Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


10.4. Крестьяне

  Граждане античности были мужами войны и совета и только потом, во вторую очередь, земледельцами. Во времена поздней империи произошло разделение на граждан — воинов-наемников и граждан, занимающихся земледелием. Положение последних близко к положению крестьян Средневековья.
  Рыцари относились к крестьянам с большим пренебрежением. В них видели лишь грубость и дикость, подозревали низменные побуждения, неспособность к чему-то возвышенному. Крестьяне давали к тому повод своей оттесненностью на периферию жизни.
  Говорить о психологии и самосознании средневекового крестьянина еще труднее, чем о мировосприятии представителей других сословий. Само собой разумеется, никаких текстов, вышедших из среды сельского населения, не сохранилось — крестьяне всецело оставались в сфере устной культуры, образуя массу, «лишенную архивов». Обычно жизнь деревни рисуется в источниках с позиции господ, и проникнуты эти источники, как правило, высокомерным пренебрежением и прямой враждебностью.
  Правда, наряду с устойчиво негативной оценкой крестьянства, средневековые авторы признавали важное его значение для существования и функционирования общественного целого. Представители церкви взывали к правителям и сеньорам, обращая их внимание на необходимость щадить народ, который всех кормит.
  Однако основная масса сельских жителей находилась в приниженном положении, их личные и имущественные права были ограничены. И это сознание социальной неполноценности, постоянно внушаемое господами, скорее всего, воспринималось ими самими как некая данность и выражение воли Божией.
  Символическим выражением сословных различий служила, в частности, одежда. Знать, аристократия носила изысканные и яркие наряды, изготовленные из дорогостоящих тканей; одежда бюргера была более скромной. Что же касается крестьян, то им законодательно предписывалось носить лишь черное и серое, одежду из грубой ткани, состоявшую из рубахи и штанов, на ногах — грубые башмаки из свиной кожи. Одним из внешних признаков благородства господ были длинные волосы — сельским жителям ношение их было категорически запрещено.
  Облик крестьянина лишь изредка описывается в литературе, но, когда он все же возникает, мужик — «здоровенный малый с грубыми ручищами» — выглядит страшным и отталкивающим.
  Крестьянин жил в сельском социуме, для которого не было характерно последовательное разделение общественного труда в той мере, в какой это было присуще городу. Крестьянин — земледелец, скотовод, рыбак и охотник, человек, способный изготовлять орудия собственного труда (хотя бы отчасти). Он в состоянии выстроить свой дом и иные хозяйственные помещения, вырыть колодец, добывать и заготавливать топливо, короче — самостоятельно заботиться обо всех без исключения сторонах быта. Жизнь требует от него умения лечить себя и своих ближних, равно как и домашних животных, с помощью средств, предоставляемых природой, прогнозировать погоду и иные природные явления. Праздники и развлечения — неотъемлемая сторона деревенской жизни — выражают ту же коренную ее черту: тенденцию к самодостаточности.
  То самобытное и самостоятельное в крестьянстве, что можно было бы назвать его культурой, было очень архаичным. В жизни сельских жителей сполна присутствовали миф, ритуал и магия. Это объясняется связью с землей, с древнейшим занятием — земледелием, связью с природными ритмами.
  Верные сами себе, своей земледельческой культуре, крестьяне ассимилировали и адаптировали к себе христианские обряды и смыслы. Нечто подобное происходило даже в рыцарской культуре, которая христианизировала свои исконно германско-героические начала и вместе с тем возвеличивала и героизировала христианство. Даже бюргеры, которые в меньшей степени, чем рыцари и крестьяне, были привязаны к язычеству, опирались, прежде всего, не на суть учения Христа, а на житейскую мудрость и здравый смысл.
  Крестьянская, или низовая, культура оказалась при всей своей беспомощности очень устойчивой и просуществовала в Западной Европе вплоть до конца XVIII в. — буржуазной революции во Франции, пережив и Возрождение, и Реформацию соседней Германии.
  Она представляет собой не столько определенную замкнутую область средневековой культуры, сколько ее срез. Во всей полноте она была присуща крестьянству, но также и бюргерству, и даже рыцарству и духовенству. Это проявлялось в определенных жизненных обстоятельствах.

 
© www.textb.net