Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.3.2. Творчество Леонардо

  То, что творил Леонардо в истории культуры, логически и психологически замешано на способности творить на грани катастрофы. Ренессансная всеобщность сливается с инвентарем вселенной. Разнообразие устремляется к бесконечности.
  Итак, творчество Леонардо рассыпается на фрагменты. Но умел ли гениальный художник обобщать, т. е. мыслить теоретически? Разумеется, да. Он преодолевал теорией субъективную ограниченность, ограниченность единичного, чувственно данного и выходил на широкое поле универсального, духовного, интеллектуального. «Но подлинно универсальное - природа во всем ее разнообразии - было безбрежным океаном конкретного, т. е. бесконечным множеством индивидуальных пропорций, индивидуальных движений и положений», - пишет В. П. Зубов . Л. Баткин замечает, что в творчестве Леонардо было все - и абстрактное, и конкретное, и чувственное, и теоретическое, и индивидуальное, и всеобщее. И все это было гениально.
  ЛЕОНАРДО О ЖИВОПИСИ. Широко известно, что художник больше всего ценил глаз как источник информации о внешнем мире, зрение. По этому поводу он написал множество текстов. Вместе с глазом Леонардо выше всех искусств ставил живопись, дарующую высшее наслаждение. Он писал: «Глаз, который называют оком души, - это главный путь, посредством которого чувство может рассматривать бесконечные произведения природы в наибольшем обилии и великолепии...» Если человек потерял зрение, он лишился самого дорогого - «красоты мира со всеми формами тварных вещей». «Что побуждает тебя, о человек, покидать свое городское жилище, оставлять родных и друзей и идти в поля через горы и долины, как не природная красота мира, которой, если ты хорошенько рассудишь, ты наслаждаешься только посредством зрения?» Искусство живописи «объемлет в себе все видимые вещи, чего не может сделать бедность скульптуры, т. е. цвета всех вещей и их очертания... Живописец покажет тебе разные расстояния с различиями в цвете воздуха... он покажет облака... он покажет дождь... он покажет пыль, этот живописец покажет тебе рыб, резвящихся под поверхностью вод, он покажет звезды на различных высотах над нами, а также другие неисчислимые эффекты, недосягаемые для скульптуры». «Смешение цвета устремляется к бесконечности». Это также недоступно скульптуре. «Разве в состоянии скульптура изобразить далекую воздушную перспективу, или сверкание тел, или отражения, или облака, или темноту» . Во всех этих случаях живопись преобладает над скульптурой. Но не только над ней.
  Живопись имеет преимущество и перед поэзией, и перед музыкой. Поэзия не способна пересказать все движения, показать «тенистые долины, прорезанные игрой змеящихся рек» и т. д. Он называет поэзию «слепой».
  В отличие от музыки живопись более богата чувствами, более разнообразна и, главное, «живописец дает увидеть все одновременно», пишет Леонардо . Движение музыки вынуждено расставаться, переходя к новой части, с прежними частями. Она не может сопоставить разное, выявить соотношения в разнообразии, а, следовательно, не может достичь гармонии.
  Леонардо любит подчеркивать, что живопись - это наука и притом высшая, универсальная, «вся исполненная тончайших созерцаний», что живопись - это «умственное рассуждение». Живописец, когда он подробно изображает увиденное им, с философским созерцанием исследует всё: море, местности, растения, животных, травы, цветы. Так что, по словам Леонардо, живопись «поистине есть наука и законная дочь природы».
  Л. М. Баткин весьма эмоционально выразил суть отношения художника к живописи: «Творчество! - вот суть “науки живописи”, т. е. - для Леонардо - того высшего, на что вообще способен человек. Творческая энергия божественной природы с максимальной напряженностью концентрируется в ренессансном Глазе».
  И Леонардо славит живописца как универсального творца, земного «Господа и Бога».
  КОНКРЕТНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ. Первое произведение, пожалуй, самое знаменитое полотно Леонардо - «Мона Лиза Джоконда», написанная в 1503 г. По поводу восприятия этой картины ходят легенды. Говорят, что некоторые люди даже сходят с ума, созерцая ее. Вряд ли, может быть, помимо «Данаи» Рембрандта, есть еще одно такое полотно в истории европейского искусства, которое бы так активно варьировалось и копировалось самыми разными художниками. В чем же тайна, загадка «Моны Лизы»? Возможно, те тексты, которые представлены ниже, дадут ответ на этот вопрос. Приведу две модели восприятия этой картины.
  Л. М. Баткин предлагает позитивный подход к пониманию «Джоконды». Со ссылкой на Р. Мак-Маллена он пишет, что картина выстроена интеллектуально. «Это не портретное изображение реальной модели, а плод воображения, порождающего двусмысленность. Улыбающаяся женщина сидит в кресле, в лоджии, над пропастью. Сразу за ее спиной, без пространственного перехода, начинается далекий и странный пейзаж. Мона Лиза - округлая, живая. Панорама же мертва. Это пустынный пейзаж без будущего. Мона Лиза лишена, как и многие фигуры Леонардо, полной определенности пола. Она, скорее, воплощает совершенный пол, она - человек вообще, всё человечество».
  Комментируя и цитируя Мак-Маллена, Баткин продолжает: «Мона Лиза очень колеблющийся род творения. Она одета в платье без примет определенного времени и места, она лишена помогающих ее понять эмблем или аксессуаров... Это существо, не закрепленное психологически и даже сексуально. Живописные улыбки глаз и уголков губ - способ оставить эти самые выразительные части лица без какого-либо отчетливого выражения. Изображена единичная и вместе с тем всеобъемлющая личность».
  Что касается еще одного знатока итальянского Возрождения - А. Ф. Лосева, то он представляет негативное восприятие картины: «Стоит только всмотреться в глаза Джоконды, как можно без труда заметить, что она, собственно говоря, совсем не улыбается. Это не улыбка, но хищная физиономия, с холодными глазами и отчетливым знанием беспомощности той жертвы, которой Джоконда хочет овладеть и в которой, кроме слабости, она рассчитывает еще на бессилие перед овладевшим ею скверным чувством. Едва ли в этом можно находить вершину Ренессанса. Мелкокорыстная, но тем не менее бесовская улыбочка выводит эту картину далеко за пределы Ренессанса... ».
  Другое знаменитое произведение великого художника - «Тайная Вечеря». Она писалась с 1495 по 1497 г. М. Дворжак в книге «История итальянского искусства в эпоху Возрождения» приводит следующие факты о судьбе фрески: она была написана на стене одной из монастырских трапезных Милана. Поскольку Леонардо писал из очень непрочных материалов - темперы и масла, то через 20 лет фреска стала разрушаться. В XVIII столетии в стене проделали дверь, уничтожив часть фрески. В это же время трапезную монастыря соединили с кухней, после чего гениальный шедевр закоптился. А в XIX в. за фреску взялись реставраторы и почти полностью ее уничтожили. Картина была восстановлена только в XX столетии.
  Каков сюжет фрески? Он написан в соответствии с библейским сюжетом, когда Христос и 12 апостолов собрались вечером перед распятием, и Иисус уже знал свою судьбу. Он говорит, в частности, преломляя хлеб: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое», а подавая чашу с вином, восклицает: «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» («Евангелие от Матфея», 4-5). Но минутой раньше Он произносит роковую фразу: «истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня». Реакция апостолов на эти слова Христа изображена на фреске. Несмотря на симметрию изображения, оно кажется излишне перегружено отчаянно жестикулирующими фигурами. И это все потому, что в центре изображен Тот, кто действительно одинок. Можно сказать, что вся фреска построена на контрасте между спокойной фигурой Христа и возбуждением апостолов.
  «Вазари полагал, что лицо Христа осталось недописанным. Он, по-видимому, ошибался. Но ошибка его не случайна», отмечает Л. Баткин. Просто чрезмерно четко выписаны складки скатерти и фигуры апостолов. После тех слов, которые высказал Христос («один из вас предаст Меня»), нельзя было изобразить его более «достойно», чем это сделал Леонардо. «В отличие от апостолов жест и поза Христа - не только для сиюминутной сцены, но для всех сцен вселенской трагедии и на все времена».
  Закончить хотелось бы выводом Л. Баткина: «Каждый ренессансный индивид, дерзавший стать «универсальным», тем самым оказывался на месте главного героя Леонардовой “Тайной вечери”. Прежде всего, сам Леонардо».

Контрольные вопросы и задания

  1. Расскажите о личности Леонардо да Винчи.
  2. Укажите специфику творчества Леонардо.
  3. Покажите смысл конкретных произведений художника.

 
© www.textb.net