Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Дионисий и другие великие иконописцы Древней Руси – продолжатели дела Андрея Рублева

  Самым крупным мастером живописи второй половины XV и начала XVI вв. был Дионисий, лучшие произведения которого проникнуты глубоким оптимизмом, отражающим подъем национального самосознания, веру в лучшее будущее русского народа.
  Место и год рождения Дионисия неизвестны. По-видимому, он родился около 1440 г., вскоре после смерти А. Рублева, и был учеником одного из ближайших последователей великого мастера.
  Литературные источники оставили нам сведения о ряде работ Дионисия.
  В 1481 г. Дионисий становится руководителем работ и вместе с другими московскими живописцами, имена которых упоминает летопись («Поп Тимофей», «Ярец да Коня»), получает заказ на выполнение икон вновь построенного Успенского собора.
  Из большого количества исполненных Дионисием и его помощниками икон сохранились три: «Апокалипсис» и изображение московских митрополитов Петра и Алексея. Большинство исследователей считают эти иконы произведениями самого Дионисия. Большие монументальные иконы Петра (Кремль) и Алексея (Государственная Третьяковская галерея) одинаковы по размеру и очень похожи друг на друга.
  В центре иконы - торжественное фронтальное изображение митрополита в рост с молитвенно поднятыми руками. В одеждах преобладают холодные, светлые, преимущественно белые тона. Идеализированные лица русского типа бесстрастны. Наряду с официальной трактовкой центрального образа, художник в клеймах той и другой иконы дает ряд интересных сцен, изображающих различные исторические события, в которых принимали участие Петр и Алексей. Эти сцены выполнены в другой, более сложной и жизнерадостной красочной гамме.
  В Государственной Третьяковской галерее находится точно датированная работа Дионисия - икона «Богоматери Одигитрии» 1482 г., исполненная им для Вознесенского монастыря в Монастырском Кремле. Эта икона, написанная на старой доске, вместо обгоревшей во время пожара греческой иконы «Одигитрии», носит печать официального холодка. Образ богоматери отличается строгостью, торжественностью и спокойствием, но художник сумел придать ее лицу русские черты и усилил звуковое звучание образа (вишневые, золотисто-желтые и голубые тона).
  Фрески Дионисия и его сыновей Феодосия и Владимира сохранились только на далеком севере, в Ферапонтовом монастыре (20 км от Кирилло-Белозерского монастыря). Точно датированные надписью на стенах (1500 - 1502 гг.) фрески покрывают стены, столбы и своды собора Рождества Богоматери Ферапонтова монастыря. Большая часть композиции посвящена деве Марии - покровительнице Москвы и Московского государства. Она изображена и в своде алтаря в торжественной позе, восседающей на троне, среди ангелов с младенцем на коленях, и в центральной части «Страшного суда», и на западной стене, в композиции «Деисус» как заступница за человеческий род, умоляющая о милости и снисхождении.
  Во фреске «Покров Богоматери» особенно ярко выражена идея заступничества Марии за людей, идея сострадания и посредничества между людьми и небесными силами. Богоматерь выступает в ней как покровительница русской земли.
  Торжественна и празднична композиция «О тебе радуется», в которой ангелы и святые прославляют Марию. Наряду с композициями, посвященными богоматери, в соборе Ферапонтова монастыря представлены и сцены из жизни Христа. В этой группе выделяется ритмичная композиция «Брак в Кане», построенная по овалу. На первом плане размещены странные удлиненные фигуры с изящно склоненными головами, узкими и покатыми плечами. Формы и линии плоско трактованных зданий на втором плане ритмически повторяют очертания человеческих фигур, играя роль своеобразного компонента. В композициях Дионисия все подчинено образу человека, а архитектура, несмотря на значительное место, ею занимаемое, играет второстепенную роль.
  Типы лиц отличаются мягкостью выражения, но они недостаточно эмоциональны и лишены в большинстве случаев черт психологизма, национальных и индивидуальных особенностей, так отчетливо выраженных в творчестве А. Рублева.
  К работам Дионисия некоторые исследователи относят небольшую икону «Шестиднев», выполненную с тонким, блестящим мастерством. В центре иконы изображен «Деисус» - Христос, Мария, Иоанн Предтеча и ангелы в сверкающих белых одеждах; под ними в полуовальных арках легкие странные фигуры святых и проповедников, также в белых одеждах, на розовых, светло-желтых, голубых и светло-зеленых фонах. Вверху размещены шесть евангельских сцен.
  В этой иконе художник создал прекрасные образы, полные радостного волнения.
  Дионисий умер в начале XVI в., вскоре после окончания стенописи Ферапонтова монастыря. Он оставил целую школу мастеров живописи, которые продолжали его традиции в течение двух первых десятилетий XVI в. Наиболее знаменитыми из них были сыновья Дионисия - Феодосий и Владимир. Из работ Феодосия сохранились миниатюры «Евангелия» 1507 г. (в Санкт-Петрбургской Публичной библиотеке) и недавно расчищенные фрески Благовещенского собора 1508 г. (к сожалению, сохранившиеся плохо и почти утратившие цвет). Работы учеников хранятся в Государственной Третьяковской галерее и в Государственном Русском музее.
  Дионисий работал в один из замечательных периодов истории русского народа, когда русское государство складывалось в могущественное и единое целое и начинался процесс образования общерусской культуры. Лучшие работы Дионисия, проникнутые светлой радостью, выражали мечты и надежды русского народа. Однако в некоторых его произведениях, выполненных по заказу великого князя и крупных церковных деятелей, есть черты официальной торжественности, манерности и изысканности, противоречивости и двойственности; в его живописи уже нет эпической цельности и глубины, свойственных искусству Рублева.
  Крупнейшим мастером живописи XVII в. был иконописец Пимен, Федоров сын, по прозванию Симон Ушаков (1626-1686) - уроженец Москвы, в 1648 г. был принят жалованным иконописцем в Оружейную палату, которая в XVII в. была крупнейшим художественным центром в Московском государстве.
  Роль Симона Ушакова в создании русского художественного стиля XVII в. была очень велика, так как он в течение 38 лет работал в Оружейной палате и долго руководил ее мастерами. Симон Ушаков уделял много времени педагогической работе и интересовался ею; он собирался создать гравированную азбуку рисования, состоящую из анатомических рисунков. До нас эта азбука не дошла, но, возможно, что некоторые изображения лицевого букваря Кариона Истомина, выгравированные мастером Серебряной палаты Леонтием Буниным, являются частями азбуки Симона Ушакова.
  В средние века мастера передавали свои навыки и секреты замкнутому кругу учеников. Иначе поступал Симон Ушаков, который стремился сделать общедоступными свои знания и опыт, положить начало новой системе художественного обучения, которая получила развитие в XVII в.
  Симон Ушаков жил в период борьбы старых, патриархальных церковных воззрений с новыми, светскими реалистическими тенденциями. В области живописи также шли горячие споры сторонников старых икон с темными аскетическими лицами святых со сторонниками новой, более реалистической живописи, в которой лики святых были похожи на живые человеческие лица. Более ярко и последовательно сформулировал новую эстетическую теорию Симон Ушаков, написавший трактат «Слово к любителям иконописа- ния». Из всех искусств он выше всего ставит живопись, ибо ее изображению доступны все явления природы - она оживляет мертвых, напоминает о прошедших делах и т.д. Ушаков выражает широкие взгляды на искусство и его общественное значение, сравнивает живопись с зеркалом, обладающим способностью отражать жизнь такой, какой она есть на самом деле. Эти высказывания свидетельствуют о реалистических устремлениях мастера, порывающего со средневековым художественным мировоззрением.
  Творческая практика Симона Ушакова частично отразила его теоретические взгляды, которые, однако, далеко опередили ее.
  Он одним из первых стал подписывать и датировать свои произведения, иногда сообщая интересные сведения о себе. Лучшие его иконы написаны для церкви Грузинской богоматери в Китай-городе по заказу богатых купцов Никитниковых для московских и подмосковных монастырей (Троице-Сергиева, Новодевичьего, Донского) и церквей. Его произведения украшали храмы и дворцы Кремля. Из стенописей С. Ушакова сохранились фрески церкви Грузинской богоматери 1653 г. Написанные им фрески Теремного дворца и реставрированные им же фрески Золотой и Грановитой палат не сохранились до наших дней, так же, как живопись по холсту, украшавшая коломенский дворец, выполненная под руководством С. Ушакова.
  Из ранних икон С. Ушакова наиболее известна икона «Великий архиерей» (голова Христа в архиерейской митре) 1657 г. из Грузинской церкви. В изображении лица Христа наблюдаются особенности, не встречающиеся в более ранних произведениях иконописи.
  Об интересе Ушакова к изображению человеческого лица свидетельствует другая икона Грузинской церкви - «Благовещение» 1659 г., окруженная мелкими сценами акафиста, написанная тремя мастерами: Яковом Казанцем, Гавриилом Кондратьевым и Симоном Ушаковым, который писал только лица, о чем свидетельствует надпись на иконе. По своему стилю эта икона относится целиком к первой половине XVII в. Скалистые пейзажи и фантастические нагромождения архитектуры, миниатюрные фигурки людей, яркие краски и золото - все напоминает иконы «строгановских» мастеров. В 1668 г. Симон Ушаков написал аллегорическую композицию «Древо государства российского». На иконе изображены Кремль и Успенский собор, у основания которого стоят Иван Калита, «собиратель русской земли», и митрополит Петр, сажающие «древо» государства российского. На ветвях древа в круглых медальонах изображены различные деятели московского государства - князья, цари и патриархи. Внизу, на кремлевской стене стоят слева царь Алексей Михайлович, справа - царица Мария Ильинична с царевичами Алексеем и Федором. В центре древа, в овале изображена покровительница Москвы и Московского государства - Владимирская богоматерь. Образ богоматери, созданный Симоном Ушаковым, не является повторением древней иконы. Ее округлое лицо, нежный цвет розоватых щек и полные губы носят черты жизненности и обаяния. Наиболее реалистичны портретные изображения Алексея Михайловича и членов его семьи. Основная идея произведения - возвышение и прославление Русского государства и его исторических деятелей.
  Симон Ушаков неоднократно вводил портретные изображения в свои иконы. В небольшую икону «Архангела Михаила» 1676 г., хранящуюся ныне в Третьяковской галерее, художник ввел очень жизненную фигуру молящегося человека в обычном одеянии простолюдина, возможно, заказчика и владельца иконы. Исторические свидетельства говорят о том, что Симон Ушаков писал настоящие портреты, «парсуны» (от слова - персона) масляными красками на холсте. В 1669 и 1682 гг. Ушаков написал три портрета царя Алексея Михайловича, в 1685 г. - портрет царя Федора Алексеевича. К сожалению, ни одного из этих портретов не сохранилось до наших дней.
  Из иконописных работ С. Ушакова необходимо отметить ряд изображений «Нерукотворного Спаса», в которых художника больше всего интересует естественность и материальность передачи человеческого лица, и «Троицу» (1671 г.), выполненную по заказу греческого купца. В этой иконе ярче всего отражена борьба старого и нового в творчестве Ушакова. Со старыми традициями связано композиционное построение иконы, повторяющее в несколько измененном виде композицию А. Рублева, жесткие складки ангелов, золотые пробелы, применение обратной перспективы в деталях. Новые черты выражены в большей материальности фигур, особенно лиц ангелов - полных, округлых и светлых по окраске, в богатом натюрморте на столе, довольно правдиво передающем формы сосудов XVII в., овощи и фрукты. Наибольший интерес представляет трактовка заднего плана с могучим деревом, напоминающим вяз, горкой и портиком итальянского типа, изображенным в правильной линейной перспективе. Этот портик взят с картины Веронезе, которую Ушаков знал по гравюре (западные гравюры были хорошо известны мастерам Оружейной палаты).
  В 1680 г. Симон Ушаков написал икону «Тайная вечеря» для Троице-Сергиева монастыря, в которой дана интересная попытка передать интерьер с применением линейной перспективы, довольно свободная группировка апостолов вокруг стола, более разнообразная трактовка лиц (особенно выразителен образ Иуды).
  Ушаков работал не только в области стенописи, иконописи и портретной живописи (масло, холст). Он известен также как гравер и рисовальщик, с рисунков которого делали гравюры другие мастера второй половины XVII в. Из гравюр, выполненных на медных досках, особенный интерес представляет гравюра «Семь смертных грехов», в которой Ушаков обнаруживает редкое для того времени знание форм человеческого тела. Художник изобразил обнаженную фигуру грешника с повязкой на глазах и цепями на руках и ногах. На согнутой спине его сидит верхом дьявол с уздой и бичом в руках; через спину грешника переброшены два связанных лукошка с животными и птицами, олицетворяющими смертные грехи (собака, змея, козел, медведь, лягушка и лев). Сзади стоит павлин с распущенным хвостом (гордость). Все изображения свидетельствуют о довольно верной передаче натуры. Фигура грешника дана в смелом и сложном ракурсе. Формы и мускулы ног, рук и спины переданы довольно правдиво. Точно и живо изображены звери и птицы. Симон Ушаков был художником-новатором. Его искусство проложило путь для развития нового реалистического искусства. Наибольший интерес представляли портретные работы Ушакова, не сохранившиеся до наших дней, так же, как и многие другие парсуны второй половины XVII в.
  Из второстепенных парсун, случайно уцелевших и дошедших до нас в не очень хорошем состоянии, можно указать парсуну царя Федора Ивановича и парсуну князя Репнина. Первая парсуна копирует прижизненный портрет царя, умершего в 1598 г. Она выполнена на доске иконописной техникой и изображает Федора Ивановича в золотом нимбе, как святого. Но лицо его отличается резко выраженными индивидуальными чертами и хорошо передает характер слабоумного царя (парсуна эта, по-видимому, копирует портрет конца XVI в.).
  Портрет князя Репнина выполнен масляными красками на холсте, в новой технике, которую постепенно осваивали русские художники.
  В портрете переданы индивидуальные черты внешнего облика боярина и его богатая одежда. Он изображен в величественной, статичной позе. В этой парсуне попытка передать облик модели с натуры сочетается с иконописной трактовкой композиции, с жесткостью рисунка и сухостью живописи. Замечательным иконописецем Древней Руси был Прокопий Иванович Чирин (умер около середины XVII в.), русский живописец Строгановской школы, в 1620 г. царский жалованный живописец, мастер Оружейного приказа. Для произведений Чирина характерна изысканность несколько темного, выдержанного в одном тоне колорита, ювелирная тщательность письма: иконы «Никита», «Иоанн Воин» (начало XVII в., Русский музей, С.-Петербург), «Богоматерь Тихвинская» (конец XVI - начало XVII вв., Третьяковская галерея).
  Большой интерес представляет парсуна Якова Тургенева начала 90-х гг. XVII в. работы неизвестного мастера, создавшего уже индивидуальную, с чертами психологизма, характеристику пожилого человека с печальными глазами, изображенного плоскостно и фронтально. Этот портрет представляет новый шаг в развитии русской портретной живописи, достигшей в первой четверти XVII в. высокого уровня в работах А. Матвеева и И. Никитина, произведения которых можно поставить в один уровень с лучшими образцами западноевропейского портрета XVII в.
  Накопление светских и реалистических моментов в живописи Древней Руси привело к новому качеству, к рождению светского реалистического искусства в первой четверти XVII в.

Контрольные вопросы

  1. К какому цивилизационному типу относится культура России?
  2. Кто такие протославяне и с каких пор о них известно истории?
  3. Какова была материальная культура древних славян?
  4. Ареал расселения протославян.
  5. Что представлял собой общинно-родовой строй у венедитов и антов?
  6. Факторы, влиявшие на развитие русской культуры.
  7. Пантеон языческих богов древних славян.
  8. Важнейшие языческие праздники на Руси.
  9. Заупокойный ритуал древних славян.
  10. Самобытность художественной культуры Древней Руси.
  11. Феофан Грек, Андрей Рублев, Дионисий - титаны русской средневековой живописи.
  12. Деятельность Симона Ушакова и Прокопия Чирина (XVI - XVII вв.).
  13. Образы и сюжеты древнерусского средневекового искусства русской иконописи в XVII в.
  14. Черты реализма в русской иконописи.

Список рекомендуемой литературы

  1. Арнольдов, А.И. Введение в культурологию / А.И. Арнольдов. - М., 1989.
  2. Вагнер, Г.К. Искусство Древней Руси / Г.К. Вагнер, Г.Ф. Владышевская. - М., 1993.
  3. Греков, Б.Л. Из истории культуры Древней Руси / Б.Л. Греков. - М.-Л., 1994.
  4. Зезина, М.Р. История русской культуры / М.Р. Зезина, Л.В. Кошман, В.С. Шульгин. - М., 1990.
  5. Мавроди, В.В. Происхождение русского народа / В.В Мавроди. - Л., 1988.
  6. Милюков, П.Н. Очерки истории русской культуры : в 3 т. / П.Н. Милюков. - М., 1993.
  7. Рыбаков, Б.А. Первые века русской истории / Б.А. Рыбаков. - М., 1964.
  8. История СССР с древнейших времен до конца XVIII в. / под ред. Б.А. Рыбакова. - М., 1990.
  9. Кондаков, И.В. Введение в историю русской культуры / И.В. Кондаков. - М., 1994.
  10. Носова, Г.А. Язычество в православии / Г.А. Носова М., 1975.
  11. Рыбаков, Б.А. Язычество Древней Руси / Б.А. Рыбаков. - М., 1986.
  12. Рыбаков, Б.А. Язычество древних славян / Б.А. Рыбаков. - М., 1994.
  13. Рябцев, В.С. Путешествие в Древнюю Русь / В.С. Рябцев. - М., 1995.
  14. Алпатов, М.М. Русское искусство X - XX вв. / М.М. Алпатов. - М., 1980.
  15. История русского искусства / Под ред. И.Э. Грабаря. - М., 1969.
  16. Ракова, М.М. История русского искусства / М.М. Ракова, И.В. Рязанцева. - М., 1978.
  17. Рябцев, Ю.С. Путешествие в Древнюю Русь: Рассказы о русской культуре / Ю.С. Рябцев. - М., 1995.
  18. Черный, В. Д. Искусство средневековой Руси / В.Д. Черный. - М., 1997.

 
© www.textb.net