Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


4.1. Расцвет древнерусской культуры XIV–XV вв.

  Ослабление Византии, вопрос о необходимости объединения с Западной Церковью и отказ русских иерархов от Флорентийской унии (объединение католической и православной церквей), категорическое неприятие «латинства» и формирование теории преемственности и особой миссии Руси как оплота православия («истинного христианства») привели к тому, что искания и сомнения затронули и основы старого уклада русской православной Церкви. В результате XIV - XV вв. стали временем многочисленных «ересей», в основе которых лежал спор по вопросам «стяжательства» и чистоты Церкви (в частности, может ли Церковь, а, следовательно, и монастырь, владеть землями, брать деньги за пострижение, поставление в священнический сан и пр.). Возникшая первоначально в новгородских землях ересь «жидовствующих», отрицавших право церкви на земельные и денежные богатства, позднее, в XV в. породила яростный спор «иосифлян» (по имени митрополита Иосифа, сторонника церковных богатств) и «нестяжателей» (Нил Сорский, Вассиан Патрикеев, Максим Грек). Разгром последних при поддержке Ивана III, принявшего в итоге сторону «иосифлян», завершился сожжением в Москве нескольких наиболее активных «нестяжателей». В то же время внутри монастырей появляются реформаторы, ратовавшие за ужесточение монастырского устава (за полный отказ от собственного имущества в пользу монастыря при постриге - так называемые «общежитийные» монастыри), стремившиеся к более ревностному религиозному служению. В поисках уединения религиозные подвижники уходили на Север, основывая там пустыни. Позднее из этих пустыней и острожков возникали новые монастыри, такие как Кирилло - Белозерский и Ферапонтов, Соловецкий, Антониево-Сийский и другие, давшие новый импульс древнерусской культуре. Монастыри являлись центрами внутренней колонизации, выполняли миссию распространения христианства среди финно-угорского населения отдаленных районов, укрепления основ христианской морали в повседневной жизни населения окраин. Они являлись также центрами экономической и культурной жизни регионов, оказывали поддержку крестьянам в голодные годы, связывали между собой удаленные друг от друга деревни, оказывая различные обрядовые услуги, касающиеся заботы о душе.
  Подвижничество, исихазм (практика «умной молитвы»), распространившиеся в XV - XVI вв., способствовали тому, что забота о своей душе и душах своих родственников, становится одним из важнейших аспектов повседневной жизни людей. Она предполагала, в первую очередь, исполнения обрядов исповеди и поминовения усопших - коммеморации. Для средневекового сознания смерть была довольно привычным событием, можно сказать, что она являлась его неким составным элементом, и ритуал подготовки к переходу в мир иной предполагал раздумья о душе, ее готовности идти к Богу. Практика коммеморации, кроме того, выполняла роль установления и поддержания связи между живущими и умершими, особенно это было важно в отношении почитания умерших родителей.
  Услуги коммеморации оказывали монастыри. В крупных монастырях панихида в память об одной персоне могла проводиться до четырех раз в год: в годовщину смерти, именины, день рождения и день погребения. В средних монастырях такие услуги оказывали не так часто. Также для монастырей была характерна исповедальная практика для крестьян близлежащих деревень.
  Вклады в монастыри для включения имени в синодики - особые книги, содержащие, в том числе, списки лиц для поминовения, могли быть сделаны как земельной собственностью, так и книгами, иконами. Почитание икон приводит к формированию иконостаса (дальнейшее развитие невысокой алтарной преграды). «Иконостас, - по словам Павла Флоренского, - есть граница между миром видимым и миром невидимым». Отличительным признаком иконы является ее «включенность» в пространство собора, с которым они составляют единое целое. По этой причине икона не имеет собственного иллюзорного пространства, выраженного перспективой, она плоскостна. Её пространство - это пространство перед нею, молящиеся как бы входят в него, будучи не только зрителями, но и участниками процесса. На иконах (не считая поздних) не изображается интерьер, чтобы также не спорить с единым и единственным по смыслу литургическим пространством храма. В архитектуре и деталях, встречающихся на иконе, многие приемы подчеркивают ненатуралистический характер изображаемого.
  Икона явилась важнейшим средством донесения до сердца каждого идеала вечной, божественной красоты. Одна из главных ее черт заключалась в строгой каноничности. Человеческий образ начинает трактоваться отвлечённо, условно. Тело выглядело истончённым, удлинённым, невесомым, плоскостным. Лицо - весьма суровым, измождённым от поста, в скорби о тяжких земных грехах. В глазах светилась несокрушимая внутренняя сила, чистота и духовное горение, излучающее свет на окружающий мир. Фресковая живопись, икона становятся ведущими средствами выражения православной эстетики, складываются самостоятельные иконописные школы при монастырях. Высшего подъема древнерусская культура достигла в XIV - XV вв. Он связан с деятельностью духовных подвижников Сергия Радонежского (ок.1314 7 —1392 гг.), Кирилла Белозерского (1337 - 1427 гг.,), митрополита Алексия (ок. 1292/1304 - 1378 г.), оказавших примером собственной жизни огромное влияние на нравственную атмосферу общества, что ярко проявилось в творчестве иконописцев Феофана Грека (ок. 1340 - ок. 1410 гг.), Андрея Рублева (ок. 1375/80 — 1428 гг.), Дионисия (ок. 1440 —1502 гг.).
  Древнерусская литература этого периода идет путем появления новых жанров, которые как бы отщепляются от единого целого повествования о вечном.
  В наиболее тяжелый период монголо - татарского ига — от середины XIII в. и до середины XIV в. — новые произведения создаются по преимуществу в жанрах исторической повести, отражающих коллективно-эмоциональное отношение народа к событиям монголо - татарскогонашествия. Летописное повествование «сжимается» до информации чисто делового назначения: записи об исторических событиях преобладают над рассказами о них. Исключение составляют по преимуществу, рассказы о Батыевом нашествии, а в дальнейшем — о событиях борьбы с татарами.
  Решительный перелом наступает в последней четверти XIV в. Индивидуализация религии (исихазм с его молчальничеством, развитие скитничества, уединенной молитвы и пр.) изменила отношение и к чтению. Широко развивается, наряду с обрядовым и «деловым», чтение индивидуальное. Появляется множество келейных книг, а затем и келейных библиотек. Создаются сборники для индивидуального чтения, отражающие индивидуальные интересы составителя. С этим связано появление большого числа новых переводов и новых списков богословских сочинений — сочинений, рассчитанных на индивидуальное чтение, на индивидуальное размышление и индивидуальную эмоциональную настроенность. Переводная литература XIV—XV вв. принесла с собой волну новых жанров, широко раздвинувших границы жанровой системы Руси.
  Национальный подъем последней четверти XIV в. вызвал появление многих исторических произведений. В связи с государственно-объединительными тенденциями жанр повестей о княжеских преступлениях не возобновляется, но появляется много военно-исторических повестей с публицистическими идеями (повести о битвах на р.Пьяне и на р. Воже, повесть о Едигее и пр.) или идеями национально-патриотического характера (цикл повестей о Куликовской битве). Эти исторические произведения имеют свои жанровые особенности, которых не было в исторических произведениях домонгольской Руси.
  Индивидуальное чтение поддерживало интерес к новым произведениям, способствовало появлению познавательных жанров, а также таких, в которых главную роль начинали играть занимательность, сюжетность, воображаемые события.

 
© www.textb.net