Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.1.2. Общая характеристика мировоззрения Петрарки

  Петрарка родился в небогатой, но старинной семье. Отец его был нотариусом. И Петрарка тоже изучал право, но особенно он любил латынь. Больше всего он увлекался Цицероном, и через его произведения Петрарка познакомился с идеями Платона. К этому последнему Петрарка относился с глубоким уважением. В 1326 г. Петрарка принял духовное звание. Но вся его жизнь и все его творчество обращены не столько на Божественную духовность, сколько на самое себя. Его можно назвать первым индивидуалистом и первым гуманистом.
  «Именно это исключительное внимание к себе, способность к самопознанию сделали Петрарку таким внимательным к внешнему миру, к его радостям и соблазнам. Именно поэтому Петрарка так любит жизнь», ибо она была для него собственным внутренним миром. Однако важно и другое: если Петрарка призывает человека обратиться к самому себе, то часто для того, чтобы в глубинах своего духа найти божество и познать его. Таким образом, Петрарка в своем творчестве синтезирует средневековую и ренессансную проблематику (соборность и индивидуализм).
  «Петрарка не только первый гуманист, но и первый литератор в Европе». Однако он еще не принадлежит средневековому миру ценностей.
  А. Ф. Лосев отмечает, что в нем существует единство духовного и светского, аскетического и полноценно-жизненного, традиционно-средневекового и субъективного. При этом Петрарка прекрасно понимал ограниченность субъективизма, ибо это приводит и к тоске, и к унынию. «Эту чисто возрожденческую тоску, уже не античную и не средневековую, тоску человеческого субъекта, объявившего себя Богом, но тут же увидевшего, что такое обожествление есть вздор, мы находим в таком сонете Петрарки (Сонет XXXII):
  Коль не любовь сей жар, какой недуг
  Меня знобит? Коль он - любовь, то что же
  Любовь? Добро ль?.. Но эти муки, боже!
  Так злой огонь?.. А сладость этих мук!..
  На что ропщу, коль сам вступил в сей круг!
  Коль им пленен, напрасны стоны. То же,
  Что в жизни смерть, - любовь. На боль похоже
  Блаженство. «Страсть», «страданье» - тот же звук.
  Призвал ли я иль принял поневоле
  Чужую власть?.. Блуждает разум мой.
  Я - утлый челн в стихийном произволе,
  И кормщика над праздной нет кормой.
  Чего хочу - с самим собой в расколе -
  Не знаю. В зной - дрожу, горю - зимой.
  (Перевод Вяч. Иванова)
  Здесь точно сформулированы все главнейшие антиномии новоевропейской души: любви, и болезненного состояния; благих элементов любви и ее мучительных сторон; сознание собственной свободы и, в тоже время, недовольства собою; ...жизни, смерти, страдания и блаженства; самоутверждение и самоотрицание в расколе с самим же собою. Это чисто возрожденческая тоска.

 
© www.textb.net