Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


8.2. Изменения в соотношении сакрального и профанного в русской культуре XVII в.

  В XVII столетии в плане соотношения сакрального и профанного действительно произошли существенные изменения, но смысл их заключается отнюдь не в «обмирщении» - убывании религиозности русского общества. Так, церковный раскол середины XVII в., как принято считать, ослабил русскую Церковь, обострив противоречия внутри нее и внутри общества. Но одновременно раскол резко актуализировал для общественного сознания сугубо конфессиональные проблемы, ранее по большей части не рефлексируемые. Вопрос об отношении к расколу встал буквально перед каждым православным. Ситуация выбора толкала к осмысленному волеизъявлению в области вероисповедания, к собственной оценке тех или иных установлений и обычаев. Поэтому раскол оказался питательной средой для роста, а не умаления религиозности русского общества XVII в.
  О глубине и характере религиозного чувства в народе можно судить на основании множества фактов и источников (в частности, по запискаминостранцев). Искренняя набожность русских людей XVII столетия подтверждается и их живым интересом к религиозным вопросам, проявившимся в таких литературных произведениях, как «Беседы» и «Азбуковники». Сочинения подобного типа существовали и ранее, но именно в XVII в. они распространились во множестве списков в связи с ростом грамотности населения. В этот период происходит массовое строительство храмов, основание монастырей, прославление новых святых и чудотворных икон. Прославляются мощи свв. Макария Унженского и Авраамия Галицкого, свидетельствуются мощи свв. Александра Свирского и князя Георгия Всеволодовича, Кирилла Новоезерского и Анны Кашинской; торжественно открываются мощи преп. Саввы Сторожевского и переносятся в Успенский Кремлевский собор останки митрополита Филиппа, патриархов Иова и Гермогена. Даже мощи св. Даниила Московского, родоначальника московских царей, открыли только в 1652 г. Широким потоком хлынули на Русь и священные реликвии православного Востока.
  Даже самое общее рассмотрение материала свидетельствует не об обмирщении русской культуры XVII в., а, наоборот, об усилении ее религиозной направленности. Этот процесс обусловливался внутренним фактором развития культуры и становлением человеческой личности как самосознающего индивида, выделившегося из первичной родовой общности. Этот процесс, по сути возрожденческий, был связан с болезненной ломкой прежних представлений о человеке и его месте в мире. Личность, впервые обособившаяся от коллектива, оказалась в положении, ранее подобавшем лишь изгоям. Естественной и единственной надежной опорой в таких условиях представлялся Бог. Становление личности отнюдь не означало ее эмансипации от Творца: наоборот, только в высшем начале она обретала опору для своего «самовластия». Показателен в этом плане факт, обычно трактуемый как возрастание светского начала в позднем русском иконописании - заметное увеличение количества в XVII столетии подписных икон (точнее, икон с надписями, содержащими имя художника). Художник, написав на иконе свое имя, ставил себя под защиту изображенного на ней святого (Христа, Богоматери).

 
© www.textb.net