Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


7.2. Культура Российского Зарубежья

  Российская эмиграция имеет многовековую историю. В XVI в. в Литву бежал князь А. Курбский и оттуда полемизировал с И. Грозным. За рубежом работал первопечатник И. Федоров. Многочисленной была российская эмиграция в XIX в.: А. И. Герцен, Н. П. Огарев, М. А. Бакунин, Л. И. Мечников, П. Л. Лавров и другие, боровшиеся с самодержавием. Большую часть жизни прожил за рубежом И. С. Тургенев, многие художники творили вне России. Значительной эмиграция из России была на рубеже XIX-XX вв.: революционеры, экономические переселенцы (украинцы, евреи и т. д.).
  Октябрьская революция 1917 г. и гражданская война привели к эмиграции около 2 млн человек. А всего за пределами образованного СССР (1922) оказалось до 10 млн человек (экспедиционный корпус, Финляндия, Польша, Прибалтика, КВЖД). Основными центрами эмиграции стали Париж, Берлин, Прага, Белград, София, а в годы II мировой войны - США, Канада, Аргентина.
  После 1917 г. в эмиграции оказалось большинство известных русских писателей и поэтов: А. Аверченко, М. Алданов, Л. Андреев, М. Арцыбашев, К. Бальмонт, И. Бунин, Д. Бурлюк, А. Куприн, И. Северянин, М. Цветаева, в 1932 г. уехал в эмиграцию Е. Замятин. Из них вернулись на родину немногие: А. Н. Толстой, М. Горький, А. Куприн, М. Цветаева.
  Можно выделить четыре волны эмиграции: первая - это, в основном, интеллигенция, элита старой России, надеявшаяся вернуться после событий Октября 1917 г.; вторая - эмигранты в годы II мировой войны, стремившиеся к быстрой ассимиляции; третья - диссиденты 60 - 80-х гг., в основном, представители творческой интеллигенции; четвертая - после начала «перестройки» - «новая эмиграция»: экономическая, криминальная, научная, художественная. Первая и третья волны очень много сделали для развития российской зарубежной культуры.
  За первые полвека (1920 - 1970) в зарубежной России вышло около 10 тыс. книг эмигрантов. Работали издательства: ИМКА-Пресс (Париж), имени А. П. Чехова (Нью-Йорк); выходила периодика, например, до 1970 г. печаталось 2 230 журналов и газет. Русская культура через эмигрантскую литературу получала всемирную из-вестность и влияние, ибо большая часть книг и статей затем переиздавалась на европейских языках.
  За рубежом оказались многие деятели музыки: композиторы - А. К. Глазунов, А. Т. Гречанинов, С. С. Прокофьев, С. В. Рахманинов, И. Ф. Стравинский, Н. Н. Черепнин; ведущие артисты балета - А. Павлова, В. Ф. Нижинский, В. Коралли, М. Кшесинская, А. Данилова, Г. М. Баланчин, Л. М. Лифарь; крупные театральные деятели - С. П. Дягилев; певцы - Ф. И. Шаляпин, А. Вертинский, В. Козин и др. За границей были созданы хоры Донских казаков, под руководством Н. Кострюкова, хор имени атамана Платова и др.
  В эмиграции работали многочисленные театральные труппы. Так, в 1927 г. в Париже давали представление Русский интимный театр, Зарубежный камерный театр, Театр комедии и драмы. За границей оказались видные актеры: М. Чехов, И. Мозжухин, В. Греч, П. Павлов, А. Вырубов; теоретики театра и режиссеры: Н. Евреинов, Ф. Комиссаржевский.
  Изобразительное искусство эмиграции оставило след в мировом искусстве - Н. К. Рерих, А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, В. Кандинский, М. Шагал и др.
  В кинематографе в качестве сценаристов, художников, режиссеров работало немало выходцев из России. Ю. П. Анненков отмечал, что целый ряд мировых кинематографических шедевров, созданных в 1918 - 1945 гг., должны бы называться русскими, но слава пришла не создателям, а странам, где снимались кинокартины.
  В науке многие ученые из России получили широчайшее признание: П. Сорокин, Н. С. Тимашев, Н. Бердяев; среди них есть Нобелевские лауреаты: И. Р. Пригожин (1977) - химия, С. Кузнец (1971) - экономика, В. Леонтьев (1972) - экономика. Кроме того, Нобелевскими лауреатами стали И. Бунин (1933), А. Солженицын (1970), И. Бродский (1987). Общее число научных работников-эмигрантов превысило 1 тыс. человек, а с учетом родившихся за рубежом - более 2 тыс. Библиография только учтенных научных трудов превышает 13 тыс. работ.
  Российские эмигранты послереволюционной поры делали все возможное для сохранения русской культуры, для воспитания молодого поколения в духе русских национальных традиций. Открывались русские школы, вузы, научные институты, консерватории, Православный Богословский институт и т. д. Благодаря большой просветительской работе русская эмиграция сохраняла свой национальный характер, а дети эмигрантов получали образование на родном языке и не порывали связи с русской культурой, развивали ее в условиях полного отрыва от родной почвы. Особую роль как центров эмигрантской культуры сыграли Париж и Сорбонский университет, где были заложены глубокие традиции изучения русской культуры, что повлияло на жизнь французской интеллигенции. Лев Тарасов (псевдоним Анри Труайя) и Иосиф Кессель были избраны членами Французской Академии. В. В. Набоков стал писать на английском языке и стал классиком англоязычной литературы.
  Сожалению, изучение зарубежной российской культуры только начинается. Долгие годы она недооценивалась. Есть и другая крайность последних лет - в условиях глубочайшего кризиса в России едва ли не главным источником обновления называют Зарубежье. Необходимо уходить от таких неверных полярных представлений, понимая, что без Зарубежья картина отечественной культуры будет неполной. Культура Русского Зарубежья, сохраненная и развитая эмигрантами разных политических ориентаций, должна стать достойной частью современной отечественной культуры.
  Для общественно-политической жизни и идеологии современной России характерна поляризация, возрождаются традиционные политические идеи и споры. Вновь оживают дискуссии славянофилов и западников. Среди политического и философского наследия эмиграции особого внимания заслуживает возникшая в 20-е гг. ХХ в. концепция евразийства, вокруг которой шли тогда и продолжаются по сей день споры сторонников и противников этой идеи.
  Евразийство было реакцией части Русского Зарубежья на революцию, подпитывалось разочарованием в прежних идеологических схемах, наблюдением за жизнью европейских стран, в которых переживали кризис традиционные и либерально-демократические политические институты. Разочаровавшись в старых идеях, но не желающие примириться с унижением и падением Отечества, русские эмигранты искали нового, нетрадиционного объяснения причин того, что произошло с Россией. В то же время, в своих основных положениях евразийство воспроизводило и актуализировало в новых условиях старые споры о месте России в контексте мировой цивилизации, об отношениях Востока и Запада, о «почве» и «цивилизации», по-своему отвечая на вопрос о своеобразии России, оно предлагало свою модель возрождения страны.
  Отторгнутые революцией от России, они вынесли из происшедшего катастрофическое мироощущение. Трагический поиск «идеи- правительницы», которая бы смогла привести Россию к процветанию - главное содержание и главный смысл работ евразийцев. Для их работ характерен междисциплинарный подход, они - яркая страница в русской и мировой социальной науке. К 1937 г. евразийство как цельное течение и единая научная школа прекратило свое существование.
  Среди евразийцев были видные представители эмиграции: лингвисты - Н. Трубецкой и Р. Якобсон, философы - Л. Карсавин, С. Франк, историки - Г. Вернадский, Г. Флоровский, правовед - Н. Алексеев, ученые-публицисты - П. Сувчинский, Д. Святополк-Мирский, П. Савицкий. Основные работы евразийцев: Н. С. Трубецкой «Европа и человечество» (1920), коллективный сборник «Исход к Востоку» (1921), «На путях», издавалась газета «Евразия», журнал «Версты».
  Евразийцы преемственно связаны с идеями славянофилов, Н. Данилевского, К. Леонтьева, Вл. Соловьева. Они считали, что за понятиями «человечество», «общечеловеческая цивилизация», «мировой прогресс» нет адекватной реальности, они стояли на позиции существования культурно-исторических типов. Евразия, по их мнению, - особый, отдельный культурно-исторический тип, противостоящий европейской (романо-германской) цивилизации. Они отмечали особую роль в истории страны православия и византизма, говорили об ориентации на Восток: «азиатская ориентация становится единственно возможной для настоящей русской национальности» - писал Н. Трубецкой. Евразийцы подчеркивали, что большую и положительную роль в создании великой русской государственности сыграл «пример монголо-татарской государственности». П. Савицкий писал: «Велико счастье Руси, что в момент, когда в силу внутреннего разложения она должна была пасть, она досталась татарам и не кому другому». (Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. - М.: Наука, 1993. - С. 124) Фактически монголы первыми сформировали евразийский мир, полагали евразийцы.
  В программном документе 1926 г. сформулирована основная идея евразийцев: «Культура России не есть ни культура европейская, ни одна из азиатских, ни сумма или механическое сочетание из элементов той и других. Она совершенно особая специфическая культура... Ее надо противопоставлять культурам Европы и Азии как середину, срединную, евразийскую культуру. Евразия - это особый материк, совпадающий с границами Русской империи» (Пути Евразии.- М.: Русская книга, 1992. - С. 375).
  Основные положения евразийцев сводятся к следующему:
  1. География. Евразия - это особое географическое пространство. Для него характерна малая связь с Мировым океаном, в отличие от Европы. Огромные размеры и наличие естественных богатств позволяет быть экономически самодостаточным, быть автономным «континентом-океаном». Территория четко делится на промышленные и сельскохозяйственные регионы. Границы Евразии совпадают с естественными границами Российской империи.
  2. Культура: истоки и влияние. «Мы не славяне и не туранцы (хотя в ряду наших биологических предков есть и те, и другие), а русские» (Пути Евразии... - С. 374). Россия - Евразия - продолжательница культурных традиций Византии. Заметный след в культуре оставила восточная волна. Евразийская культура - это культура-наследница, осваивающая чужие традиции, центры, возникновения которых уже угасли, и соединяющая их с генеральной идеей - православием.
  3. Геополитика. Единство культурно-материковое нельзя смешивать с национально-государственным, поэтому недопустимы сравнения с федеративными европейскими государствами. Истоки жизнеспособности не в Киевской Руси, ставшей лишь колыбелью будущего руководящего народа Евразии, и даже не в Северо-Восточной Руси. «Впервые евразийский культурный мир предстал как целое в империи Чингиз-хана. Монголы формулировали историческую задачу Евразии, положив начало ее политическому единству и основам ее политического строя» (Пути Евразии... - С. 381). Преемницей монгольского государства стала Московская Русь. Российская империя почти закончила государственное объединение Евразийского материка. Однако правящий слой не осознал суть идеи Евразии и оказался под сильным влиянием европеизации. На смену старой идеологии Москвы пришла созданная по европейскому образцу «романтическая» теория русской культуры, генеалогия которой выводилась из славянской традиции.
  4. Самодостаточность. Заимствование чужой культуры, в конечном итоге, оборачивается деформацией собственной. Чтобы избежать этого, необходимо руководствоваться стремлением к самопознанию: только, оно укажет человеку или народу его настоящее место в мире. Лишь вполне самобытная национальная культура есть подлинная и отвечает этическим, эстетическим и утилитарным требованиям, которые к ней предъявляются. Стремление к общечеловеческой культуре несостоятельно: оно свелось бы к удовлетворению чисто материальных потребностей при полном игнорировании духовных, либо навязали бы всем народам формы жизни, выработанные из национального характера одного этноса.
  5. Европа - враг. С начала ХХ в. взаимодействие евразийской и европейской культур перемещается из области техники, государственного строительства и политической жизни в сферу миросозерцания. Это круто меняет дело. Евразийская культура может раскрыться только на своих путях, хотя в культурах Запада и Востока много общего. Западная романо-германская культура становится злейшим врагом, потому что претендует на постоянное главенство.
  6. Душа культуры. Культуре нельзя просто научиться или заимствовать ее. Продолжателем культурной традиции является только тот, кто качественно ее обновляет и превращает в свою собственность, в неотъемлемый духовный элемент личного бытия, как бы воссоздает ее заново. Евразийская мысль всегда пеклась о духе, душе, стремясь выйти за пределы быта, европейской цивилизации. Вера - духовный символ культуры. Всякая национальная культура рождается на религиозной основе. Душа евразийской культуры - православие, отсюда стремление к всеединству, отсюда синтез разных идеологий.
  7. Мессианизм. Восток отличает от Запада «горение веры». Культура Евразии пронизана идеями православия, возникает особое идеократическое государство. Идеи, претендующие на влияние, дают начало мифу, и в этой мифологической форме они становятся настоящей силой. Говорить об истинности или ложности идей бессмысленно, ибо всякая идея соответствует какому-либо переживанию и в этом смысле является реальностью. Культура Евразии ориентированна на «организацию хаоса» и постепенное распространение организационного (истинного) начала на всю сферу Вселенной. И здесь она противостоит романо-германской культуре, ориентированной на непримиримый конфликт истинного и ложного. Православие, являющееся центром культуры, претендует лишь на часть истины, но не отрицает претензий на нее других культур. Православие не замкнуто в себе и в своем развитии, призывает к свободному саморазвитию других.
  8. Церковь и государство. Православие верит в возможность и необходимость преображения бытия через его христианизацию, отсюда православие приспосабливается к той или иной политической форме. Оно не считает государство единственной реальной силой, верует в свою силу, благожелательно к власти, расценивая ее как преходящую. Деятельность церкви и государства разграничивается. Церковь стремится к свободной истине, соборному единству, освоению и раскрытию соборного предания. Государство обеспечивает единство нецерковного мира, но оно действует в мирской форме, ошибается и грешит, отсюда господствующие и подчиненные, отчуждение личности от общества, использование силы и принуждения.
  9. Государство правды. К идеалу Русь шла не через рациональное сознание, а через религиозно-положительный опыт. Главная идея справедливого государства, «государства правды» - подчинение государственности ценностям, имеющим непреходящее значение. Причем «государство правды» - не конечный идеал, а только этап на пути достижения истины. У такого государства три главных задачи: во-первых, блюсти православие, во-вторых, - главное - возвращать правду на землю, в-третьих, противостоять абсолютизации материального начала в жизни народа. В России под различными теориями всегда проглядывало желание соблюсти эту изначальную истину, обуздать стихию человеческой воли, добиться самоподчинения человека религиозно-государственной правде. «Государство правды» и «правовое государство» - два различных миросозерцания: для первого характерны религиозный пафос, для второго - материальные интересы, в первом правят герои, во втором - серые, средние люди.
  10. Идея-правительница. В культуре должна быть выработана своя идеология, органично связанная с конкретной жизнью. Такая идеология вытекает из абсолютной стержневой идеи, она сущность культуры, архетип данной культуры. На поиск и обнаружение этой идеи нацелена вся культура, поиск истины в ее рациональной и бессознательной формах. Этот архетип, в конечном счете, определяет и перспективу развития культуры в сложном сочетании географических, этнических, психологических и иных моментов. Его черты способны проявляться в бессознательном, устремлении культуры в пространстве и времени, особенностях национального творчества и стилях мышления, агрессивности или сдержанности. «Идея-правительница» не может быть рационально понята до конца: это мотив и источник культурной деятельности, она переживается, но часто не осознается. Колыбелью ее является духовное самосознание и реальный опыт правящего слоя данной национальной культуры.
  11. Господство идеологии. Идея при разных государственных и политических формах формирует систему «идеалоправства». Народом и странами правят идеи. Идеология - не просто инструмент власти, она сама власть, которая предстает в двух ипостасях: «идея правительница» и правящий слой, формируемый по идейному принципу из элиты.
  12. «Правящий отбор». Правящий слой культуры выражает не групповой, а общенациональный интерес. В России этот слой готовился в спешке и часто менял свой характер.
  13. Идеократия. Должна возникнуть новая модель правления - идеократия, построенная по корпоративному принципу, когда само дело отбирает достойных. Власть должна быть максимально сильна и близко стоять к народу.
  Имелись и другие положения: о характере политических организаций, построенных по типу религиозного ордена, о корпоративном государстве, выражающем интересы народа, о власти - «идеократиче- ской», но не доктринальной.
  Евразия - это два культурных мира: разных, непохожих, часто противоборствующих, но обреченных природой и судьбой на взаимодействие. На протяжении всей известной истории Евразии во взаимоотношениях евразийских народов отмечена закономерность - пульсирующее чередование единой государственности и системы государств.
  В настоящее время значительно усилился интерес к евразийской тематике от безусловного признания до категорического неприятия. Видимо, в этой концепции необходимо сделать упор на культурологическом аспекте, на анализе проблем мультикультурности России, в то же время, памятуя о растущей глобализации.
  Современные евразийцы подчеркивают необходимость интеграции, взаимодействия народов, связанных культурно-историческими, цивилизационными связями. Но это взаимодействие должно происходить на новой политической, экономической, идеологической основе, на новой евразийской идее, вобравшей все ценное из прошлого. Суть современного евразийства сводится к следующему: благо народов, населяющих евразийский мир; самобытное, неподражательное развитие; модернизация без вестернизации; значимость развития национальных культур; самосознание собственной духовной самобытности, но без отторжения культуры других, осознание собственной системы ценностей; значительное повышение уровня образования, в том числе гуманитарного: чем выше уровень образования, тем выше уровень национального сознания; необходимость силы, способной защищать свои интересы.
  Стремление некоторых политических сил к максимально быстрому «вхождению в Европу», приобщению к «универсальной цивилизации» с соответствующими ценностями, нормами, формировавшимися в иных исторических условиях, чревато отказом от собственной национально-культурной идентичности, собственных ценностей, что таит в себе опасность распада России. Необходимо помнить, что «естественные границы» России там, где существует российская культура. Утратить национальную культуру значит утратить Россию.

 
© www.textb.net