Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Текст 5. Ранний гуманизм

  (История эстетической мысли в 6-ти томах. / Овсянников М.Ф. и др. - М.: Искусство, 1985. Т.2, с 133-136).
  На возникновение и развитие эстетической теории эпохи Возрождения большое влияние оказала гуманистическая мысль, выступившая против средневековой религиозной идеология и обосновавшая идею высокого достоинства человеческой личности. Поэтому, характеризуя основные направления эстетической мысли Ренессанса, нельзя обойти стороной наследие итальянских гуманистов XV века.
  Следует отметить, что в эпоху Возрождения термин «гуманизм» имел несколько иной смысл, чем тот, который обычно вкладывается в него сегодня. Этот термин возник в связи с понятием «studia humanitatis», то есть в связи с изучением тех дисциплин, которые противостояли схоластической системе образования и были связаны своими традициями с античной культурой. В их число входила грамматика, риторика, поэтика, история и моральная философия (этика).
  Как отмечает Л.М.Брагина, «гуманистами в эпоху Возрождения называли тех, кто посвящал себя изучению и преподаванию studia humanitatis. Этот термин имел не только профессиональное, но и мировоззренческое содержание: гуманисты были носителями и творцами новой системы знания, в центре которой стояла проблема человека, его земного предназначения».
  К числу гуманистов относились представители разных профессий: педагоги — Филельфо, Поджио Браччолини, Витторино да Фельтре, Леонардо Бруни; философы — Лоренцо Балла, Пико делла Мирандола; писатели — Петрарка, Боккаччо; художники — Альберти и другие. Творчество Франческо Петрарки (1304—1374) и Джованни Боккаччо (1313—1375) представляет собой ранний период в развитии итальянского гуманизма, заложившего основы более цельного и систематизированного мировоззрения, которое было развито позднейшими мыслителями.
  Петрарка с необычайной силой возродил интерес к античности, в особенности к Гомеру. Тем самым он положил начало тому возрождению античной древности, которое было столь характерно для всего Ренессанса. Вместе с тем Петрарка сформулировал новое отношение к искусству, противоположное тому, которое лежало в основе средневековой эстетики. Для Петрарки искусство уже перестало быть простым ремеслом и стало приобретать новый, гуманистический смысл. В этом отношении чрезвычайно интересен трактат Петрарки «Инвектива против некоего медика», представляющий полемику с Салютати, который доказывал, что медицину следует признать более высоким искусством, чем поэзию. Эта мысль возбуждает гневный протест Петрарки. «Святотатство неслыханное, - восклицает он, - госпожу подчинить служанке, свободное искусство - механическому». Отвергая подход к поэзии как к ремесленному занятию, Петрарка истолковывает ее как свободное, творческое искусство. Не меньший интерес представляет трактат Петрарки «Средства о врачевании счастливой и несчастливой судьбы», в котором изображается борьба рассудка и чувства в отношении к сфере искусства и наслаждения, причем, в конечном счете, побеждает близкое к земным интересам чувство.
  Не меньшую роль в обосновании новых эстетических принципов сыграл другой выдающийся итальянский писатель Джованни Бокаччо. Автор «Декамерона» посвятил четверть века работе над главным, как он считал, трудом своей жизни, теоретическим трактатом «Генеалогия языческих богов».
  Особый интерес представляют XIV и XV книги этого обширного сочинения, написанные в «защиту поэзии» против средневековых нападок на нее. Эти книги, получившие огромную популярность в эпоху Возрождения, положили начало особому жанру «апологии поэзии».
  По существу своему мы наблюдаем здесь полемику со средневековой эстетикой. Бокаччо выступает против обвинения поэзии и поэтов в аморализме, излишестве, фривольности, обмане и т.д. В противоположность средневековым авторам, упрекавшим Гомера и других античных писателей в изображении фривольных сцен, Бокаччо доказывает право поэта на изображение любых сюжетов.
  Несправедливы также, по мнению Бокаччо, обвинения поэтов во лжи. Поэты не лгут, а лишь «ткут вымыслы», говорят правду под покровом обмана или, точнее, вымысла. В связи с этим Бокаччо страстно доказывает право поэзии на вымысел (inventi), изобретение нового. В главе «О том, что поэты не лживы», Бокаччо прямо говорит: поэты «...не связаны обязательством держаться правды во внешней форме вымысла; наоборот, если отнимем у них право свободно применять любой род вымысла, вся польза их труда обратится в прах» (О генеалогии языческих богов, XIV, 13).
  Боккаччо называет поэзию «божественной наукой». Более того, заостряя конфликт между поэзией и теологией, он саму теологию объявляет видом поэзии, ведь она, так же как и поэзия, обращается к вымыслу и аллегориям.
  В своей апологии поэзии Боккаччо доказывал, что главнейшими ее качествами являются страсти (furor) и изобретательность (inventio). Такое отношение к поэзии не имело ничего общего с ремесленным подходом к искусству, оно обосновывало свободу художника, его право на творчество.
  Таким образом, уже в XIV веке у ранних итальянских гуманистов формируется новое отношение к искусству как к свободному занятию, как к деятельности воображения и фантазии- Все эти принципы легли в основу эстетических теорий XV века.
  Значительный вклад в развитие эстетического мировоззрения Ренессанса внесли и итальянские педагоги-гуманисты, создавшие новую систему воспитания и образования, ориентированную на античный мир и античную философию.
  В Италии начиная с первого десятилетия XV века один за другим появляется целый ряд трактатов о воспитании, написанных педагогами- гуманистами: «О благородных нравах и свободных науках» Паоло Вержерио, «О воспитании детей и их добрых нравах» Маттео Веджио, «О свободном воспитании» Джианоццо Манетти, «О научных и литературных занятиях» Леонардо Бруни, «О порядке обучения и изучения» Баттисто Гуарино, «Трактат о свободном воспитании» Энея Сильвия Пикколомини и др. До нас дошло одиннадцать итальянских трактатов по педагогике. Кроме того, теме воспитания посвящены многочисленные письма гуманистов. Все это составляет обширное наследие гуманистической мысли, которое тщательно исследовано в современной литературе.
  «Чистой» эстетики, самостоятельных трактатов на эстетические темы мы, пожалуй, не найдем в гуманистической педагогике. Зато почти в каждом из педагогических трактатов мы находим подробные рассуждения о роли в воспитании таких видов искусства, как музыка, литература, ораторское искусство. И дело здесь не в том, что искусство признавалось как важный и необходимый элемент или средство воспитания. Связь педагогики и эстетики здесь глубже. Она определяется тем, что в художественной культуре Ренессанса практический, утилитарный элемент так же силен, как и момент художественный, эстетический. Здесь искусство еще органически включается в жизнь и сама жизнь трактуется в высшей степени художественно, пластично. Если не учитывать этой весьма существенной особенности культуры Возрождения, то приходится отказать ей в самой идее эстетического воспитания, как это делает, например, известный английский искусствовед Герберт Рид. В своей книге «Воспитание через искусство», давая исторический очерк развития идей художественного воспитания, Рид заявляет, что рационалистической педагогике Ренессанса, как, впрочем, и средневековой мысли, была совершенно чужда идея эстетического воспитания в том виде, как она была сформулирована еще в античную эпоху Платоном. «Эта слепота, — пишет Рид, — имеет объяснение в европейской мысли. Христианская мораль в течение всего периода своего формирования в средние века была целиком под влиянием логического интеллектуализма и антиэстетических склонностей, которые были приданы ей шизофреническими учениями, подобными учениям св. Павла и Августина. Этот этический догматизм был так силен, что когда пришел Ренессанс с его возрождением эстетической деятельности и воспитания, в котором были также элементы платонизма, то и здесь не было достигнуто реального понимания платоновской теории, не встал даже вопрос о ее введении как альтернативы догматическому учению церкви. Гуманистическая традиция воспитания, как она была отражена у Витторино или Агри- колы, полностью стоит на стороне рациональной или логической структуры воспитания. Это — мир грамматиков. Искусство признается только как средство отдохновения от напряженности мысли.
  Как мы видим, Рид начисто отказывает гуманистической педагогике в идее эстетического воспитания и в понимании платоновской теории. Но действительно ли педагогика Ренессанса была такой утилитарной, такой сухо рационалистической, какой ее рисует Рид? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к анализу самой педагогической теории и практики Возрождения.
  Один из первых опытов гуманистического воспитания предпринял известный падуанский гуманист Витторино до Фельтре (1378—1446). В 1423 году по приглашению маркиза Франческо Гонзаго он приезжает в Мантую. Здесь в загородном доме, получившем впоследствии название «Casa Giocosa» («Дом радости»), он основывает первое в своем роде экспериментальное предприятие, где на практике проверялись педагогические теории и представления итальянских гуманистов.

  (История эстетической мысли в 6-ти томах / Овсянников М.Ф. и др. - М.: Искусство, 1985, Т. 2, с. 133-136.)

Вопросы к тексту

  1. Кого называли «гуманистами» в эпоху Возрождения?
  2. Кто является представителем эстетики «раннего гуманизма»?
  3. Что из произведений «раннего гуманизма» указывает на полемику со средневековой эстетикой?
  4. Почему нельзя обнаружить самостоятельных трактатов на эстетические темы в раннегуманистической педагогике?
  5. Какова оценка английским эстетиком Гербертом Ридом «раннего гуманизма»?

 
© www.textb.net