Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2. Познавательно-преобразующая функция искусства

  Отражая действительность специфическим художественно-обобщенным способом, искусство преобразует и познает ее. В самом широком и общем смысле мы не погрешим против истины, утверждая, что познание в искусстве - одна из самых универсальных и социально­значимых функций искусства.
  Конечно, речь не об узком гносеологизме в отношении поиска «художественной истины»и воссоздания художественной картины мира наподобие открытия научных законов и воссоздания научной картины мироздания. Познавательная функция искусства реализует себя в иных, доступных лишь ему формах. К тому же более проницательных, достигающих глубинных тайн человеческой психики. Примечательно, что подобного рода признание прерогатив искусства мы находим не только со стороны представителей гуманитарных, но и так называемых точных наук, как например, в учениях выдающихся ученых В. И. Вернадского, Н. Бора, А. Эйнштейна.
  В "микроскоп" искусства, как его определял писатель-гуманист, могут быть рассмотрены самые тончайшие подробности, с помощью которых объясняется внешнее. Но искусство не должно терять главного в понимании своего назначения. В этом смысле само понятие «функция», предписывающее некий специализированный прагматизм в отношении искусства, должно сохранять более широкий контекст высшего назначения культуры и человека как ее творца.
  Никакие изменения в жизни и судьбе человека, может быть даже самые экстремальные ситуации, испытания у самой черты опасности не в состоянии отнять у него то, что стало выражением высшего смысла его существования - искусство же выражает этот смысл. Оно всегда оказывалось выше биологической или какой-либо другой конечности страдания. Бессмертные песни, созданные народом, рождены из страдания, так же как великая поэзия. О чем бы ни рассказывало подлинное реалистическое искусство разных времен, оно обращено к смыслу и назначению человеческой жизни. Достойно или недостойно человека прожита жизнь, но сквозь случайности, факты и характеры к нам приходит философский вопрос - не в риторическом и саморефлектирующем смысле спрашивающего и не имеющего на то ответа о смысле бытия. Речь идет о решении вопроса о ценности бытия и человеческих деяний в общем мироздании и бесконечности художественными средствами. Кто ты есть человек, «что записано в книгу жизни?»
  Случайно ли, что настоящий художник при создании своего произведения, воплощая замысел в образы, всесторонне изучает необходимый исходный материал? Искусство не было бы в состоянии выполнять свою познавательную функцию, если бы процесс его создания не нес в себе напряженный поиск приближения к подлинной правде жизни, к истине. Но естественно, все это уже будет реальность, эстетически пережита и осмыслена, концентрация художественной истины в ней будет намного весомее, чем сам единичный, пусть даже и очень существенный факт. В нем будет лицо эпохи, времени, нравственно-духовный портрет общества, по мере отдаления от которого познавательный потенциал не убывает, а усиливается. Как ни близки жизнь и судьба Николая Островского и его героя, все же это не автобиографический документ. «Роман - объяснял писатель, - это в первую очередь художественное произведение, и в нем я использовал также и свое право на вымысел. В основу романа положено немало фактического материала. Но назвать эту вещь документом нельзя». Писатель возражает против идентификации реальных событий с изображением их, где может быть и вымысел, и обобщения типов, характеров человеческих черт. Но это нисколько не исключает того, что искусство отходом от единичности «первообраза» способно усиливать его функциональную познавательную направленность.

 
© www.textb.net