Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


4.2. Древнерусская культура XVI–XVII вв.

  XVI - начало XVII в. стали периодом формирования Московского государства. Было достигнуто политическое единство страны и освобождение от тяжелой зависимости от Орды. Оформляется в качестве основной идеологии теория о преемственности Московской Русью от Византии «знамени» православия (теория игумена Филофея «Москва - третий Рим»). Вместе с тем, это период формирования государства с сильным патерналистским началом, стремящегося ко всеобъемлющему контролю над подданными. Этот период также оказался богат на испытания, выпавшие на долю народа: разорительные войны с Речью Посполитой, эпидемии XVI в. (чума начала XVI в., 1570-х гг.), опричные погромы, Смута в начале XVII в. Противоречивые социально-политические процессы отразились в культуре этого периода. Идея особой миссии, врученной Богом Руси, окончательно формируется в этот период. Страдания, выпавшие на долю православной Руси в XVI - XVII вв.,осмысляются как необходимое условие этой миссии - быть единственным источником, «светочем» истинной веры.
  Литература. В конце XV - XVI вв. Новым жанром литературы становится политическая легенда. К этому жанру относится «Сказание о князьях владимирских». Это официозное произведение, темы которого были изображены на барельефах царского престола в Успенском соборе Московского Кремля. На «Сказании» основывались государственные акты и чин венчания на царство. Другие политические легенды — «Повесть о Вавилонском царстве» и «Повесть о новгородском белом клобуке». Эти произведения сходны между собой во многих отношениях. Они выдают исторический вымысел за действительность и поэтому стремятся быть документальными по форме. В них рассказываются давно прошедшие события, но ими оправдываются политические притязания сегодняшнего дня. В них типично соединение вымысла с исторически достоверными событиями.
  Наконец, для XVI в. могут быть отмечены и некоторые своеобразные в жанровом отношении явления, связанные с образованием значительного слоя официальных произведений. Вмешательство государства в литературные дела создает официальный стиль, который в жанровом отношении выражается в создании огромных компилятивных памятников, соединяющих в своем составе разнородные жанровые произведения. Это не было полной новинкой XVI в., так как и ранее в летописи и хронографе мы встречались с аналогичным явлением, вообще характерным для Средневековья. Но в XVI в. в связи с образованием русского централизованного государства компилятивность развивается до возможных пределов официальной пышности. Создается свод всех книг на Руси, рекомендуемых для частного чтения: многотомные «Великие четьи минеи» митрополита Макария, «Степенная книга царского родословия», многотомный «Лицевой летописный свод» и т. д.
  На Руси в XVII в. усиливается влияние южнорусской и украинской культуры, посредством которых усваивается ряд новых жанров, заимствованных из западноевропейской литературы и дошедших в болгарских, польских и сербских переводах: рыцарский роман, роман авантюрный (ср. повествования о Бове, Петре - Златые Ключи, об Оттоне и Олунде, о Василии Златовласом, Брунцвике, Мелюзине, Аполлонии Тирском, Валтасаре и т.п.), нравоучительная новелла, веселые анекдоты (в первоначальном смысле этого слова, анекдот — историческое происшествие) и др.
  В XVII в. происходит новое, очень значительное социальное расширение литературы. Наряду с литературой господствующего класса появляется «литература посада», что органически связано с усилением роли городов в экономической и политической жизни страны. «Посадская» (т. е. городская) литература близка фольклору, разговорному и деловому языку. Она часто антиправительственна и антицерковна, принадлежит «смеховой культуре» народа. Социальное расширение литературы дало новый толчок всторону ее массовости. Такие произведения пишутся деловой скорописью, неряшливым почерком, долго остаются и распространяются в тетрадочках, без переплета. Это вполне дешевые рукописи.
  Все это не замедлило сказаться на жанрах произведений. Демократические произведения не связаны какими-либо устойчивыми традициями, особенно традициями «высокой» церковной литературы. Происходит новый прилив в литературу жанров делопроизводственной письменности. Но, в отличие от XVI в., новое использование их в XVII в. отличалось своеобразными чертами. В демократической литературе деловые формы письменности употребляются иронически, их функции резко нарушены, им придано литературное значение. Деловые жанры употребляются пародически. Сама деловая форма является одним из выражений их сатирического содержания.
  Новым стало также появление силлабического стихотворства. Главное в силлабическом стихосложении - это чёткий порядок и количество слогов в стихе. Именно силлабический стих с его размерностью в каждой строке и рифмой, зачастую подогнанной под созвучие, стал необходимой системой записи стиха средневековыми авторами. Наиболее «удобными» для силлабического стихосложения являются языки, ударение в которых постоянно. Это группа романских языков, некоторых тюркских, а также большинства славянских: польского, чешского, русского. Количество слогов в русском силлабическом стихе варьировалось от восьмисложного стиха до тринадцатисложного. Авторство термина «силлабический стих» принадлежит самому крупному поэту второй половины XVII в. Симеону Полоцкому. Монах, учёный, царский стольник, Симеон Полоцкий был автором большинства дошедших до наших дней «виршей»:
  Монаху подобает в келии седети,
  Во посте молитися, нищету терпети,
  Искушения врагов силно побеждати
  И похоти плотския труды умерщвляти...
  .. .Не толико миряне чреву работают,
  Елико то монаси поят, насыщают.
  Постное избравши житие водити,
  На то устремишася, дабы ясти, пити...
  Силлабический стих - это дошедший до нас отзвук переосмысленных средневековыми поэтами исторических, даже былинных речитативов и религиозного стиха. До начала XVII в. песня и былина являются основой и главной системой стихосложения. Распространение образования из-за монастырских стен в более широкие народные слои было тем самым толчком к переосмыслению народного стиха в его книжные «записные» варианты. Силлабическое стихотворство в жанровом отношении было близко к риторике. Оно долго не обретало своей поэтической функции и своей собственной системы жанров. Стихотворная речь воспринималась как не совсем серьезная, как шутливая, церемониальная и церемонная. Риторикаявно ощущается в стихотворных «декламациях» Симеона Полоцкого, обращенных к царю Алексею Михайловичу. Стихотворная форма воспринималась как «иронический этикет» и служила смягчению грубости, невежливости, резкости. В стихотворной форме можно было отговорить адресата от женитьбы, попросить денег взаймы, похвалить и восхвалить адресата, не слишком роняя свое достоинство. Это личина, которой автор выказывает свою ученость, свое мастерское владение словом. Силлабическое стихотворство служило также педагогике, поскольку в педагогике XVII в. большую роль играло заучивание наизусть. В стихотворениях Симеона Полоцкого — те же темы и мотивы, что в прозаических «прикладах», включавшихся в такие переводные сборники, как «Римские деяния», «Великое зерцало», «Звезда пресветлая», но поданные читателю с оттенком эмоциональной отчужденности.

 
© www.textb.net