Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.3. Становление этичного пиара

  В качестве профессий, обладатели которых испытывают наибольшую потребность в профессионально-нравственной регуляции поведения, обычно рассматриваются профессии врача, педагога, юриста. Мы помещаем в этот ряд и специалистов по связям с общественностью. Для этого есть определенные основания и состоят они в следующем.
  Общеизвестно, что способ этих видов деятельности строится на общении, на постоянном взаимодействии с другими людьми, которые обусловлены целями деятельности. Цели же деятельности предполагают непосредственное вмешательство в жизнь конкретных людей. Налицо противоречие: с одной стороны, результат (продукт) их деятельности необходим людям и потому их профессии изначально престижны, а с другой - осуществлению их всегда сопутствует высокая степень риска, обусловливающая повышенную ответственность профессионала. «Поле влияния» профессиональной морали в данном случае намного шире, чем в отраслях, где нравственные отношения производителя с потребителем продукта имеют опосредованный характер.
  Основное профессионально-нравственное противоречие ПР- деятельности заключается в отношении к продукту деятельности (ПР- услуге), поскольку в нем проявляется принципиальное совпадение интересов данной профессиональной группы и потребителей этой услуги. Для того чтобы обеспечить интересы обеих сторон, только лишь добросовестного отношения к труду, задаваемого моральной установкой индивида, недостаточно. Требуется еще некая страховка качества продукта со стороны профессиональной группы - она одновременно выступает как страховка благополучия и для всей группы, и для каждого ее члена. Функцию такой страховки и берет на себя профессиональная мораль, ориентируя членов группы на стандарты профессионального поведения, проверенные опытом деятельности и реакциями общества.
  Иными словами, профессионально-нравственные отношения предполагают институционально организованное вмешательство профессиональной общности в поведение ее членов.
  Процесс кодификации норм поведения и внутригруппового контроля за их соблюдением напрямую связан с престижем и авторитетом профессии «связи с общественностью».
  В мае 1961 г. на Генеральной ассамблее Международной ассоциации ПР (ИПРА) был принят Кодекс профессионального поведения для членов этой Ассоциации.
  В апреле 1978 г. появился Европейский Кодекс профессионального поведения в области ПР - Кодекс СЕРП (принят Генеральной ассамблеей Европейской конфедерации ПР (СЕРП) в Лиссабоне), дополнен в мае 1989 г.
  В мае 1965 г. был принят Афинский кодекс (кодекс ИПРА и СЕРП).
  Известен Кодекс профессионального поведения Британского института ПР - ИПР (принят в декабре 1963 г., пересмотрен в апреле 1986 г.).
  В октябре 1991 г. - Римская хартия (профессиональная хартия ИКО).
  В 1997 г. на Всемирном конгрессе ПР в Хельсинки была одобрена Хартия качества и качественного развития для профессии «связи с общественностью».
  Члены Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) в ноябре 1994 г. приняли Декларацию профессиональных и этических принципов в области связей с общественностью.
  В 1997 г. руководители 11 российских ПР-агенств подписали Хартию принципов сотрудничества и конкуренции на Российском рынке услуг по связям с общественностью («Хартия 11-ти»).
  Летом 1999 г. около 100 руководителей ПР-агенств, исследовательских и консалтинговых структур, индивидуальных консультантов подписали Хартию «Политические консультанты - за честные выборы».
  Российский Кодекс профессиональных и этических принципов в области связей с общественностью принят на заседании исполнительного совета Российской ассоциации по связям с общественностью 26 сентября 2001 г. в Москве (см. Прил. 1).
  Какие же видимые результаты формирования профессиональной этики в ПР-деятельности мы имеем?
  • Во-первых, «отстоялся», «выпал в осадок» пласт профессионально-нравственных представлений, в которых отражаются объективно сложившиеся обязанности специалистов по связям с общественностью перед обществом и объективно необходимые качества продукта их деятельности. Об этом говорят содержание названных выше кодексов, хартий и деклараций.
  • Во-вторых, определились алгоритмы, т. е. сложившиеся в практике правила действия профессиональной морали и формы влияния профессиональной общности на своих членов. Об этом свидетельствуют прецеденты из практики ПР-деятельности в разных странах мира.
  • В-третьих, в общих чертах обозначился своеобразный профессионально-нравственный облик специалиста по связям с общественностью. Для него характерен достаточно высокий уровень общей моральности, глубокая преданность профессиональному долгу и острое чувство профессиональной ответственности.
  Формулировка принципов и норм взаимодействий в сфере связей с общественностью не означает, что ситуация в ПР-деятельности имеет идеальный характер, коллективы навсегда избавились от неумелых или недобросовестных сотрудников, а конфликты морального свойства полностью исчерпали себя. Дело в другом: наиболее жизнеспособными оказываются организации, в которых устанавливается профессионально-нравственный климат, стимулирующий уважительное отношение членов коллективов к профессиональным стандартам поведения. В этом - средство укрепления престижа профессии и личного престижа. Пренебрежение профессиональными стандартами оборачивается при таком положении для нарушителя существенными потерями и в моральном, и в материальном плане.
  Справедливости ради надо сказать, что в реальной деятельности складывается практика избирательного отношения к нормам этики, рождающая терпимость к нарушениям некоторых из них. Например, это касается нарушения этических норм при получении и использовании информации.
  Однако в целом мировому ПР-сообществу присуща довольно ярко выраженная тенденция. Для тех корпораций, уровень профессиональнонравственной зрелости которых достигает высшей отметки, следование профессиональным стандартам становится самоценным. В ситуациях морального выбора этичность поведения оказывается предпочтительней, даже если она не ведет к экономическому успеху. Настоящие профессионалы ставят честность и порядочность выше лояльности. Иными словами, профессионально-нравственные мотивы у них доминируют в структуре мотивации деятельности, «перевешивая» материальный интерес.
  К сожалению, ни одно из вышеперечисленных обстоятельств для российской ПР-деятельности пока не характерно, хотя кодексы, как видим, начали создаваться и у нас (см. Прил. 1). Сказать, что они уже «работают», - значит серьезно погрешить против истины. Даже если профессиональный этос, т. е. набор фактически действующих в практике связей с общественностью некодифицированных норм, существует, то этическая рефлексия в сознании сотрудников представлена минимально. Кроме того, затруднено выделение специфических этических проблем в профессиональной деятельности, в сознании специалистов смешаны представления об этических и правовых нормах и механизмах их реализации. Им пока не хватает стратегий личного профессионального выбора, отсутствуют навыки принятия автономных решений в непростых профессиональных ситуациях, когда надо полагаться на личную ответственность или собственный риск.
  Все это весьма прискорбно сказывается на практике ПР- деятельности в России. Возникла гипертрофия товарных отношений в сфере связей с общественностью, повлекшая за собой ориентацию на доходность во что бы то ни стало. Такой подход, конечно же, обусловлен особенностями современной российской экономической и политической ситуации. Отечественный ПР - это все еще преимущественно ПР политический. Серия интенсивнейших избирательных кампаний с использованием неоднозначных избирательных технологий привела к тому, что в сознании публики и в публицистике ПР воспринимается не иначе как «черный пиар». Более того, именно в сфере политики «крутятся» основные деньги, выделяемые на ПР-услуги. Именно на участии в избирательных кампаниях нарабатывается профессиональный опыт ведущих агентств, фирм, консультантов и экспертов.
  Однако известно, что в общемировой практике основную часть рынка ПР-услуг образует не политический, а бизнес-ПР. И здесь нужно подчеркнуть одно из важнейших различий между этими двумя направлениями деятельности. Политический ПР является скорее политической рекламой, чем собственно пиаром. Речь там идет о продаже конкретного товара (кандидата, программы, решения) на политическом рынке, не более того. Эффективность политического PR определяется довольно просто: в зависимости от количества поданных голосов или проведения конкретного решения. В свою очередь, бизнес-ПР выстраивается на более долгую перспективу, носит более систематический характер. В России же на протяжении всей ее истории не столько собственность рождала власть, сколько, наоборот, власть рождала собственность. В последние годы в стране произошел «большой хапок» и ведется отчаянная борьба, с одной стороны, за удержание его результатов, а с другой - за передел собственности (как на местном уровне, так и на федеральном). Энергетика этой борьбы чудовищная. Страна находится в стадии глубокой и интенсивной трансформации, ломки многих стереотипов, традиций, представлений, становления новых ценностей и норм, форм жизни.
  Вся эта борьба сопровождается попытками циничного манипулирования общественным мнением при осознании тактического, сиюминутного характера целей. Характерно, что своеобразные, мягко говоря, стандарты ведения бизнеса положились на многолетний опыт советской пропаганды. Поэтому и современный российский ПР выглядит чем-то очень циничным, находящимся «по ту сторону добра и зла». Сам же ПР- специалист представляется эдакой белокурой бестией, шагающей по душам, а то и трупам или просто вешающей «лапшу на уши». В такой ситуации попытки говорить об этических оценках ПР выглядят как признак слабости и беспомощности.
  «Этичный пиар - это взрослый пиар», - считает Григорий Тульчин- ский, профессор кафедры менеджмента и экономики Университета культуры и искусств, заведующий международной кафедрой ЮНЕСКО по этике НЦ РАН в Санкт-Петербурге. Нормы, правила, традиции, в том числе и этические, не выдумываются «специалистами», не конструируются по заказу, а являются обобщением определенного опыта, обеспечившего выживание и развитие некоторой социальной общности в конкретных условиях: географических, экономических, политических и т. д.
  Именно нравственная ответственность встает на пути непредсказуемой по последствиям «погони за прибылью» в ущерб потребителю, в ущерб профессиональному сообществу. Без должной этической культуры представителей связей с общественностью невозможно и экономическое возрождение этой отрасли.
  Восприятие, понимание и практика ПР существенно зависят как от экономической ситуации, так и от зрелости общества в целом. Если опираться на известную периодизацию развития ПР, то можно говорить о четырех основных моделях (трактовках) PR и соответствующих им подходах:
  а) манипулировании,
  б) информировании общественности,
  в) ориентации на взаимопонимание,
  г) социальном партнерстве.
  При манипулятивном подходе ПР-деятельность носит пропагандистско-рекламный характер. По мере вызревания рыночных отношений, стабилизации экономики, социально-политической жизни все более отчетливо проявляются недальновидность такого понимания назначения ПР, даже его опасность для интересов и целей фирмы.
  В то же время универсально чистой модели public relations нет. Реальный конкретный пиар интегрируется в сложный комплекс целей и мотиваций, адекватный конкретной политико-экономической ситуации. Каждая из моделей по-своему эффективна и действенна - в зависимости от конкретной ситуации. ПР должен соответствовать той социально-экономической среде, в которой он реализуется.
  Быстрая и крупномасштабная смена собственности с последующими переделами, издержки первоначального накопления капитала, слабость и противоречивость не поспевающего за жизнью законодательства, традиционный правовой нигилизм, разгул на этом фоне коррупции и криминала - все это порождает в современной России мощную энергетику манипулирования.
  В таких условиях несколько преждевременными выглядят попытки борьбы за чистоту профессиональных рядов. Теоретически необходима профессиональная сертификация, до которой рано или поздно дозревает любая профессия. Ведь сертификация - важный фактор самоорганизации профессиональной среды, ее способности сформулировать и реализовать критерии профессионализма, отсекая некомпетентность и непрофессионализм. Но до понимания этого надо дозреть. IPRA для этого понадобилось 10 лет. В нынешней же России доминирует наименее зрелая манипулятивная модель ПР.
  Манипуляция никогда не уйдет полностью, но по мере стабилизации общества, насыщения рынка ПР-услуг станет ясно, что иногда манипулировать - себе дороже. Тогда окажутся востребованными симметричная, а то и партнерская модели ПР. Появится полноценный профессионализм. По идее тогда-то и надо бы вводить сертификацию. А сейчас ее надо готовить, обсуждая критерии, но с практическим внедрением не спешить.
  Надо также отдавать себе отчет, что нынешняя ситуация носит временный характер (как своего рода «болезнь роста»). Реальность меняется на глазах. Утилитаризм, ориентация на прямую пользу и выгоду имеет и позитивный потенциал. Он проявляется и во все глубже проникающем в сознание людей понимании ответственности за себя и своих близких, необходимости рассчитывать на свои силы, а значит, ясно осознавать собственные интересы и возможности. И, как следствие, - осознавать, с кем и по какому поводу возникает общность интересов.
  Чрезвычайно показателен отмечаемый многими факт утраты доверия к СМИ и ПР-деятельности различными слоями современного российского общества. Несмотря на общую нежелательность этого обстоятельства, следует отметить и позитивный момент: это косвенно свидетельствует о том, что мы переживаем очень важную фазу, когда манипулятивная модель исчерпала свои возможности. Принцип «пипл схавает» уже не работает, по крайней мере в политике. Истории с губернаторскими выборами в Санкт-Петербурге и Приморском крае убедительно продемонстрировали неэффективность попыток внешнего манипулирования, исходящих из федерального центра.
  У нас на глазах вызревает новая нравственная культура российского бизнеса и общества в целом. Именно эта грубая, но внятная утилитаристская модель создает предпосылки дальнейшего роста и созревания личности и нравственной культуры: от осознания своих потребностей и интересов к самосознанию в более широком смысле слова. А оттуда уже недалеко до осознания призвания и нравственного долга.
  Иногда говорят, что ПР отражает в концентрированном виде наиболее характерные особенности современной деловой активности. Можно перефразировать это в таком духе: ПР - это выраженная в информационных технологиях нравственная культура современного бизнеса на уровне отдельной фирмы и общества в целом.
  Технология «этичного» ПР основана на принципах развитого и зрелого бизнеса: партнерстве и ответственности. Доверие к бизнесу падает, когда он увлекается исключительно ростом прибылей, уклоняется от участия в решении важных социальных проблем, проявляет безответственность.
  Современный бизнес - не навязывание своей воли другим, а свободное сотрудничество. А доверие вызывает только тот, кто открыт и искренен, чье поведение ответственно и предсказуемо, кто считается с мнением окружающих. Поэтому бизнес сегодня - это прежде всего «бизнес на репутации». Урон, нанесенный репутации фирмы, в отличие от материального ущерба, подчас бывает невосполним.
  Думается, что адекватное развитие, вхождение в мировую экономику рано или поздно приведут российское общество в ситуацию ответственной свободы, одним из наиболее характерных выражений которой в технологии менеджмента и является ответственный ПР. Этика деловой активности в России, как и нравственная культура всего российского общества, «поставлена на счетчик» метафизики нравственности (Г. Тульчинский).
  Профессионально-нравственное становление специалиста по связям с общественностью - процесс не одномоментный, оно предполагает тесное взаимодействие с профессиональной средой. Стандарты поведения, на которые ориентирует профессиональная мораль, могут быть трудно достижимы по разным причинам: недостаточно высокий уровень моральности претендента на освоение профессии, его недостаточная коммуникабельность или мобильность, неблагоприятная атмосфера в коллективе. Тогда возникает проблема адаптации, приспособления индивидуальных свойств личности к тем или иным профессиональнонравственным условиям. Но это необходимая часть пути к профессионализму, преодолев которую специалист обретает способность управлять своим профессиональным поведением в достаточно сложных ситуациях.
  Осваивая в ходе профессионального становления постулаты профессиональной морали, человек вступает с коллегами в профессионально-нравственные отношения, которые предполагают организованное и непосредственное вмешательство корпорации в его поведение. Корпоративное вмешательство существенным образом отличается от административного воздействия, поскольку цель его - не принуждение, а побуждение. Внимание корпорации к поведению того или иного специалиста предполагает помощь ему в осознании связей между ним как членом профессионального содружества и обществом, между его деятельностью и жизнью социума, между профессионально- нравственными ценностями и моральными ценностями общества.
  От специалистов по связям с общественностью также требуется немало умений и навыков. Чтобы эффективно выполнять свою работу, профессионалу нужно быть способным исследователем, инициативным лидером, мудрым советником, осуществлять перспективное планирование, обучать других и общаться с различными аудиториями. Он должен нестандартно подходить к разрешению сложных проблем, приспосабливаться к необычным ситуациям и выдерживать огромное напряжение.
  Решение сложных проблем, ориентация в критических ситуациях зачастую требуют коллективного труда, умения работать одной командой, терпеливого отношения к различным точкам зрения. ПР- специалист, прислушиваясь к разнообразным мнениям, окончательное решение должен принимать самостоятельно. Для него очень важно умение заставить людей поверить в возможность разрешения сложной проблемы. В критических и быстротекущих ситуациях члены организации обращаются за советами и рекомендациями в первую очередь к ПР- профессионалу. Не только по должности, но и благодаря личным качествам, он должен пользоваться уважением и абсолютным доверием, заслужить которые может лишь откровенный, способный критически оценивать ситуации человек. Ему нужны смелость и решительность, чтобы избегать любых попыток утаивания фактов, даже если это не по душе руководству.
  Таким образом, профессиональная мораль оказывается средством укрепления внутрикорпоративных связей, стимулом к дальнейшему развитию профессиональной деятельности.

 
© www.textb.net