осознававшее свои просветительские и миссионерские задачи, готовое проповедовать в светской аудитории, сотрудничать с правительством. В конце XIX в. церковно-приходская система восстанавливает свои права в качестве народной школы.
  Вершина Просвещения - царствование Екатерины II, довершившей начинания Петра. Всеобщее образование высших сословий принесло ощутимые плоды в области литературы, архитектуры, изобразительного искусства, географических открытий, наук, техники, военного дела. Крупнейший деятель послепетровского времени - выпускник московской Славяно-греко-латинской (первого на Руси высшего учебного заведения еще церковного типа) и Петербургской академий М.В. Ломоносов, чье имя овеяно всенародной славой, чьи открытия лежат в основании современной науки, а произведения составляют золотой фонд русской культуры. Это - чрезвычайно разносторонняя и цельная личность; как отмечал А.С. Пушкин, «историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник.» Ломоносов был безгранично предан науке. Однажды, рассердясь, граф И.И. Шувалов пригрозил отставить его от Академии; «Нет, - возразил ученый, - разве Академию от меня отставят». Выдающиеся русские мастера: архитекторы В.И. Баженов и М.Ф. Казаков, скульптор Ф.И. Шубин, композитор Д.С. Бортнянский - уже в XVIII в. вышли на уровень высших достижений мировой культуры. Россию этого времени прославили великие полководцы и военачальники Ф.Ф. Ушаков и А.В. Суворов, историографы и литераторы Г.Р. Державин и Н.М. Карамзин. В XIX-XX вв. открытия мирового уровня в области науки и техники совершили математики Н.И.Лобачевский и П.Л. Чебышёв, создатель Периодической системы элементов Д.И. Менделеев и изобретатель радио А.С. Попов, авиатор А.Ф. Можайский и зачинатель космонавтики К.Э. Циолковский, нобелевские лауреаты физиологи И.П. Павлов и И.И. Мечников.
  Поразительных успехов добились путешественники и первооткрыватели. Начиная с похода Ермака (1580-е гг.), Русь, как пишет Л.Лебедев, «вышла “из берегов”, из своих исконных национально-исторических границ, превращаясь в мировую державу, и стремительно двинулась на Восток. <.> Двигаясь в направлении, обратном тому, в котором шли когда-то несметные монгольские полчища, Русь пошла забирать себе почти всю бывшую империю Чингисхана». Уже к середине XVII в. «колумбы Росские» (термин М.В. Ломоносова) достигли Амура (Василий Поярков и Ерофей Хабаров), Охотского моря, Колымы; обогнули Азиатский материк, доказав разделение Азии и Америки (Федот Попов и Семен Дежнев во главе семи плоскодонных весельно-парусных судов — кочей). За 60 лет Русь прошла — перемахнула! — от Урала до Тихого океана. Жажда воли, познания, подвига, желание послужить Отечеству толкали первопроходцев «на край» и «за край» света. Для сравнения: путь от Атлантического океана на востоке до Тихого на западе в США был преодолен за 350 лет. В XVIII в. Академией наук были организованы исследования Камчатки, Сибири, Ледовитого океана. Витус Беринг (датчанин на русской службе) и А.И.Чириков, селенгинский купец Андреян Толстых, основатель Российско-Американской компании курянин Г.И.Шелехов и ее директор каргопольский купец А.А. Баранов, подвергаясь бесчисленным трудам и опасностям, не только прокладывали пути к островам северной части Тихого океана, к побережью Аляски и Калифорнии, но и приводили «в подданство под высочайшую руку» новые народы, изучали их быт и нравы, открывали для них школы, знакомили с православием, крестили. С конца XVIII в. к берегам Америки посылались и специальные церковные миссии; в составе первой — находился прп. Герман Аляскинский, вторую — возглавил свт. Иннокентий (Вениаминов), будущий митрополит Московский. В 1803 г. И.Ф. Крузенштерн и Ю.Ф. Лисянский отправились в первую кругосветную экспедицию, в 1820 г. Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев открыли Антарктиду. Мировую известность получили исследователи Н.М. Пржевальский, П.П. Семенов-Тян-Шанский, Н.Н.Миклухо-Маклай.
  Но идеалы Просвещения довольно быстро обнаружили и свою противоречивость. Сама императрица, слывшая «философом на троне», была не только просвещенной государыней, но и первой помещицей, раздававшей земли и людей своим фаворитам. Выявилась ограниченность просветительского рационализма: в сознании, лишенном абсолютных ценностей, апофеоз ratio мог совмещаться с нравственным релятивизмом, вседозволенностью, распущенностью.
  Серьезные последствия имела сословная реформа Петра. В ходе ее многочисленные группы были сведены в несколько сословий, перед каждым из которых ставилась задача несения определенной повинности, службы. При этом расширилось само понимание служения: от участия в службе в определенном чине за плату до служения Отечеству всех лиц в государстве, включая царя. Самым многочисленным слоем России и в начале XX в. оставалось крестьянство; оно, в основном, давало материальную базу для преобразований. Поскольку модернизационные процессы в большей степени захватывали аристократическую среду, крестьянство слабее соприкасалось с инокультурными ценностями; именно оно стало хранителем культурных традиций, фольклора, быта, рукописных и старопечатных книг. Духовная культура крестьянства продолжала оставаться основой культуры русской народности. Идеология ведущего сословия - дворянства, в которое вошли все группы аристократии, представленные прежде отдельными чинами, - вырастала из многовекового служения царю, патриотического духа, умения защищать Русскую землю. В это сословие вплоть до начала XX в. входило много лиц неаристократического происхождения. Особыми чертами характера военной служилой аристократии являлись смелость, властность, внутренняя свобода, достоинство, честь, понятие о долге как священном обязательстве. Дворянская усадьба, особенно после Указа о вольности (от службы) дворянства 1762 г., стала местом, где осуществлялось взаимовлияние дворянского и крестьянского образа жизни, которое отнюдь не сводилось к противостоянию. Пушкинская Татьяна Ларина, скучая по деревне, вспоминала полку книг, дикий сад, бедное жилище и «смиренное кладбище, / где нынче крест и тень ветвей / над бедной нянею моей». Крепостная няня, став фактически членом семьи, жила у Лариных и после того, как дети выросли и в услугах няни перестали нуждаться.
  Еще одна возникшая в это время социальная сила - интеллигенция, состоящая из образованных и одаренных людей творческих профессий из всех сословий. Возникновение интеллигенции сегодня считается следствием двойственности послепетровской культуры. Попытка создания системы ценностей на стыке двух разновекторных культур - традиционной и заимствованной - определила противоречивость мировоззрения и поведения интеллигенции, ее отношения к власти, Церкви, народу. С одной стороны, она была призвана укреплять власть и правопорядок, с другой - для нее характерны критицизм и противостояние государственному строю. С одной стороны, интеллигенции, как писал С.Н. Булгаков, «принадлежит монополия европейской образованности и просвещения в России, она есть главный его проводник в толщу стомиллионного народа». С другой - она усвоила претензию на свою пророческую миссию и абсолютное знание, что нужно народу. Особую остроту приобрел вопрос о направлениях деятельности политической леворадикальной, революционной интеллигенции в начале XX века. Авторы вышедшего в 1909 г. сборника «Вехи» выявили характерные черты представителей этого социального слоя: изолированность от жизни (беспочвенность), «подпольная» психология (борьба с самодержавием), нигилизм и атеизм, чувство вины перед народом («народопоклонство»), максимализм и идейная одержимость, героизм.
  С. Франк определил «классического русского интеллигента как воинствующего монаха нигилистической религии земного благополучия». По мнению современного исследователя О.В. Кириченко, выступая в качестве элиты нетрадиционного типа, интеллигенция стала антиподом дворянства. Чуждая высшим сословиям, оторванная от коренных интересов крестьянства, на защиту которых претендовала, она вторглась в политические процессы и использовала свою способность выражать общественное мнение в разрушительных для монархии, государства, Церкви целях. Именно интеллигенция подготовила и провела буржуазную и социалистическую революции; правда, она же стала одной из первых их жертв.
  В XVIII в. в России появляется светская живопись. Обостренное внимание к человеческой личности выразилось в русском портрете, воплотившем идеал человека духовного, живущего ради высших целей, находящегося в гармонии с окружающим миром. Иван Никитин (портреты канцлера Головкина, С.Г.Строганова) и Андрей Матвеев (автопортрет с женой) были еще современниками Петра. Национальный портретный жанр сформировался в искусстве И.П. Аргунова, крепостного художника графа Шереметева (портрет крестьянки в русском костюме). Непревзойденным мастером камерных, особенно женских портретов стал Ф.С. Рокотов (портреты А.П. Струйской, Неизвестной в розовом платье). Один из рокотовских портретов воспел советский поэт Н. Заболоцкий:

Стих

  Просветительский идеал человека отразился в творчестве Д.Г. Левицкого (портреты архитектора А.Ф. Кокоринова, М.А. Дьяковой, воспитанниц Смольного института, парадный портрет Екатерины II) и В.Л. Боровиковского (портреты М.И.Лопухиной, сестер А.Г. и В.Г. Гагариных). Вдохновенные строки посвятил портрету Лопухиной поэт XIX в. Я. Полонский:
  Она давно прошла, и нет уже тех глаз,
  И той улыбки нет, что молча выражали
  Страданье - тень любви, и мысли - тень печали.
  Но красоту ее Боровиковский спас.
  Так часть души ее от нас не улетела,
  И будет этот взгляд и эта прелесть тела
  К ней равнодушное потомство привлекать.
  Уча его любить, страдать, прощать, молчать.
  Необычайное разнообразие художественных жанров и направлений представлено в русской живописи XIX в. Первая половина века связана с воплощением романтических исканий, которые отразились в портрете (художники О.А. Кипренский и В.А. Тропинин), пейзаже (С.Ф. Щедрин), бытовой живописи (певец крестьянской темы А.Г. Венецианов). Новое звучание приобрела историческая картина. Прославленный К.П. Брюллов («Последний день Помпеи») способствовал общеевропейскому признанию русского искусства: «и был “Последний день Помпеи” для русской кисти - первый день», - писал Е.А. Баратынский. Тяга к правде, поиски истины, размышления о путях России отразились в «Явлении Христа народу» А.А. Иванова — грандиозном полотне, представляющем явление Истины; ее осознанием призывался проникнуться каждый. Религиозная тематика была в центре исканий и последующих художников; к ней обращались идейный вождь передвижничества И.Н. Крамской («Христос в пустыне»), передвижники Н.Н. Ге («Тайная вечеря», «Что есть Истина?», или «Христос перед Пилатом»), В.Г. Перов («Христос в Гефсиманском саду») и другие. Вдохновлявшиеся строками Н.А. Некрасова: «Иди к униженным, иди к обиженным, там нужен ты», - художники- передвижники осознавали свое творчество как социальное служение, для них характерна критическая направленность («Чаепитие в Мытищах», «Тройка» В.Г. Перова). Один из самых известных художников-реалистов - «русский Рембрандт» И.Е. Репин («Бурлаки на Волге», «Крестный ход в Курской губернии», «Иван Грозный и сын его Иван»). Многие из живописцев разделяли идеи революционного обновления общества.
  Лиризм и задушевность русского пейзажа раскрыли А.К. Саврасов («Грачи прилетели»), И.И. Шишкин («Рожь», «Утро в сосновом лесу»), А.И. Куинджи («Лунная ночь на Днепре»), И.И. Левитан («Березовая роща», «Над вечным покоем»), В.Д. Поленов («Московский дворик», «Золотая осень»). В историческом жанре творил В.И. Суриков («Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове»). Как певец древнего периода Руси, сказочных, мифологических и былинных сюжетов вошел в историю живописи В.М. Васнецов («Аленушка», «Богатыри», «Иван-царевич на сером волке»). В то же время В.М. Васнецов много работал над росписями храмов (Владимирский собор в Киеве, церковь Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге и др.) «Художником одной темы», связанной с Древней Русью, называют М.В. Нестерова («Видение отроку Варфоломею», «Святая Русь», «Душа народа»). Непревзойденным певцом морской стихии стал маринист И.К. Айвазовский; античеловечную суть войны выразил баталист В.В. Верещагин.
  В XIX в. на национальных основах складывается русская музыкальная классика. Отцом и родоначальником русской оперы называют М.И. Глинку («Жизнь за царя», «Руслан и Людмила»). Поистине «Могучую кучку» составили М.П. Мусоргский (оперы «Борис Годунов», фортепианная сюита «Картинки с выставки»), А.П. Бородин (опера «Князь Игорь»), Н.А. Римский-Корсаков (опера «Снегурочка»). На небывалую высоту мелодичности и симфонизма русскую музыку поднял П.И. Чайковский (оперы «Евгений Онегин», «Пиковая дама», балеты «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Спящая красавица», Первый концерт для фортепиано с оркестром, Торжественная увертюра «1812 год», написанная по случаю освящения храма Христа Спасителя в 1880 г.). Возвышенным чувством любви к родной русской земле, истории народа, православной вере проникнуто творчество С.В. Рахманинова («Симфонические танцы», поэма для солистов, хора и оркестра «Колокола», Литургия св. Иоанна Златоуста, Всенощное бдение). В начале XX в. музыка запечатлела борения божественного и мирского начал (А.Н.Скрябин, И.Ф.Стравинский).
  Отмечающий расцвет самосознания и культуры, XIX век показал, что Россия, овладев западной цивилизационной формой, сохранила духовную самобытность. Сложившаяся в процессе осмысления всенародной победы 1812 г. и явления декабризма художественная атмосфера первой половины столетия получила название «золотого века». Небывалого развития достигли не только все виды искусства, но и художественная и публицистическая мысль. Это - время расцвета современной по языку и форме культуры, когда было осознано определяющее значение слова: литература и критика стали кафедрой, с которой провозглашалась истина. А.С. Пушкин и целая плеяда поэтов его круга, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой творили, размышляя не только над современными им проблемами, но и над исторической миссией и будущим России. Общественно-политическая мысль XIX в. представлена антиномичными потоками: западническим (радикальным свободомыслием) и почвенническим (славянофильством). Открыл эту полемику П.Я. Чаадаев своим «Философическим письмом», в котором ставится вопрос об особенностях и месте России в мировой истории, при этом Чаадаев допускал по адресу России уничижительные высказывания. Однако позиция Чаадаева не сводится к критике. Он считал, что русская «незатронутость всемирным воспитанием» провиденциальна, призвание России на историческую деятельность - впереди. Эта точка зрения вызвала повышенный интерес к особенностям российской культуры и ее будущему. Наиболее характерной реакцией является позиция А.С. Пушкина, вставшего на защитурусской истории: «Что же касается нашей исторической ничтожности, то я решительно не могу с вами согласиться. <.> клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал».
  Обсуждение проблемы исторических путей России продолжили славянофилы А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. Аксаков. В их историософии глубоко осознаны особый, отличный от Запада путь России и всемирная задача, состоящая в освобождении человечества от односторонной рассудочности. «Всемирное развитие истории, — писал А.С. Хомяков, — требует от нашей Святой Руси, чтобы она выразила те всесторонние начала, из которых она выросла». В завершении периода («эона») господства западного типа мировоззрения и необходимости православного просвещения, которое связывалось с Россией, видел будущее мировой истории И.В. Киреевский. Религиозно-поэтическую «формулу» русской культуры дал Ф.И. Тютчев:

Стих

  Классическое славянофильство завершил Н.Я. Данилевский, чья книга «Россия и Европа» (1871) нашла у современников большой отклик. В ней впервые (за 40 лет до О. Шпенглера и за 80 лет до А. Тойнби) была предложена теория культурно-исторических типов, определяющих особенности развития цивилизаций, сформулирована концепция их разнородности. В истории человечества, по Данилевскому, нет однолинейного, однонаправленного развития; прогресс «не в том, чтобы идти всем в одном направлении,.. а в том, чтобы исходить все поле. во всех направлениях». Н.Я. Данилевский выделил 10 культурно-исторических типов, один из них — германо­романский или европейский. Славянский тип только выходит на историческую арену; именно ему предстоит «синтезис всех сторон культурной деятельности в обширном значении этого слова».
  Другая, западническая традиция русской мысли уходит корнями в эпоху Просвещения, подготовившую политический радикализм. У его истоков стоял А.Н. Радищев (ода «Вольность», «Путешествие из Петербурга в Москву»). Его оппонентом выступил А.С. Пушкин, написавший «Путешествие из Москвы в Петербург». «Горькие полуистины» и «дерзкие мечтания» - так охарактеризовал Пушкин сочинение Радищева. Собственно эпоху радикализма открывает явление декабризма - движение дворянской и разночинской интеллигенции по либерализации политического строя России. В радикализме выделяют фазы революционного демократизма (В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский), народничества, выродившегося в терроризм, и русского марксизма (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин).
  Рубеж XIX-XX вв., получивший название «серебряного века», характеризуется новым расцветом художественного творчества, интересом к национальным традициям, иконе, фольклору. Панорама русской живописи этого времени пестра и противоречива. В работах художников воплощаются продолжавшие «русский стиль» национально-романтические тенденции (абрамцевский кружок), программный «европеизм», поиски божественной истины вне Церкви (восточная экзотика, оккультизм). Пересматриваются основы реализма как художественного метода, целью творчества становится выражение не высших идей и социальных проблем, а субъективных представлений о красоте. Основатель живописи модерна М.А. Врубель («Демон сидящий», «Царевна-лебедь») искал обобщения в символе. Законодателем символизма в России стал художник Б.Э. Борисов- Мусатов («У водоема», «Изумрудное орежерелье»), воплотивший в картинах застывшую мечту об идеальном прошлом, мир сновидений и грез. Опыт импрессионизма осваивал К.А. Коровин («У балкона. Испанки», портрет Ф. Шаляпина, театральные работы). Наследником высоких реалистических традиций и подлинным новатором живописи был В.А. Серов («Девочка с персиками», «Девушка, освященная солнцем», портрет М. Ермоловой). Идеи обновления и новые тенденции искусства ярко отразились в объединении художников «Мир искусства» (рук. С.П. Дягилев), сыгравшем важную роль в развитии русского символизма и модерна. Художники А.Н. Бенуа, Л.С. Бакст, Е.Е. Лансере, К.А. Сомов открыли новые возможности в театрально-декорационном искусстве. Дягилевские сезоны в Париже познакомили западноевропейскую публику с певцом Ф. Шаляпиным и балериной А. Павловой, с русской классической оперой и балетом, действие которых развертывалось в декорациях художников-мирискусников.
  В начале XX в. новые горизонты открываются в «почвеннической» традиции русской мысли, рождается феномен религиозной философии. ВС. Соловьев, С.Н. Булгаков, П.В. Флоренский, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, Г.В. Федотов продолжили осмысление будущего России и ее роли во всемирной истории. Историческая миссия России виделась философам в распространении в мире христианских ценностей. Некоторые из этих авторов прошли период увлечения марксизмом, но, осознав его ограниченность, вернулись к религиозным идеям. «Остается вечной истиной, - писал Н.А.Бердяев, - что человек в том лишь случае сохранит свою высшую ценность, свою свободу и независимость от власти, природы и общества, если есть Бог и Богочеловечество».
  Но, с другой стороны, в это время особую силу набирает пришедший из Европы и распространявшийся в России со 2-й половины XIX в. марксизм. В основании этого политико­экономического учения лежит проект антропоцентрической цивилизации, имеющей цель и смысл в материальном производстве и земном процветании. В России интерпретация марксизма имела свои особенности: в революции видели путь к дорогой русскому сердцу правде. Традиционные базовые религиозно-исторические ценности (идея праведности) парадоксальным образом соединились с идеей радикальной переделки бытия в силу его неустроенности. Русская интеллигенция увидела в революции явление культуры, а не разрушительную стихию, возможность обновления мира и мировое спасение, призыв к новому Небу и новой Земле. Соответственно своему духовному строю Русь испытала и осуществила то, что на западе было предметом умственных построений. Апокалипсический (связанный с концом света) смысл революции, духовный катаклизм, светопреставление ярко отразились в творчестве А. Белого:
  И ты, огневая стихия,
  Безумствуй, сжигая меня,
  Россия, Россия, Россия -
  Мессия грядущего дня!
  (Родине. 1917)

 
© www.textb.net