Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2.3.2. Эстетика Фомы в собственном смысле слова

  Красота, согласно Аквинату, состоит из цельности, пропорции и ясности. Ясность понимается как идеальное излучение самой идеи или формы.
  Как утверждает Лосев, у Фомы здесь даже не три, а пять эстетических категорий, так как помимо цельности (1), пропорции (2) и ясности, или блеска (3), у него речь идет также о частях предмета (4) и о их единстве (5).
  Что означает «части» предмета? Это не количественная, а качественная характеристика, и она определяет достоинство предмета в иерархии бытия. В этой иерархии бытия сначала видятся творения, которые стоят ниже человека (обыкновенные вещи). Они, как правило, сложны, но сами не могут достичь совершенства. Далее. В этой иерархии бытия существует человек, также состоящий из многих частей и сложный, но способный привести эту свою сложность к высшему единству. Наконец, есть Бог, единый в своей многоразличности, всегда стоящий на высшей возможной ступени совершенства.
  Итак, первое условие красоты по Фоме Аквинскому - это цельность. Она есть то же самое, что и совершенство. Всякая вещь, лишенная своей цельности, станет безобразной. «Бытие всякой вещи заключается в ее нераздельности», - пишет Фома. Здесь мысль Фомы близка к идее Августина о том, что «форма всякой красоты есть единство».
  Что же Фома называет пропорцией? Основание всякой пропорции - это божественная мудрость, которая весь мир сделала гармоничным. Вот его слова: «Бог именуется прекрасным как причина мировой гармонии и ясности». Красота может существовать лишь в сложных, состоящих из нескольких частей, предметах. Но красота в них - не потому, что они сложны, а потому, что их сложность пребывает в единстве и цельности. Такова природа прекрасного. Однако без разнообразия нет красоты. Пропорция - это соотношение двух вещей сообразно их соответствию или различию. «Гармония есть не что иное, как согласное созвучие», - пишет Фома.
  О «ясности», или «блеске», Фома говорит как о «свете», и в физическом, и в духовном смыслах: «Любая вещь называется прекрасной в меру обладания своего рода ясностью, духовной или телесной». «Красота двойственна: одна - духовная, состоящая в должной упорядоченности и притоке духовных благ» (недостаток духовных ведет к безобразию). Другой вид красоты - телесный. Среди элементов красоты ясность упоминается Аквинатом наиболее часто. Источником ясности является Бог. Фома пишет: «Ясность входит в рассмотрение красоты... Всякая форма... есть причастность божественной ясности, благодаря этому отдельные вещи прекрасны сообразно смыслу... Бытие всего выводится из божественной красоты». Эта ясность может представлять как физический свет, так и духовный (интеллектуальность). Духовность имеет интеллектуальное происхождение и представляет собой самовыражение духа. Когда духовная ясность налична в вещи наряду с цельностью и пропорциональностью, то можно полагать, что вещь прекрасна.
  Таким образом, мы рассмотрели основные принципы красоты по Фоме Аквинскому: цельность, пропорция, ясность, части в их единстве.
  Красив не только духовный, но и чувственный мир тоже. Причем о последнем мы получаем информацию элементарно - из наших органов чувств, прежде всего из зрения и слуха. Они служат разуму. Мы говорим о прекрасном цвете, о прекрасном голосе и т. п. «Прекрасным называется то, что приятно для зрения». Особенность зрения в том, что оно, воспринимая красоту, дает пробудиться любви к ней как в телесном, так и в идеальном смысле. «Телесное зрение есть начало чувственной любви, и, подобным же образом, созерцание духовной красоты есть начало духовной любви», говорит Фома.
  Здесь же Фома говорит о красоте человеческого тела, в котором все организовано согласно закону о пропорциях, и о духовной красоте, «где поведение человека хорошо соразмерено с духовной ясностью разума».
  Анализируя категорию красоты, Фома исследует также и категорию безобразного. Безобразие, с точки зрения Фомы, есть «недостаток должной красоты». Красота делится на физическую, интеллектуальную и нравственную. То же безобразное. Скелет - образец физического безобразия, софист (лжемудрец) - интеллектуального и сатана - нравственного безобразия.
  Средние века сурово относились к красоте как атрибуту божественного, полностью подчиненного высшему разуму. Фома Аквинский первым заговорил о полной самостоятельности эстетического удовольствия и о его специфической предметности. А предметность - это форма, познанная в красоте. Красота связана с понятием формы, бескорыстного любования (благо, в отличие от красоты, не бескорыстно).
  Итог: именно в XIII в., у Фомы Аквинского, «впервые раздался мощный и убедительный голос о том, что храмы, иконы и весь культ могут являться предметом именно эстетики, предметом бескорыстного любования... Поскольку, однако, вся эстетика Фомы неразрывно связана с его богословием, говорить здесь о прямом Ренессансе еще рано. Однако говорить здесь об эстетике проторенессанса уже совершенно необходимо, ибо стало возможным не только падать ниц перед иконой, но и получать удовольствие от созерцания ее формальной и пластической целесообразности».
  Со ссылкой на исследования Ф. Ковача А. Ф. Лосев приводит следующие цифры: Фома рассматривает красоту в 45-ти произведениях, написанных на протяжении почти 20-ти лет. Он упоминает о красоте в 57 % своих произведений, всего в 665-ти местах, причем только 130 из них принадлежат собственно ему и имеют принципиальное значение. Хотя Фома не формулировал специально своей эстетики, тем не менее философия искусства вполне выводима из учения Фомы, и на эту тему написано довольно много исследований.
  И здесь встает одна из очень важных проблем: вопрос об объективном существовании красоты. Все его учение покоится на убеждении, что прекрасные вещи существуют, а следовательно, что прекрасное есть не умственная сущность (т. е. независимо от ума человека), но объективная, реальная вещь (реальная сущность). Поэтому, когда Фома говорит о прекрасных предметах, он имеет в виду красоту, независимую от человеческого ума, объективную красоту. Несколько цитат:
  «Растения, минералы и неразумные животные относятся к благолепию (прелести) вселенной». «Ничто не познается более прекрасным в телесных вещах, чем солнечные лучи». «Мир... обладает благолепием». «Красота создает в женщине соответствие для супружеского соединения». «Но красота души состоит в уподоблении ее богу». «Превосходство красоты души не так легко может быть познано, как красота тела». «Христос красив прежде всего потому, что он светится блеском Божества». «Бог есть сама сущность красоты». «У ангелов высшая красота после Бога». «Бог есть само благо и красота».
  Далее: «Бог желанен и любим, поскольку он есть сама красота». Уже по причастию божественному образу обладает красотой и сам человек. Без формы и порядка, т. е. без красоты, не может существовать даже тело.
  Красота у Аквината трансцендентальна (Ф. Ковач). Об этом говорят такие тексты у Фомы: «Бог, который есть сверхсущее прекрасное, называется красотой потому, что дает красоту всем сотворенным вещам». Красота - это первая причина, которая делает все прекрасным. Сущее, как таковое, обладает красотой и благом.
  Чем отличается красота от блага? «Красота обладает аспектом влекущего, лишь поскольку она обретает аспект блага», - пишет Фома. «Благим называется то, что просто удовлетворяет стремлению, прекрасным же называется то, само восприятие чего доставляет удовольствие». И еще одна цитата, живо характеризующая этико-эстетические воззрения Аквината: «Никто не начинает любить женщину, не насладившись прежде ее красотой. Но он и не сразу начинает любить ее, как только получает удовольствие от созерцания формы женщины».

Контрольные вопросы и задания

  1. Как Фома Аквинский определяет понятия «цельности», «пропорции», «ясности», «единства частей»?
  2. Каков смысл категории «безобразное» у Аквината?
  3. Как Фома связывает термины «красота» и «благо»?

 
© www.textb.net