Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Текст 3. Дуалистическое понимание человека

  Ранее мы говорили о том, что отношение мира идей к вещам достаточно определенно, недуалистично в обычном смысле, ибо идеи являются истинной причиной всего сущего. Однако дуалистично понимание Платоном отношения души к телу, поскольку, кроме метафизико-онтологического плана, он вводит религиозную компоненту орфизма и свойственную ей оппозицию между душой (= сверхчувственным) и телом (= чувственным). По этой причине тело понимается не просто как обиталище души, благодаря которой тело живет (на службе у души, как это понимал Сократ), но, скорее, как могильный склеп, или как тюрьма души, где она изнуряется в муках. В «Горгии» мы читаем: «Как не восхищаться Еврипидом, когда он говорит: «Кто знает, жить — не значит ли умирать, а умирать — не значит ли вновь ожить?» и, быть может, мы, в действительности, мертвы. Ведь и я слышал от мудрецов, что мертвы мы, и тело наше — могила наша».
  Пока мы имеем тело, мы мертвы, ибо фундаментально мы есть благодаря душе, а душа, пока она в теле, — она, как в могиле, значит, умерщвлена. Смерть тела — это жизнь, ибо душа освобождается от неволи. Тело — корень всех зол, источник нездоровых страстей, неприязни, несогласия, невежества и просто безумия: т.е. всего того, от чего гибнет душа. Такая негативная оценка телесного несколько притушевывается в последних работах Платона, но не исчезает совсем. Надо сказать, что платоновская этика лишь частично обусловлена этим дуализмом. Его теоремы неизбежно основаны на метафизическом различении души (интеллигибельной сущности) и тела (чувственном существе) в значительно большей степени, нежели на мистериософии души как демона и тела как могильного склепа. Как бы то ни было, «вторая навигация» остается, по существу, истинным фундаментом платоновской этики.
  Парадоксы «бегства от тела» и «бегства от мира» и их смысл
  Первый парадокс отчетливо обнаруживается в диалоге «Федон». Душа должна избегать тела, насколько это возможно, истинный философ желает смерти, а истинная философия — это «упражнение в смерти». Смерть — всего лишь эпизод, онтологически имеющий отношение только к телу; она не только не вредит душе, напротив, дарует ей жизнь новую, праведную, предоставленную лишь ей самой, которая, наконец, беспрепятственно соединяется с миром умопостигаемого. Смысл парадокса не меняется, если формулировку перевернуть в обратном порядке: философ есть тот, кто желает истинной жизни (смерти тела), а философия есть упражнение в подлинной жизни, т.е. в чистом пространстве духа. Найти дух, значит, потерять тело.
  Не менее ясен смысл второго парадокса, — «бегства от мира». Платон сам объясняет это как средство соединения с миром идей и уподобления Богу в добродетели. «Зло не прейдет, скорее, оно будет вечно противостоящим благу; нельзя найти место среди богов, скитаясь по этой земле вокруг нашей смертной натуры. Вот почему надобно как можно быстрее покинуть этот мир ради другого. А это значит уподобиться Богу так, как это только возможно и доступно человеку, достигнув праведности, святости и вместе с тем мудрости».
  Смысл обоих парадоксов идентичен: бегство от тела и от мира значит одно: избавиться от телесного и мирского зла, уподобляясь Богу, «мере всех вещей», как сказано в «Законах», через добродетель и познание.Очищение души как познание и диалектика как обращение
  Высшим моральным долгом человека Сократ полагал «попечение о душе». Платон закрепляет этот императив Сократа, придав ему некий мистический покров замечанием, что «забота о душе» означает ее очищение. Последнее достижимо через разрыв с чувственным и соединение с родственным миром интеллигибельного и духовного. Это очищение, весьма отличное от орфических инициации, совпадает с подъемом и вхождением в чистую науку и познание, что, однако, не ведет к алогичности и экстатичности созерцания. Своеобразие платоновского мистицизма — в акценте на силу катарсиса, сопровождающего научный поиск как прогрессирующее восхождение к знаниям. Понятно, что для Платона процесс рационального познания со временем становится процессом морального обращения, преображения. В той мере, в какой познание ведет от чувственного к сверхчувственному, один мир преображается в другой, из иллюзорного пространства мы попадаем в подлинное. В этом и состоит добродетель.

  (Реале Дж., Антисери А. Западная философия от истоков до наших дней. Т. I. Античность. - ТОО ТК «Петрополис», 1994. - С. 118-119.)

Вопросы к тексту

  1. Каковы общефилософские основания дуалистической оппозиции души и тела в учении Платона?
  2. В чем смысл платоновского термина «вторая навигация»?
  3. Сформулируйте парадоксы «бегства от тела» и «бегства от мира» согласно диалогам «Федон» и «Законы».
  4. Каковы основания императивности морального долга в учении Платона?
  5. Каковы этические основания приравнивания «мира идей» к высшему благу в учении Платона?

 
© www.textb.net