Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.2.2. Ирония как способ жизни

  Впервые отношение Киркегора к иронии изложено им в диссертации «Понятие иронии, рассмотренное с постоянным обращением к Сократу». Кир- кегор обратился к этой теме потому, что она была актуальна в кругу романтиков. Например, для Фридриха Шлегеля понятие иронии было одним из главных в его эстетической теории. Таким же оно становится и для Киркегора, ибо романтизм в 30-е гг. был близок ему и он чувствовал свое родство с ним.
  Почему же Сократ? На это было две причины. Первая - та, что Сократ в истории европейской мысли первым формулирует принцип интеллектуальной иронии, и у датского философа была возможность проследить ее истоки. Вторая - та, что Киркегору было важно определиться в отношении к гегелевской и романтической иронии, отрицавших одна другую.
  Киркегора интересует не только учение Сократа, но и его личность, его жизненный путь. Он анализировал описание Сократа Платоном, Ксенофонтом и Аристофаном и пришел к выводу, что каждое описание не походит на другие, облик Сократа словно «дробится, раздваивается, становится неуловимым». В чем причина? - спрашивает Киркегор. И отвечает: в том, что Сократ - ироник.
  Софисты выступили против общепринятых норм жизни, выдвигая собственные субъективные принципы. Сократ же, выступая против общих правил, выступил еще и против лишенных истины принципов софистов. Он все подвергал действию иронического принципа. На службу иронии Сократ, по Киркегору, поставил диалектику, отрицавшую любую позитивную истину. Ироник противопоставил себя внешнему миру, он не приемлет его. Все ставится под сомнение. Ирония у Сократа - внутренний импульс диалектики, разлагающей все позитивное и объективное. Внешний мир «теряет для него свое значение». Истина обретает субъективный смысл. Однако, согласно Киркегору, сократовская ирония всецело отрицательна: она убивает не только внешнюю объективную позитивную истину, она убивает и внутреннюю субъективную истину, убивает субъекта. Сократ уничтожает сам себя.
  Почему ирония Сократа самоубийственна? Это потому, полагает Киркегор, что Сократ находился на скрещении двух эпох: античной языческой, которую он отвергает, и христианской, которую он еще не знает, не видит. Уничтожая старое, он пока еще не может предвидеть новое, и его ирония замыкается на нем самом, разрушая его. Важно, что Киркегор проводит различие между самокритичной иронией Сократа и самоудовлетворенной иронией романтиков, отдавая предпочтение первой за ее глубину. Он не принимает романтической трактовки иронии.
  Фридрих Шлегель создал свою концепцию иронии под влиянием философии Фихте, основной тезис которой состоял в том, что истина вещи находится в деятельности, истина необходимости - в свободе, а истина объекта - в субъекте. Однако Фихте должен был ответить на три вопроса, проблемати- зирующих этот тезис: почему деятельность заканчивается производством вещей, почему свобода выплескивается в необходимость и почему субъект выступает объектом как для других, так и для себя? Фихте ответил на эти вопросы так: противоречия в жизни возникают из противоречия человеческого существа: оно и конечно, и бесконечно, и временно, и вечно, и созидательно, и разрушительно одновременно. Именно эти противоречия - источник деятельности человека, и они позитивны, ибо отсутствие деятельности есть смерть.
  Итак, Фихте - это один источник романтической концепции иронии Шлегеля. Другой - работа Шиллера «О наивной и сентиментальной поэзии», где наивное искусство отличается тем, что автор полностью погружен в свое произведение, слит с ним и неотделим от него, тогда как в искусстве сентиментальном художник отстоит от произведения, и чтобы понять искусство, нужно знать обстоятельства жизни и состояние души художника. В интерпретации Шлегеля эта мысль выражена следующим образом: это есть превосходство творца над своим творением, субъекта над объектом. П. Гайденко пишет об этой теории: «Художник иронически относится ко всему изображаемому, ибо постоянно осознает несоответствие замысла и его реализации, несоответствие бесконечности своей субъективности и ее конечного выражения в произведении. Ирония <...> резко подчеркивает несоответствие, <...> не давая успокоиться в конечном». «Она есть самая свободная из всех вольностей, так как благодаря ей человек способен возвыситься над самим собой». Именно смысл понятия иронии лучшим образом передает переход шутки в серьезное умонастроение и обратно, и такой переход в произведении искусства является самопародированием его творца.
  Именно эта теория иронии была предметом исследования диссертации Киркегора. Сократическая ирония самоубийственна. Романтическая - самодовольна. Она освобождает художника от внешней объективной зависимости по отношению к миру, доставляя тем самым глубокое удовлетворение иронику. Увлечение субъективной игрой ощущений приводит к отмене тезиса об истинности. Для романтика поэтичность - критерий истины. А поэтичность весьма субъективна. Если ирония Сократа разрушительна, то ирония романтиков - тоже: уже не важно, каков объективный мир; важна игра в этот «мир».
  Киркегор и по терминологии, и по стилю мышления близок к Гегелю, утверждавшему, что в ироническом мышлении «я являюсь господином закона и предмета и лишь играю ими как своим капризом <...>, я лишь наслаждаюсь собою». С этим согласен и Киркегор. Однако П. Гайденко не без основания утверждает, что Киркегор в существенных вопросах критикует Гегеля, отходит от него.
  Сократ, по Гегелю, морален, ибо до конца отстаивает точку зрения, в истинности которой убежден. Он гибнет за правое дело. По Киркегору Сократ не отстаивает ничего, кроме абсолютной и разрушительной субъективности, деконструируя мир, в котором он живет. Поэтому он находится вне жизни еще до своей физической смерти. Эта последняя - лишь неминуемое завершение процесса крушения внешнего и внутреннего мира Сократа.
  Киркегор сам часто сопоставлял свой стиль мышления с сократовским и называл себя Сократом XIX века. Ирония Сократа - это и ирония Киркегора. Романтики не осознавали разрушительной силы иронии, как правило, направленной против самого ироника. Но это осознавали Гегель и Киркегор. Разница между этими двумя - в том, что Гегель в анализе иронического действия исходит из интересов истории и объективного мира, а Киркегор - из интересов индивидуальности, личности, субъективности, из ее духовных запросов.
  Киркегор хорошо понимал разницу между самосознанием романтиков и содержанием романтического творчества. Он показал, что то, что думали о себе романтики, и кем они были на самом деле - не одно и то же. «Непосредственная эстетика» романтиков виделась ему «демонической эстетикой», неоромантикой.

 
© www.textb.net