Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2.1.2. Философско-богословская концепция апологетов

  В споре с языческой культурой апологеты, как греческие, так и латинские, опирались на Библию и ближневосточную мудрость.
  Тертуллиан на Западе впервые сформулировал «вопрос об Афинах и Иерусалиме». Он справедливо полагал, что Библия и ее мудрость древнее, а стало быть, истиннее греческой философии и поэзии. Он был убежден, что библейская мудрость - источник и греческой, и египетской. Истинность Библии, по мнению Тертуллиана, в том, что многие ее пророческие предсказания сбылись в истории. Он писал: «Итак, что [общего] у Афин и Иерусалима? Что - у Академии и Церкви? Что - у еретиков и христиан? <.> Господа следует искать в простоте сердца. Пусть обратят на это внимание те, кто представляют христианство стоицизмом и платонизмом». Тертуллиан резко противопоставил христианство и языческую философию. В этом смысле он был, как пишет Бычков, самым категоричным из апологетов. Никто из его последователей так резко не разграничивал Афины и Иерусалим.
  Итак, между верой и разумом лежит пропасть. Тертуллиан пишет: «Сын Божий распят; нам не стыдно, ибо полагалось бы стыдиться. И умер Сын Божий; это вполне достоверно, ибо ни с чем не сообразно. И после погребения он воскрес; это несомненно, ибо невозможно». Верую, ибо абсурдно.
  Тертуллиан был убежден, что истина, присутствующая в словах Христа, проста, безыскусна и поэтому не нуждается в толковании. Когда же начинается интерпретация библейского текста, возникают ереси типа гностицизма. Надо верить, а не мудрствовать лукаво при помощи логических ухищрений. Он говорил, что ничего не знать, кроме правила веры, - значит знать все. Таков парадокс.
  Методу античной диалектики Тертуллиан, таким образом, противопоставил антиномичное и парадоксальное мышление. Но сам без диалектики он обойтись не может. Более того, он видит, что в мире царит единство противоположностей (один из основных постулатов диалектики). А именно, мир состоит из пустого и плотного, из одушевленного и неодушевленного, из света и тьмы, из жизни и смерти, в нем царят время и вечность. Эта диалектика была сформулирована еще античными мудрецами, и Тертуллиан «при всей своей категоричности» не может окончательно порвать со старым типом мышления. Двойной стиль мысли выражен в том, что для земных вещей Тертуллиан выбирает принцип непротиворечия, а для небесных сфер - принцип антиномии.
  Предметы внешнего мира, по Тертуллиану, должны быть либо телесными, либо бестелесными, движение - либо хаотичным, либо прямолинейным, материя - либо хаотичной, либо оформленной.
  Когда же философ переходит к описанию Бога, то здесь противоположности сходятся, и торжествует антиномика. Так, он утверждает, что Бог и познаваем, и непознаваем, и видим, и невидим. Бог и трансцендентен миру, и имманентен ему. Первое свойство кладет пропасть между возвышенной духовностью христианства и порочной телесностью языческих богов. Второе же свойство погружает Бога в порочное, греховное, презираемое. Первое предельно возвышается, второе - одухотворяется. Для телесного и грубого открывается путь к духовности и свету.
  Приводя возражения Маркиону, считавшему, что у Христа было «призрачное», а не плотское тело, Тертуллиан пишет: «Все то, что недостойно Бога, полезно для меня. Я спасен, если не стыжусь моего Господа. Сын Божий распят, мне не стыдно, потому что это постыдно; и умер Сын Божий; это вполне вероятно, потому что бессмысленно; и, погребенный, воскрес - это достоверно, потому что невозможно».

 
© www.textb.net