Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


§ 1. Техника как мир искусственного, современное образовательное пространство и философские проблемы образования

  1. Мир техники и онтологическая ответственность.
  2. Место философии в мире рационального мышления.
  3. Основные условия формирования мировоззренческой направленности личностного сознания в век научно-технического прогресса.

  Быстрое развитие и широкое распространение новых образовательных технологий не только расширяет рынок сбыта образовательных услуг, повышает эффективность, увеличивает разнообразие, сложность получаемых знаний и дает прочие блага, но порождает ряд проблем. Одной из них в современном образовательном пространстве является формирование мировоззрения. Каким оно должно быть или не быть, каковы методы его формирования, возможна ли в современных условиях целенаправленность данного процесса? Сохранение в полном объеме философии и гуманитарных дисциплин в целом в содержании учебных планов учебных заведений всех уровней видится одним из условий обеспечения духовного здоровья, а значит, социальной активности наиболее энергичной части населения - молодежи.
  Современное развитие информационных технологий и использование их в образовательном пространстве придает исключительную остроту проблемам, имеющим онтологический статус.Так, объективно истинными до становления постнеклассической науки считались порождающие, субстанциальные начала. Весь мир искусственного, сконструированного при этом есть неподлинное, а потому неистинное, даже нереальное [1]. Между тем, благодаря компьютерным сетям, вовлеченность в коммуникацию не просто реальна. Сегодня любой человек может использовать неограниченные хранилища практически неконтролируемой информации, а также создавать свой мир, в котором количество «ограничений в принципе продолжает неукоснительно уменьшаться» [2, с. 19]. Таким образом, субъект образовательного пространства в ситуации роста информационной свободы вовлекается в ситуацию смысловой и этической ответственности за истину. Онтологическая ответственность констатируется постольку, поскольку субъект не пассивно постигает истину, «не просто конструирует ее, но и поддерживает ее» [2, с. 28]. Например, структура и полнота подборки тематических сайтов определяют их качество. Но разнообразный объем, тематика зависят от мотивов, которыми руководствовались их создатели. В интерактивной культуре по мере увеличения количества пользователей каноны классической культуры значительно размываются, а уровень и характер информации становятся непредсказуемыми. Можно опасаться за результаты ее воздействия, если диапазон мотивов авторов ограничится рамками эгоистического, низменного и т.д. Тем больше опасений вызывают ситуации, когда необходим мировоззренческий выбор такими социальными группами, как учащиеся школ, средних профессиональных образовательных учреждений, студенчество, так как не сложившийся, не устоявшийся подход к анализу бытийных ситуаций не снимает ответственности за сделанный выбор.
  Рационализация познания, начатая Р. Декартом, сегодня приводит к устранению субъекта в познании, констатации «общего стремления познания к вытеснению витального» [3, с. 51]. Так, альтернативой живому слову лектора представляется Интернет. Более того, вопрос о том, нужны ли специалисту гуманитарные дисциплины и, в частности философия, с настойчивым постоянством возрождается, отражаясь в сокращении аудиторной нагрузки учебных планов вузов. Должны ли мы согласиться с подобной реалией бытия?
  Делает ли человека гражданином овладение специальностью?
  Без сомнения, нет. Воспитание гражданственности возможно только через область дисциплин гуманитарной культуры, через живое общение. Например, философия дает представление о смысле человеческого существования, долге, свободе и ответственности. Нет необходимости пояснять, что «образование» и «обучение» категории не тождественные. Потому образ просвещенного человека, хотя и смутно, но присутствует в сознании молодежи, поступающей в учебные заведения [4]. Именно потому, что «специальные дисциплины делают студента специалистом», а «...философия и гуманитарные дисциплины формируют в нем личность - мыслящего и ответственного творца собственной жизни»...
  Человек, не приобщившийся к гуманитарной культуре, оказывается не более чем роботом, действующим по вложенной в него кем-то программе» [4, с. 22] - живое общение, как и гуманитарные дисциплины, по-прежнему должны «освящать» образовательное пространство.
  Более того, пессимизм в отношении решения обозначенной проблемы представляется преждевременным, так как многомерность образовательного пространства, состоящая в высокой интенсивности дифференциации и специализации знаний, в появлении альтернативных форм обучения и так далее, в конечном счете, порождает конкуренцию между ними, то есть главную, движущую силу эволюции образования. Но разъединение - лишь одна из сторон организационных проблем образовательной среды. Неотъемлемым в ее существовании является стремление «к объединению, причем, тем большего, «чем больше стремление к разъединению» [3, с. 55], что «порождает интеграцию знаний,. при действии диады в целом продуцирует сетевую структуризацию. Побудительным же мотивом выступает стремление к сохранению целостности» [там же], а конечном итоге - к познанию.
  Изучая причины и факторы, влияющие на профессиональную подготовку современных выпускников высшей школы, нельзя обойти стороной вопрос формирования мировоззрения. Учебно­воспитательный процесс напрямую связан с формированием мировоззренческой направленности личностного сознания.
  Хотя структура личности в качестве объекта философско- педагогического анализа выступает как раздельно выделенное биологическое и социальное начало, ядром их согласования выступает мировоззренческая позиция. Вне всякого сомнения, индивидуальное мировоззрение - привилегия социального, мыслящего существа.
  Действительно, как предельно общая форма ценностных ориентаций и систематизации знаний, мировоззрение человека выполняет в духовной жизни многозначную познавательную, ценностно - ориентационную, идеологическую роль и напрямую определяет действия личности. Однако формируется оно не только на материале изучаемой системы научных знаний, морали, искусства, права, религии, политики и других ценностно-значимых для человека фундаментальных оснований. Подчеркнем, что особую роль в формировании мировоззрения играют реальные условия жизни человека, его включенность в систему образования.
  Мировоззрение - призма индивидуального сознания, через которую личность воспринимает и преломляет все внешние воздействия. Как живая схема отраженного в голове человека внешнего мира и своего места в нем, мировоззрение современной молодежи содержит адекватные требованиям среды смысл и цели существования.
  Вместе с тем становление новой цивилизации, развитие научно­технического прогресса выдвигают перед философией и всей педагогической практикой требование формирования сознания человека с позиций общечеловеческих ценностей, восприятия себя не только как земного, но и космического существа.
  Что должно быть в основе этих ценностей? Очевидно, цели и смысл жизни человека. Другими словами, те характеристики, которые являются основными компонентами мировоззрения личности.
  «Понятия «цель» и «смысл» жизни концентрируют в себе внимание личности на предельно общем уровне состояния сознания, в котором воплощаются отношения человека к миру сквозь призму его души и духовности, - отмечают В.Н. Гончаров и В.Н. Филиппов. - Душа человека - это то, как он чувствует и переживает; духовность - какие ценности он при этом утверждает. Значит, чувства, переживания, ценностные установки вместе со всем объемом усвоенных знаний формируют мировоззренческую направленность сознания» [5, с. 326]. Поэтому необходимо учить молодое поколение выживанию в экстремальных социально-экономических условиях, но одновременно включать в систему мировоззрения знания о космическом, социально­техническом, биологическом, психологическом полях существования человека.
  Именно эти «поля и их полюса определяют основные противоречия существования человека, разрешение или неразрешение которых влияет на устойчивость... человека к условиям существования, а характер их разрешения - на особенности индивидуальной судьбы» [5, с. 331]. Для того чтобы путь в новую цивилизацию не превратился в путь в никуда, к процессу воспитания и образования должна приобщиться не только высшая школа, но и другие средства информации,
  Быстрое развитие техники, начиная с XIX века, кардинально меняет в лучшую сторону условия жизни рядового человека. Активно расширяется общественная арена его деятельности. Эту ситуацию Ортега-и-Гассет определил как восстание масс, которое изменило цивилизацию и грозит разрушением ее тонкого слоя, впадением человечества в варварство [6].
  Главная причина видится в том, что рациональность, воплотившаяся в науке и технике и ставшая основой благополучного существования масс, внушает полную уверенность в дальнейшем неистовом и неограниченном росте возможностей среднего человека. « «Человек-масса», потерявший прежнюю, столь привычную и не замечаемую им, само собой разумеющуюся культуру, - делает вывод Г.
  В. Драч в своем исследовании работ Ортега-и-Гассета, - новой культуры, требующей постоянной рефлексии и огромной внутренней работы, не приобрел» [7, с. 45].
  Что потеряно в процессе создания прикладной науки и мира техники из прежних культурных значений, обеспечивавших стабильное процветание обществу? Какая консолидирующая характеристика в ходе научно-технической революции оказалось вне его значимых интересов?
  Такой онтологический фактор мы вправе искать в философских трудах античности - родине европейского рационализма. Тем более, проблема революции сознания была тогда также весьма актуальной (в связи с необходимостью перехода античного полиса от военных добродетелей к мирным). Обращаясь к работам древних философов, Г.В. Драч находит название этому фактору - «айдос», то есть стыд и порицание со стороны других. Именно они возвращают «поведение героев к норме, обеспечивая рациональную устроенность мира» [7, с. 47].
  Стыд и совесть. Определяют ли они социальный выбор массового человека? Почему еще в середине ХХ века в безнадежной ситуации говорили кому-либо с упреком: «ни стыда, ни совести», а не наоборот? Ни потому ли, что подразумевали: если нет даже совести, не говоря уж о том, что нет стыда, то дальше спрашивать не о чем. Вероятно, «чтобы человек испытал стыд, мало позорить его; нужно еще, чтобы у него была совесть, честь, которую он боится потерять, иначе и позор ничего не даст. Стыд и позор испытывает лишь тот, у кого есть совесть» [8, с. 250]. Почему апелляция к совести сегодня не просто старомодна, почему служит своего рода доказательством беспомощности оппонента? Почему совесть и стыд перестали «жечь», «грызть», «жалить»? Что выдвигается взамен в качестве ценностей, стабилизи­рующих общество и личное состояние души?
  Рассмотрим для примера рекламу, без которой немыслимо существование современного человека и которая является своеобразным идеологическим кодом, выстраивающим систему общественных ценностей. Из общего блока проблемы рекламы выделяется аспект гендерной стереотипизации. Репрезентация женщины при этом осуществляется однобоко, в основном с точки зрения традиционных ролей, демонстрирует ее как легко доступный объект мужского вожделения.
  Если секрет рекламного дела заключается в обращении к устоявшимся «социальным шаблонам» восприятия, то почему не учесть архетип, до сих пор хранящий здоровье и целостность нашей нации, в том числе обеспечивающий материальное благополучие? Фольклорный пример говорит, чтобы заполучить Марью-царевну и полцарства в придачу Иван-царевич не одну пару железных сапог износил; терем, в котором она жила, был практически недоступен и так далее.
  Предположив, что готовность стыдиться заложена генетически, легко объяснить, почему ребенок, едва научившийся ходить и разбросавший игрушки, оглядывается - не видят ли его? Однако для формирования полноценного механизма действия чувства стыда, а затем и совести нужно время.
  Однако научно-технический прогресс определяет необходимость постоянного ускорения в процессе движения вперед. Удовлетворение потребности в экономии времени (это стало возможно посредством техники) становится залогом успеха человека техногенной цивилизации. Сегодня в спешке, пренебрегая законами бытия, выбираются те технологии, которые гарантируют успех немедленно, уже сейчас. Это касается любых форм деятельности современного человека, в том числе и процесса воспитания социальных чувств. Стыд и совесть стоят на пути получения удовольствия от экономии времени, потому они отбрасываются как архаичные, отжившие, доставляющие личности отрицательные эмоции.
  В своем исследовании С. Л. Соловейчик предлагает задуматься, рядовой ли является задача проведения беседы с детьми на интимную тему. С одной стороны, сообщая научные, крайне полезные сведения мы оберегаем их от опасностей, с другой - снижаем остроту стыда.
  И тогда вред от беседы превосходит пользу от полученных знаний.
  «Охранять стыд, как охраняют природные ценности, - вот что мы должны делать для воспитания совести. ...Мы слишком верим в силу знаний и не понимаем, что во многих случаях человека может удержать от дурных поступков именно стыд, а не знание, и что всякое знание, умаляющее стыд, вредно» [8, с. 252], - вывод неизбежный для человечества в ситуации апокалиптического выбора.
  Культурно-исторический опыт Европы, Запада уникален. С другой стороны, азиатские страны, в частности Россия, обращаясь к совести, стыду, размеренности как к коллективному, генетическому коду гражданской добродетели, могут способствовать предотвращению разрушительных начал технологической цивилизации.
  Возможно, именно в этом заключается миссия Российской педагогической школы, интегрирующейся в процессы европейской системы образования.

Уточняющие вопросы по теме

  1. Есть ли место философии в мире рационального мышления?
  2. Правомерно ли говорить об онтологической ответственности человека, погруженного в мир техники?
  3. Назовите основные условия формирования мировоззренческой направленности личностного сознания в век научно-технического прогресса?

Список литературы

  1. Павленко А.Н. Бытие у своего порога (посильные размышления). - М., 1997. - 211 с.
  2. Аршинов В.И., Лебедев М. В. Постнеклассическая рациональность, виртуалистика и информационные технологии // Философские науки. - 2007. - №7. - С. 9-29.
  3. Савельев А.В. Эпистемология самопознания в нейрокомпьютерной парадигме // Философия науки. - 2007. - №3(34). - С. 41-55.
  4. Никифоров А.Л. Философия в системе высшего образования // Вопросы философии. - 2007. - №6. - С. 17-23.
  5. Гончаров В.Н., Филиппов В.Н. Философия образования в условиях духовного обновления России. - Барнаул, 1993. - 376 с.
  6. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. - 1989. - №3. - С. 119-154.
  7. Драч Г.В. Культура и разум: конвергенция или дивергенция? // Вопросы философии. - 2003. - №8. - С. 37-48.
  8. Соловейчик С.Л. Педагогика для всех: Книга для будущих родителей. - М.: Дет. лит., 1987. - 367 с.

 
© www.textb.net