Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.1.4. Суждения о поэзии

  Поэзия словами возбуждает воображение. В отличие от живописи, которая дает в каком-то отношении готовый для восприятия образ, поэзия дает больший простор фантазии читателя. Каждый представляет себе то явление, с которым в его воображении возникает ассоциация под воздействием слова. В зависимости от гениальности тот или иной поэт показывает идеи более или менее полно и глубоко.
  Даже показывая индивидуальное и личное, выдающийся поэт показывает идеи более или менее полно и глубоко. Его образы отсылают к всеобщему и универсальному. Поэтому сентенции поэтов подходят ко всем народам во все времена. В индивидуальном сияет «родовой образ», платоновская идея.
  Относительно размера стиха и рифмы в поэзии Шопенгауэр высказывается неоднозначно. С одной стороны, это - искусственные приспособления, украшающие иногда неглубокую мысль, подобно тому, как наряды привлекают внимание к некрасивой девушке. Часто не рифма подбирается к мысли, а мысль - к рифме. В этом Шопенгауэр видит нарушение естественности творческого процесса. С другой стороны, рифма и размер придают стихотворному произведению, точнее, его звучанию, музыкальность, сообщая ему и его смыслу дополнительную ценность. Если же эта мысль сама по себе значительна, то мы приходим в восторг.
  Гениальный поэт отличается от посредственности тем, что рифма к нему приходит легко и свободно, а мысль выражается в ней наиболее полно и адекватно: рифмы в его стихах «возникают как бы по божественному явлению сами, его мысли приходят к нему уже рифмованными».
  Шопенгауэр пишет о различии между классической и романтической поэзией. Классическая поэзия - естественна, гармонична, описывает действительность такой, как она есть. Романтическая поэзия искусственна, условна и эксцентрична. По мнению Шопенгауэра, она имеет дело «с безвкусным и смешным христианско-германским почитанием женщин, со вздорной, лунатической, неземной влюбленностью». Романтизм уродливо искажает человеческую природу, считает Шопенгауэр. Поэзия древности, классическая поэзия, верна природе и содержит в себе безусловную истину.
  Шопенгауэр останавливается на различии лирики, драмы и эпоса. Лирика субъективна, драма объективна, эпос же - нечто среднее между тем и другим. Цель драмы - показать «сущность и бытие» человека. Она, как и эпос, показывает значительные события из жизни замечательных людей. Шекспир и Гете полностью перевоплощаются во всех своих персонажей «с одинаковой истинностью и естественностью». Не столь гениальные поэты, например Байрон, - лишь в своего главного персонажа.
  Интересны суждения Шопенгауэра о трагедии. Мы не можем пройти мимо этой темы, поскольку любая значительная эстетика затрагивает этот вопрос.
  Трагедия приносит нам чувство удовольствия отнюдь не через переживание прекрасного. Главное в ней - чувство возвышенного. Переживание катастрофы в трагедии отворачивает нас от воли к жизни. Мы переживаем страх, созерцая гибель положительного героя и триумф негодяя. Все это противно воле к жизни. Жизнь предстает страшным сном, от которого хочется «пробудиться». Истинный дух трагедии состоит в том, чтобы показать нам, что жизнь и мир «не стоят нашей привязанности», ибо не могут дать подлинного удовольствия.
  Большое место в теории трагедии Шопенгауэр отводит понятию «резиньяции» - отречению, безропотному смирению, покорности судьбе. Дух трагедии «ведет к резиньяции». В античной трагедии резиньяция не дана в полном виде: «почти все трагические герои древности» проявляют «покорность перед неотвратимой судьбой и непреклонной волей богов», но не отрекаются от «воли к жизни». Шопенгауэр иллюстрирует эту мысль примерами из Эсхила, Еврипида и Софокла. Что же касается трагиков более поздних эпох, то они, по мнению Шопенгауэра, выше древних.
  Итак, дело трагедии - вызвать дух резиньяции у зрителя. Показать ужасы жизни и навести на мысль о том, что между ними и нами может и не быть прочной связи. «Лучше оторвать свое сердце от жизни <...>, не любить мир и жизнь; тогда в глубине <...> души возникнет сознание того, что для иного воления должен быть и иной вид существования». Цель трагедии по Аристотелю - вызвать страх и сострадание у зрителей. Шопенгауэр на это возражает, что чувства эти неприятны и поэтому не могут быть целью. Они могут быть только средством возникновения чувства резиньяции не только у героя, но и у зрителя.
  Комедия отличается от трагедии тем, что она не ведет к отрицанию воли к жизни, а, наоборот, является жизнеутверждающей. Радость, удача, успех, надежда, побеждающие в ее повествовании, комизм, смех говорят о положительной стороне жизни. Концовка комедии, как правило, непредсказуема. Трагедия же происходит так, что после нее вообще ничего не может быть. Шопенгауэр склоняется к мысли, что комедийные поступки и сюжеты не играют существенной роли в жизни людей, что они случайны, и их могло бы не быть вообще.

Контрольные вопросы и задания

  1. Назовите особенности учения Шопенгауэра о гении.
  2. В чем внутренняя сущность искусства, по Шопенгауэру?
  3. Что такое резиньяция?

 
© www.textb.net