Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


9.3. Общественное формирование: от рода и семьи к государству и обществу

  Представления общества в философии от античности до XX века
  На сегодня нет какого-то единого учения об обществе. И причин тому не меньше, если не больше тех, которые указывались в предыдущей главе и которые до сих пор затрудняют выработку общепринятого представления о человеке. Ряд авторов считает, что такое положение и хорошо: плюрализм, мол. Но всегда ли он хорош и оправдан в жизни общества? Конечно, нет. Хорошо когда каждый может высказать даже глупость, высказаться без последствий: остракизма, насмешек и без преследования. Однако в России ли не знать, что плюрализм в управлении - это не просто слабость, а кризис власти. Плюрализм мировоззрений, в том числе религий, терпим только в обществе, находящемся в стадии позитивного развития, во всех других состояниях это кризис общественного сознания и целостности самого общества.
  Однако необходимость учения об обществе людьми всегда ощущалась, поскольку толкования его сущности выступали руководством к действию, как государей прошлого, так и нынешних властей. А в политизированном мире современности именно представлениями о государстве и обществе руководствуются партии, элиты и религиозные конфессии в своей практической деятельности. Вот почему плюрализм государственно-общественных представлений лишь относительно терпим, но постоянно выходит за рамки обмена мнениями и за пределы научных конференций. Подтверждение тому и деятельность Платона и Конфуция, и войны от средневековья до XX века, и поведение США в отношениях с другими странами. О Платоне и Конфуции упомянуто потому, что они одни из первых философов, которые свои представления пытались реализовать на практике.
  В истории философии существуют самые различные по своей основе учения об обществе, о его проблемах, о факторах на них влияющих и задачах власти. В XIX и XX веках пытались учесть принципы и закономерности взаимосвязи различных факторов, потому в социальной философии сложилось множество направлений. Среди таких факторов наиболее известны географический детерминизм, демографическая школа, расово-антропологическая школа, органическая школа, социал-дарвинизм, психологические школы (воля - Шопенгауэр, жизненный порыв - Бергсон). В результате к XXI веку наиболее распространенными оказались учения об общественно экономической формации, ряд направлений цивилизационных учений, технологический детерминизм и ряд других.
  Однако здесь следует начать разговор с важного исторического факта, который, к сожалению, сразу же обрел методологический характер. Еще в античности в социально-философских учениях в чем-то оправдано из-за недостаточности знаний и потому в чем-то закономерно, закрепилось мнение, являющееся по существу заблуждением, но которое до сих пор высказывается, а если преодолевается, то формально. Дело в том, что изначально при осмыслении социальных проблем и в решении практических общественных задач опирались на понятие «государство», а не «общество». Это подтверждается использованием фактически всеми философами и политическими деятелями термина «государство» вплоть до XVIII века при фактических рассуждениях об обществе. Показательно, что как на Западе, так и у их современников - мыслителей Востока отмечается в том фактическое сходство. Все философы древности трактуют государство как сословную, классовую или кастовую целостность. Фактически отождествляются государство и общество, поскольку используют термин государство, но ведь, рассуждая об устройстве власти, о праве, о морали, о благе и справедливости говорят, по-сути, об обществе. В том же русле шли и последующие учения о государстве - обществе.
  Кратко история вопроса такова. У Платона государство - это совместное поселение людей для взаимопомощи и удовлетворения потребностей. При этом люди связываются не только политически, но и на неполитической основе. А образующая государство функция: защита населения и, прежде всего, территории от внешних врагов и поддержания порядка внутри. Платон выделяет три сословия: правители, воины, свободные граждане. Сословие воинов-стражей у него основа государства и носитель государственности. При этом для него государство - полная аналогия устройства индивидуальной человеческой души, т. к. государство представляется как своего рода громадный человек. Главная проблема государства состоит в согласовании этики и политики, а индивидуальная добродетель и общественная справедливость ее основа. Полностью их совместить нельзя и потому он выделяет 7 типов государственного устройства: идеальное государство; 2 правильных (монархия и аристократия); и 4 неправильных (тимократия, олигархия, демократия и тирания). Важно заметить, что по Платону в каждом государстве существуют два государства: бедных и богатых. Для ликвидации социальных раздоров, которые возникают из-за имущественного неравенства, он предлагал ликвидировать частную собственность, семью и воспитывать новое поколение чуждое эгоизма. Как известно, Аристотель не согласился с принципом философии Платона и это сказалось на его социальных представлениях. Аристотель выделяет стремление людей к общежитию, которое обусловливает сначала появление семей, затем поселений и, наконец, государства. Как сторонник «середины» он убеждал, что верховная власть должна принадлежать среднему классу, а не народу и конечно не тирану. А поиски лучшего устройства государства и его привели выводу об отрицательной роли частной собственности и необходимости недопущения имущественного неравенства граждан. Однако считал, что «лучше бы, чтобы собственность была частной, а пользование ею - общей». - Но кто бы сказал: как это сделать?!
  Так называемые «утопии» разрабатывали идею именно справедливого государства как «общества будущего» (Т. Мор, Т. Кампанелла). По той же причине следует обязательно обратить внимание и на известную теорию «общественного договора». Характерны и одновременно противоположны здесь учения Т. Гоббса, Ж. Ж. Руссо. Общее у них в самой концепции естественного и государственного этапов в истории существования людей. Хотя саму идею, что в основе государства лежит договор между людьми, высказал еще Эпикур.
  У Гоббса концепция «естественного состояния» - это борьба всех против всех, поскольку имеют место «вечные причины»: абсолютная свобода изначально присущая каждому; равенство как способность взаимного нанесения равного ущерба; естественное желание зла друг-другу. В таком состоянии спасение людей в заключении мирного общественного договора суть которого во взаимном отказе от посягательств на свободу, собственность и жизнь друг-друга. Гарант его соблюдения - государство, воплощенное в «суверене» (государе), в пользу которого все граждане отказываются от части своей естественной свободы. Государственная власть при этом становиться источником всех этических норм. По Гоббсу суверен - продукт договора нужный как гарант, но без ответственности перед народом, а жизнь индивида первична и потому выше интересов государства.
  У. Ж. Руссо та же идея общественного договора, но многое принципиально отличается от Гоббса. «...Но с той минуты, как человек стал нуждаться в помощи другого, как люди заметили, что одному полезно иметь запас пищи, достаточный для двух, равенство исчезло, возникла (частная) собственность, стал неизбежен труд и обширные леса превратились в веселые нивы, которые нужно было поливать человеческим потом и на которых скоро взошли и расцвели вместе с посевами рабство и нищета». (О причинах неравенства. //Антология мировой философии в 4 томах. М. 1970. Т. 2, с. 424). Согласно Руссо, человек в естественном состоянии находился в гармонии с природой. Ему присущи стремление к самосохранению и сострадание, что явно не по Гоббсу. Помимо «потребностей тела» появляются искусственные «потребности духа». Завершается замена естественного, антропологического неравенства неравенством политическим, то есть общественным - установлением частной собственности. По общественному договору человек теряет свою естественную свободу, взамен получая свободу гражданскую и право собственности на все то, чем владеет. Возврат к естественному состоянию невозможен. Но предотвращение неравенства в правах возможно, если обеспечить имущественное равенство и запретить роскошь, что можно сделать, ликвидировав частную собственность. Само государство должно быть небольшим, чтобы обеспечить контроль за правительством и осуществлять непосредственное волеизъявление. В то же время Руссо понимал, что это невозможно среди нравственно несовершенных людей и потому необходимо всеобщее просвещение, но не всеобщее знание науки, т.к. она портит нравы, порождая честолюбие, наука препятствует естественному поведению людей.
  С XVIII века стала оформляться экономически-реалистическая тенденция установления основания общества, появилась новое и особое научное учение: политическая экономия. Юм утверждал, что все на свете приобретается трудом, а А. Смит обосновывает и развивает идею общества как трудового и менового союза людей, связанных разделением труда. Он специально подчеркивает, что эта связь особого рода: каждый индивид, работая на себя, вынужден работать на других и наоборот, работая на других, работает на себя. И, что показательно, было отмечено, что это тот механизм, который обеспечивает существование общества независимо от государственной власти, и потому общество есть единство индивидуального и общественного. Но только с XIX века усиливается понимание того, что государство и общество далеко не одно и то же. И внимание философов стало все больше обращаться на различие государства и общества. Для толкования общества в XX веке характерна своеобразная борьба альтернативных по своей сути направлений: цивилизационного и формационного.
  О формационном подходе имеется обширная научная литература как марксистская, так и немарксистская. Поэтому кратко выделим в нем необходимое для данной темы. Основной принцип марксизма в том, что во взаимодействии людей, в историческом развитии человечества действуют объективные закономерности, независимые от языка, культуры, национальности, географического расположения народов. Вся история человечества - это зарождение, развитие и переход одной общественно-экономической формации в другую, через смену способа производства, который есть единство производительных сил и производственных отношений, которые, в свою очередь, обусловлены господствующей в обществе формой собственности. Это единство подрывается, с одной стороны, неравномерностью их развития и определяющей ролью производственных отношений, с другой. Переход от одной формации к другой, таким образом, не что иное, как общественная смена формы собственности. Этот подход позволяет понять ход истории, но он не отвечает на вопрос: что такое общество, не дает его определения независимо от того, говорим ли об античном обществе, о средневековом, о современном, наконец. И Россия, и Франция, и Бразилия и т.д. - конечно своеобразные общества со своими отличиями, в том числе и по государственному устройству. Однако не только у них, но и у всех стран мира есть общее именно потому, что все они представляют собой отдельные субъекты и объекты истории.
  Научное сообщество, философы видели эту слабую сторону марксизма и продолжали поиски не только определений понятия «общество», но и принципов их развития. Так появился цивилизационный подход в решении вопросов становления, развития и упадка общества.
  Цивилизация - от латинского: гражданский, государственный. За два века термин приобрел несколько значений. Французские философы 18 века называли цивилизованным общество, основанное на началах разума и справедливости. В XIX веке это понятии употреблялось как характеристика капитализма в целом. В XX веке с разной степенью популярности используется три значения: 1) как синоним культуры; 2) как обозначение уровня, степени общественного развития, материальная и духовная культура (например, античная цивилизация, индустриальная цивилизация); 3) ступень общественного развития, следующая за варварством (Л. Морган, Ф. Энгельс). В рамках философии сложилось цивилизационное направление, не имеющее однако одного, общего основания.
  Н.Я. Данилевский (1822-1885) сформулировал общую типологию культур или - цивилизаций: не существует всемирной истории, а есть лишь история данных цивилизаций, имеющих индивидуально-замкнутый характер.
  О. Шпенглер (1880-1936): цивилизация - это заключительная стадия развития любого общества в его главном элементе: культуре. Развитие индустрии и техники ведет к деградации искусства и литературы, возникают огромные скопления людей в больших городах, народ превращается в безликую массу. Этот процесс распространился и потому «Закат Европы». Питирим Сорокин (18891968) утверждал, что история - это иерархия взаимообусловленных культурных и социальных систем. Исторический процесс выявляет три основных типа культуры: 1) чувственный, где непосредственное чувственное восприятие действительности; 2) умозрительный, где преобладает рациональное мышление; 3) идеалистический, комбинация двух первых, где господствует интуитивный тип познания. Каждая система воплощается во всех сферах общественной жизни. Кризис современной культуры Сорокин связывал с развитием материализма и науки. Выход - в будущей религиозной «идеалистической» культуре. В процессах развития общества П. Сорокин придавал большое значение социальной мобильности и социальной стратификации членов общества.
  Общество как структурированная целостность - системное общественное формирование
  Все сказанное показывает, что помимо субъективных причин, тормозящих формирование общественной теории, существуют и объективные. Они-то и объясняют, почему на протяжении как минимум 3,5 тысяч лет философского осмысления сущности общества все еще эта сущность до конца не раскрыта. Таких объективных причин несколько, и они коренятся в специфике социального познания, о чем речь шла во введении.
  Итак, во-первых. Как известно, любая наука имеет свой объект. Суть и феноменальность объекта в том, что он элемент Действительности, его материализованная форма, способен обнаруживаться и через свои проявления определяться нашим сознанием. Так вот, не так прост вопрос: а общество, это что за объект? Мы чувственно воспринимаем только людей как отдельных индивидов. Естественно, отличаем их от животных, но и те имеют совместные формы своего существования, и наш глаз без труда замечает наличие вожака и иерархическую организацию связей между особями таких объединений. Это-то издавна воспринималось как естественная нерасчлененность биологического и социального, а через рассуждение о преемственности перехода от стадности к обществу и его политической организованности выступало еще одной причиной отождествления общества с государством. Но ведь известно, что по внешним признакам, по внешнему сходству нельзя давать заключения о сущности и тождественности объектов познания. Однако в обществе в силу очевидности управленческих и властных действий отдельных личностей и (или) организованных их групп разговоры ведутся именно о государстве как особой организации совместной жизнедеятельности людей, а потому и о самих индивидах как единственных объектах для социальной философии.
  Во-вторых. Объекты, которые изучаются и объясняются, для нас всегда не что иное, как фрагменты, элементы Действительности. А чтобы выявлять закономерности связей и взаимодействий объектов, постигать их сущность и устанавливать общее и особенное в них, необходимо саму их реальность видеть как единство прошлого, настоящего и будущего. Это общенаучное положение установления знания и потому принципиальное условие как для физических, биологических и так далее объектов, так и для философии. Однако именно этот методологический принцип научного познания для социальной философии выявляет ее существенную специфику: социальные объекты обладают только настоящим, а если строго, то все они «сегодняшние».
  Использование термина «настоящее» в отношении индивида и общества достаточно конкретно и потому, одновременно, относительно. Это может быть минута, час, день и т. д. или десять лет, поколение? До сих пор на Земле существуют разные цивилизации и общественно-экономические формации, а для индивида катастрофическая случайность возможна и через несколько его шагов. Социальные революции, транспортные катастрофы, стихийные бедствия, политические перевороты, экономические кризисы тому подтверждение. Так что «завтра» может быть настолько иным, что перед исследователем качественно новая социальная реальность. То есть, социальных объектов как реального общественного прошлого в Действительности нет, хотя скудные, но все же некоторые знания о материальных следах прошлых цивилизаций, могущие претендовать на объективность, есть. Что касается наглядности отношений людей, их чувств и эмоций, то здесь возможны только воображение и фантазия исследователя, его домысливание «прошлого» путем использования тех или иных литературных источников, сказаний и легенд. Но такое «воспроизводство» прошлого субъективно, здесь поле деятельности герменевтики. И уж стократ сложнее будущее, его как объекта исследования в его будущем вообще нет, потому и рассуждают о нем только фантасты, да так называемые пророки.
  Эти факторы, речь идет о специфике социальных объектов, и ряд других причин не субъективные. Вот почему сложен процесс становления социальнофилософского знания, а потому и самой философии в целом. Этим во многом объясняется множественность философских учений на всем протяжении ее истории и в наши дни. Однако проблемы социальной философии решаются на пути установления все же объективных оснований общественной действительности и постижения закономерностей развития людей и общества как особых субъектов и одновременно специфических объектов. И здесь первый шаг нами сделан в предыдущей теме: установлено, что человек в своей сущности есть не биологический, а социальный объект, он общественное формирование. И потому начало постижения сущности социального как особой сферы Действительности, в данном случае - общества, находится в актуализации естественно возникающего вопроса: а помимо человека есть другие социальные объекты, которые по своей природе являются общественными формированиями?
  Рассуждение об общественных формированиях как основных, но типологически разнообразных элементах и объектах исследования наталкивается на трудности, обусловленные неразработанностью понятийного аппарата и фактическим отсутствием однозначности используемых понятий. К примеру: личность, семья, предприятие, государство и так далее - вроде, элементы общественной системы и одновременно носители своих потребностей и интересов. Но содержание этих понятий складывалось, как правило, не через определение конкретных общественных форм и потому на выделении не одних и тех же сторон их сущности. Так, например, представление человека биосоциальным индивидом, в понятии «личность» учитываются социальные свойства индивида, а семья определяется как ячейка производства человеческой жизни. Понятие «предприятие» уточняет функциональные особенности также ячейки, но уже процесса производства продукта - предмета. Наконец, в современном представлении о государстве воплощена идея его как организованного сообщества, как политической системы (аппарат подавления и принуждения) общества и т. д.
  Само по себе многообразие представлений, многозначность понятий - это свойство развитого языка и не дискуссионная сторона дела. Принципиальное значение имеет другое: указанными понятиями и целым рядом других по существу социально-философских понятий пользуются все общественные, социальные, экономические науки и психология. Но содержание каждого из указанных понятий специфическое, так как они формировались, складывались именно в русле специальных исследований частных наук. А на этапе обобщения результатов исследования даже в рамках этих наук, на этапе выводов и итоговых определений содержание основных понятий, категориальный аппарат должен быть приведен к определенной одноосновной системе. К сожалению, хотя известна проблема многозначности понятий и необходимость реализации принципа однозначности, этого чаще не делается. Вот почему говоря о коллективе, общности, группе, обществе в целом, а также партиях, союзах, их определяют, как указывалось, не только как это желательно экономисту, социологу, психологу или представителю другой области общественно-социального знания. В ХХ веке применительно к ним используется понятие «социальный организм» или «социальный (политический) институт», что следует оценивать именно как попытку преодоления неоднозначности, хотя и неосознанную. И все-таки в социально-философской проблематике, в обществологии применение столь многообразных терминов в значении элемента общественной системы (к тому же, как известно, определенных по неоднозначным критериям) не оправдано, особенно при исследовании механизма и закономерностей взаимодействия.
  Для философского толкования социальных проблем даже понятия «социальный (политический) институт», «социальный организм»: во-первых, не охватывают всех элементов общественной системы как социальных объектов; во- вторых, и самое главное - не определяют специфику именно философского подхода к этим объектам и к их системным свойствам в отличие от того или иного конкретного подхода (социально-экономического, классового, политического, правового и т. д.). Тем более что «социальным институтом» оказываются не только реальные социальные объекты (род, предприятие и т. д.) но и право, брак, наследование.
  Распространенное представление об обществе как совокупности людей мало кто примет как научное. Но вроде бы логичная замена понятия «совокупность людей» на «совокупность общественных формирований», тоже не выступает верным его представлением. Неверно оно потому, что так можно сказать и о фирме, и о государстве. Ведь фактически все называемые выше общественные формирования не являются простыми по структуре объектами. Вузы имеют кафедры, лаборатории и хозяйственные службы; предприятия - целую систему цехов и отделов; государство обладает многообразными структурами власти и так далее. Иначе говоря, и вуз - совокупность общественных формирований, и «Газпром», но они же не общество. Поэтому любые определения некоего целого через «совокупность», суммирование каких-либо его элементов недостаточны, ведут к заблуждениям.
  Уже говорилось о существенном различии организации стадного и социального образа жизни. И потому даже первичные человеческие род и семья формировались и функционировали совсем на других, нежели биологические формы, основаниях. Но чтобы не затягивать рассуждение о становлении разнообразных общественных форм, для наглядности следует рассмотреть современное какое-нибудь отдельное общество. Тем более это будет верным, ибо прошлое, как было сказано выше, не более чем редукция, состояние мысленной реконструкции зарождения социальности. А для еще большей очевидности можно сузить поле исследования любым отдельно взятым современным обществом. Для наглядности представьте, что разговор ведется о России как о реальном отдельном обществе в его прошлом и представляемом будущем. И тогда очевидно, во-первых, что школа, которую закончил, вуз и затем организация, где осуществляется трудовая деятельность, зародились и развивались в социальной, а не в биологической среде. Во-вторых, закономерности и причины, по которым функционируют и школа, и вуз, и предприятие, обусловлены социальными потребностями.
  Но важно другое. Необходимо рассмотреть наличие или отсутствие в тех же школе, вузе, на предприятии и в других элементах общества, сторон и свойств, которые являются существенными для характеристики их в качестве именно элементов общества, своеобразных общественных отдельных предметов. Один такой предмет как форма социальной Действительности был уже нами выделен и рассмотрен - это человек. Внимательный анализ свойств и их проявлений в функционировании школы, вуза или фирмы, банка, армии, районной или любой иной администрации, государства, наконец, достаточно определенно показывает полное их соответствие свойствам-характеристикам, определяющим человека как общественное формирование. В самом деле. Все, от вуза до государства, вступают в отношения, обладают собственными потребностями, отличающимися от потребностей индивидов, реализуют именно свои интересы, обладают и своей специфической формой деятельности, «работают» в рамках общей и частной (Уставы, Положения) нормативности. Наконец, во всех, каких бы то ни было структурных элементах общественной жизни, рассматриваемых в качестве отдельного субъекта социальной действительности, необходимой составляющей являются люди. Вот и выходит, что и школа, и предприятие, и администрация, и само государство возникали как необходимые формы организации людей в условиях особой, социальной системы - в обществе. И потому все они являются его продуктами: общественными формированиями. Вот почему они не только социальные объекты, но и субъекты собственной деятельности. И тем более важно отметить, что в обществе никто, ни одно общественное формирование не является абсолютно самостоятельным и независимо свободным его элементом. При этом все субъекты, с одной стороны, находятся в разнообразных отношениях друг с другом. А с другой - одноосновные и выполняющие одинаковые профессиональные функции, создают разного состояния прочности определенные структуры. Речь о том, что школы и вузы составляют в обществе структуру образования. Разнообразные лечебные учреждения представляют структуру здравоохранения, энергетические предприятия - структуру энергоснабжения. И суть здесь в том, что не отдельное предприятие, учреждение обеспечивает общественное функционирование, а именно соответствующая структура.
  Выходит, что общественными формированиями как социальными отдельными, особого рода субъектами являются и разного вида общественные структуры. Общество само, таким образом, выступает сложным и предельным социальным объектом, а его структуры осуществляют важнейшую функцию: системную. И, наконец, общество характеризует не статика, недаром древние и даже еще в Новое время соотносили общество, государство с мифическим организмом, Левиафаном. Общество как своеобычная система по-особому в своем функционировании реагирует на внешние и внутренние воздействия, но обеспечивает определенную свою самодостаточность, собственную устойчивость и развитие. Вот почему общество есть не что иное, как полиструктурная система общественных формирований, создающая среду, средства, условия и предметы своего функционирования и развития.
  Важно при этом обратить внимание на такое обстоятельство: общество далеко не только (и не просто) среда для «рождения», появления разного рода общественных формирований: от человека, семьи - до фабрики, суда и прочих отдельных форм и структур, а само является своеобычной организацией, обладающей собственными потребностями и интересами. Потому в современном мире одно общество взаимодействует с другим, с другими. Но оно и не продукт какой-либо специально планируемой, целевой человеческой деятельности, оно никем не создается и не организуется. Общество, наравне и вместе с человеком - это продукт перехода биологической формы движения (жизни) к социальной. Как особая системная целостность и как объект, оно есть не только результат превращения стада в общество (вначале, как род), появление принципиально нового объекта: объект-субъекта. Но общество несет в себе переход от популяционного механизма функционирования к нормативному общественноплеменному. Род и племя - это и есть первые организации социального, первично-исходные формы общества. Именно в рамках этих общественных формирований сложился человек и от потребления объектов природы люди перешли к созданию предметов социальных потребностей, к производству средств и условий воспроизводства культуры и самих себя, и, как целостность - общества.

Контрольные вопросы

  1. В чем заключается характеристика общества как организационной формы социальности?
  2. Для какого подхода характеристики общества основную роль играют производственные отношения?
  3. Какие теории происхождения человека вам известны?
  4. Какие особенности философского анализа позволяют философии претендовать на ведущую роль в изучении сущности человека?
  5. В чем основные различия антропогенеза и социогенеза?
  6. Что в личности можно отнести к её биологическим, а что - к социальным свойствам? Какие из этих черт определяют её сугубо человеческую сущность?
  7. Дайте определения понятий «человек», «индивид», «личность».
  8. Объясните понятия «общественное формирование» и «социоморфема».
  9. Какой смысл вкладывал Аристотель в определение человека как «общественного животного»? Насколько правомерно такое определение?
  10. В чем заключаются восточная, библейско-христианская и социальнополитическая традиции в толковании человека?
  11. В чем принципиальное различие организации биологической и социальной жизни?
  12. Почему отождествление общества и государства мешает продуктивному научному осмыслению социальных проблем?
  13. Что является элементом общественной системы?
  14. Какие характерные черты объекта социальной философии затрудняют социально-философский анализ? (Делают его неоднозначным).
  15. В чем различие понятий «социальный институт» и «общественное формирование»?
  16. Что дает основание определять общество как полиструктурную систему общественных формирований?

 
© www.textb.net